Глава 10. Сигнальный камень. Сигнальный камень


Đọc Глава 10. Сигнальный камень

был просто слишком опасен, чтобы задерживаться тут.В это время, пока Джеймс размышлял над этим, что–то мелькнуло за статуями. Кто–то стоял в их тени и теперь вышел наружу, навстречу ему. Джеймс хотел было нырнуть в другое укрытие, но спрятаться было негде. Затем стало слишком поздно. Салазар Слизерин с торжествующим видом злобно усмехнулся Джеймсу. Он держал палочку в правой руке, а в левой сжимал предмет, покрытый плотной черной тканью.– Я так и думал встретить тебя здесь, мой юный друг, – сказал Слизерин спокойно. – Ты знаешь, я начинаю считать, что ты не магл вообще. Я начинаю думать, что ты – шпион. Весьма хитрый, путешествующий через Зеркало. Я сделал ошибку, полагая, что подобное невозможно. Джеймс отрицательно покачал головой:– Это не то, что вы думаете, я просто хотел.... Голос Слизерина вдруг стал ледяным. Он держал палочку, но не направлял ее на Джеймса.– Я могу обещать тебе только одну вещь, мой юный друг, – сказал он, – я не совершу эту ошибку дважды.Яркая вспышка белого света вылетела из палочки Слизерина. Она ударила в зеркало в серебряной оправе, которое взорвалось сверкающими осколками. Они разлетелись между каменными ногами статуй и забарабанили по полу.– Нет! – закричал Джеймс, опускаясь на колени. Он поднял один из осколков, но это было бесполезно. Крошечный фрагмент не показал ничего. Портал был разрушен.– Говорят, что разбить зеркало – это к семи годам неудач, – отметил Слизерин. Он двинулся к Джеймсу, злобно ухмыляясь, похрустывая битым стеклом.– Я думаю, люди знают, о чем говорят, не так ли?Джеймс попытался достать палочку из–под неудобной мантии, чтобы защититься от Слизерина. Тот направился к Джеймсу, радостно покачивая головой. Когда Джеймс наконец нашел свою палочку и направил ее, лысый волшебник уже исчез. Вдруг раздался резкий треск, и палочка Джеймса вылетела из его руки. У него задрожали колени.– Я думал, что только я и еще один человек знают о возможности путешествовать с помощью Зеркал, – Слизерин продолжал наступать на Джеймса. Ловким движением он сдернул черную ткань с предмета, который он держал подмышкой. Это было еще одно зеркало, поменьше размером, овальной формы, в золотой раме, которой была придана форма завившейся змеи.– Оно весьма интересно, особенно для кого–то в твоем положении. Нет, я с сожалением должен сказать, что это не портал. Это, так сказать, путь в один конец.Слизерин повернул зеркало так, чтобы Джеймс видел себя в нем. В нем появилось отражение мальчика в мантии явно не по размеру, с дикими полными ужаса глазами.– Ты когда–нибудь слышал о старом магловском суеверии, что если смотреть на отражение слишком долго, то сам станешь отражением? – спокойно спросил Слизерин, по–прежнему направляя зеркало на Джеймса.– Они боятся, что, если они не отойдут от отражения в правильное время, то они просто... исчезнут.Джеймс удалось пододвинуться ближе к своей палочке, лежащей на полу в нескольких футах от него. Наполнившись решимостью, он бросился к ней. Мгновение спустя руку пронзила острая боль, пронзившая все его тело. С криком мальчик рухнул на пол. В отчаянии он посмотрел, что вызвало повреждение, а затем ахнул от шока. Вся его правая рука по плечо исчезла. Он уставился на то место, где она должна была быть, и не смог не удержаться, чтобы не потрогать это место левой рукой. Слизерин счастливо расхохотался. Он вновь приблизился Джеймсу, и, как только он это сделал, рука Джеймса снова появилась. Боль отступила. – Нет ничего более поучительного, чем практический опыт, не так ли, мой юный друг? – Слизерин говорил это, снова держа зеркало так, что Джеймс мог видеть свое отражение. – Как только что было тобой доказано, то пока ты будешь оставаться в отражении, ты будешь в полной безопасности. Однако, если попробуешь улизнуть... ну, мне действительно не нужно продолжать, не так ли?Слизерин снова взмахнул палочкой. Палочка Джеймса взмыла в воздух, кувыркаясь. Лысый волшебник ловко поймал ее и поднес ближе.– Любопытно. Столь красиво оформленная палочка в руке мальчишки, который едва знает, как ее использовать. Ты не студент этого заведения, и все же ты, похоже, знаком с нами. Итак, у меня есть к тебе очень много вопросов. И знаешь что, мой друг? – Слизерин убрал в свой карман палочку Джеймса, и его глаза стали узкими и ледяными. – Я абсолютно уверен, что ты ответишь на них.***Несколько минут спустя Джеймс оказался в темном помещении в личных камерах Слизерина. Комната была довольно низкой, с каменными стенами и с гобеленами вокруг, изображающими довольно неприятные сцены с танцующими скелетами и огненными горами. Столы по обе стороны комнаты усиливали сложившееся у Джеймса впечатление, что это была еще и личная волшебная лаборатория Слизерина. Стол справа был завален гигантскими книгами, пергаментами, перьями и красками; тот, что слева, был заставлен умопомрачительной коллекцией флаконов, банок и горшков, немало их громоздилось и на полках вокруг большого котла.В комнате горела лишь одна свеча, кроваво–красная и встроенная в макушку человеческого черепа. У Джеймса было ясное и тревожное впечатление, что мало кто когда–либо видел эту комнату. Он сидел напротив задней стены на очень жестком стуле с высокой спинкой. Это было довольно неудобно, но это был единственный стул, откуда он мог видеть себя в овальном зеркале. Слизерин расположил зеркало на мольберте перед двойными дверями, удостоверившись, что Джеймс не сможет подойти к двери, не покинув своего отражения.– Как бы я хотел поговорить с тобой прямо сейчас, – вздохнул Слизерин, – но я очень занятой волшебник, и ты поймал меня в довольно неудачное время. Но, позволь заметить, как только я окончу все дела со званым вечером, мое внимание полностью сосредоточится на тебе.Сказав это, Слизерин плотнее прикрыл двери, хоть они и до этого были закрыты, но не полностью. Через щелку Джеймс мог видеть крошечную часть главного кабинета Слизерина. Поскольку Джеймс сидел тихо, он мог слышать шаги лысого волшебника, перемещающегося по комнате, перекладывающего пергаменты и недовольно бормочущего. Затем раздался стук в дверь.– Как странно для вас притворяться, что вы не можете войти, мой друг, – донесся голос Слизерина. – Я почувствовал ваше прибытие уже минуту назад, но я предположил, что невежливо упоминать об этом. Пожалуйста, чувствуйте себя как дома.Через щель двойных дверей Джеймс увидел, как мимо промелькнула чья–то тень. Высокий силуэт прошел мимо. Раздался скрип половиц под тяжелыми шагами, затем глубокий вздох.– Терпеть не могу саму каменистость этого места, – прозвучал глубокий, грохочущий голос. – Напольное покрытие словно ножи для моих ног. Я бы вызвал пожар из недр земли, если бы я мог, и спалил бы к черту ваше жалкое заведение.Джеймс ахнул во мраке лаборатории. Голос посетителя Слизерина был ему знаком. Он не мог поверить своей удаче. Как он не понял этого раньше? Его сердце заколотилось, и он напряг слух, вслушиваясь.– Сочувствую, Мерлинус, – сказал Слизерин. – Должно быть, это делает возвращение домой несколько неприятным для Вас. Тем не менее, вы и сами догадывались, что мы не можем позволить этому замку остаться незанятым. Как вы можете догадаться, ни один магловский Лорд не пожелал завладеть им после... несчастного случая с Лордом Хэйдином. Как ни странно, они считают, что замок проклят, а не волшебным образом укреплен. Я же согласен с вашим мнением, однако, относясь с презрением ко многому из того, чем это место стало. Мои товарищи–основатели чуть инакомыслящие. Они нянчатся с не–волшебниками и грязными полукровками. У них готовится заговор против меня, так скажем. Боюсь, что мое время здесь подошло к концу.– Какой жалкий позор, – сказал Мерлин, его голос был полон презрения. – И Вы когда–то полагали, что этот колледж будет рассветом Вашей чистокровной утопии. Вы, должно быть, убиты горем.– Моя «чистокровная утопия», как Вы называете ее, будет действительностью, с моим непосредственным участием или нет, мой друг, – сказал Слизерин. – Это – природа вещей. Правители этого мира поймут, что такое власть, если поживут как животные. Моя роль в процессе незначительна, хотя я признаю, что хотел бы прожить подольше, чтобы увидеть этот день. И не ищите неприязни в моих словах, Мерлинус. Вы – самое главное подтверждение этого, даже если Вы проигнорируете мои слова.– Вы полагаете, что я терпеть не могу не–магов так же, как и Вы, но я не настолько самонадеян, – уверенным тоном сказал Мерлин. – Один бешеный волк не оправдывает убийство целой стаи. Доминирование – вот Ваша единственная цель, а не правосудие.– Разве неправильно доминировать над недостойными равенства? – Слизерин ответил так, как будто он использовал этот аргумент уже неоднократно ранее в разговорах с Мерлином. – Можно сказать, что это – доброта, управлять теми, кто неспособен сам управлять собой. Помимо этого... – тут голос Слизерина стал шелковистым, – речь все–таки о большем, нежели один бешеный волк, не так ли?Повисла тишина, затем Мерлин холодно сказал:– Я не стану разговаривать о таких вещах с Вами.– Да, но вам и не нужно, – ответил Слизерин. – Каждый знает правду о том, что произошло тогда, не так ли? В конце концов, это случилось прямо здесь. Даже магловские крестьяне чешут языками, как здорово Мерлинус был унижен Лордом Хэйдином и его сообщниками. Должно быть, ваша кровь вскипает при мысли, что ваше имя стало синонимом глупой любви.– Я не стану разговаривать о таких вещах с Вами, – медленно повторил Мерлин еще тише, в его голосе появились угрожающие нотки.– В силу нашей дружбы я не стану напоминать вам, что вас предупреждали о последствиях связи с магловской женщиной, – продолжил Слизерин, игнорируя слова Мерлина. – Как там ее звали, Джудит? В шутку известная среди крестьян как Владычица Озера? Даже я умолял вас не опускаться до ее любви. Любовь оглупляет любого человека, который позволяет ее себе, и чем величественнее человек, тем крупнее дурак из него выходит. Вы были самым великим человеком, Мерлинус. И все же, даже вы не были неуязвимы. Любовь ослепила вас, когда ваш ум должен был быть настороже. Может быть, если бы Вы не были так очарованы, то, возможно, Вы бы узрели истину.

– Хэйдин отдал мне ее труп, – угрожающе прорычал Мерлин. – Он обещал вернуть ее мне. Это была сделка, он согласился, если я удвою его земли и укреплю этот самый замок. Но как я мог предположить, что этот мужчина осмелится так серьезно обмануть меня, сохраняя при этом суть нашей сделки? – Он отдал вам труп, – скорбно сказал Слизерин. – Но вы могли бы определить, принадлежал ли он именно ей. Тело было изувечено до неузнаваемости, но вы были великим Мерлином. Вы могли бы узнать правду, стоило лишь пожелать. Но вы решили иначе. – Она должна была стать моей женой – сказал Мерлин и его голос был похож на отдаленный гром. Пол под ногами Джеймса задрожал. – Я не мог этого вынести. Я не мог даже смотреть на это уничтоженное тело. – И Хэйдин знал, что так и будет. В противном случае, как бы он решился на столь очевидный обман? Он знал, что Вы будете слишком поражены, чтобы проверить, действительно ли тело принадлежало этой вашей Джудит. И наконец когда Вы планировали месть, когда вы отслеживали экипаж по лесу, и тогда у вас был шанс узнать правду. Воспользоваться помощью птиц и деревьев, чтобы проверить экипаж, выяснить, кто был внутри, но Вы этого не сделали. Ваш гнев, подпитываемый вашей любовью к бедной магловской женщине, ослепил Вас, не так ли? Если бы Вы это сделали, Вы могли бы узнать правду. Вы могли бы спасти ее. Ибо, как все теперь знают, Лорд Хэйдин так же любил Джудит. Он объявил ее своей, и она поверила ему. Он отдал Вам тело мертвой служанки, и оставил Джудит себе. Она предала Вас. – У нее не было выбора! – прокричал Мерлин, его голос сорвался. – Выбор есть всегда, – настаивал Слизерин. – Она могла и умереть за Вашу любовь, не так ли? Но, нет, вместо этого она выбрала остаться с ним. Она выбрала быть с ним в тот самый день, в его экипаже. – Она была всего лишь человеком! Она верила, что я приду к ней! – Она была всего лишь человеком, – согласился Слизерин. – Ущербным, слабым, человеком без волшебства, несмотря на ваши собственные жалкие попытки научить ее Искусству. А потом, во имя вашей ослепленной любовью мести, она стала мертвым человеком. Исчезла вместе со своим новым мужем, Хэйдином, в таинственном несчастном случае с каретой. Утонула, кажется? Говорят, поднялась буря, словно вызванная самим Юпитером, и смыла карету прямо с моста. Она упала вниз и разлетелась в щепки. Вместе со всеми... пассажирами... что были в ней. – Я НЕ СТАНУ говорить о таких ВЕЩАХ С ВАМИ! – внезапно взревел Мерлин, сотрясая даже стены. От его гнева ярко вспыхнула белая вспышка света, неожиданно каждая свеча и каждое пламя, даже в камине, стали синими, бушующими. Пламя на красной свече в лаборатории взметнулось вверх, ярко осветив комнату на один ужасный миг. Так же внезапно, как и началось, все пропало. Комната снова погрузилась в темноту. В тишине, воцарившейся после этой вспышки, голос Слизерина прозвучал тихо и мягко. – Простите меня, мой друг. Я решил, что это моя обязанность – напомнить Вам о том, что было взято от Вас, и кто взял его. Я советую Вам не доверять маглам. Они – животные, неспособные к благородству. Их единственная роль – рабство. Мы – их владельцы. Это не только наше право управлять ими; это – наша обязанность. Для них так даже лучше. – Вы – скользкая змея, Салазар Слизерин, – вскипел Мерлин. – Я могу быть змеей, – хихикнул Слизерин, – но не лгуном. Вы здесь потому, что Вы согласны со мной, хотя Ваша глупая совесть предлагает Вам не совершать этого. – На самом деле, я здесь только потому, что у Вас есть нечто, нужное мне, – произнес Мерлин Слизерин вздохнул. – Да, Я знаю. Я уже говорил с Вашим учеником, Астрамаддуксом, и на этот раз я согласен с ним. Ваш план даже лучше. Этот мир больше не Ваш, Мерлинус. Королевства развиваются все быстрее. Они делят землю и пашут ее; они вырубают леса и превращают их в лачуги. Они приручают землю, это крайне негативно сказывается на Вас. Я один знаю, что это делает с Вашей магией, поскольку Вы не похожи на других волшебников, мой друг. Вы не волшебник вообще. Вы – нечто последнее и самое прекрасное в своем роде. Я рад, что Вы приняли мое предложение, уйдя с этого тонущего судна. Вы возвратитесь в лучшее время. Астрамаддукс будет рад этому. – Такое время может никогда и не настать, – серьезно сказал Мерлин. – Но это не имеет значения, Вы правы в одном: как этот мир больше не подходит для меня, так и я для него. Дни потускнели перед моими глазами, и все это из–за моих собственных чертовых рук. Я выбираю устранение из царства людей, но по своим собственным причинам, Слизерин. Вам не понять их. Ваше сердце столь же темно, как смола. – И все же, несмотря на это, Вы пришли, чтобы поговорить, мой друг, – Слизерин не стал спорить. – Я знал, что так будет. Камню ведомо, когда в нем нуждаются. – Не искушайте меня, Слизерин. Я знаю, что Вы хотите, чтобы я сломал границу миров без камня, который остался бы при этом в полной Вашей власти. – Вы намекаете на эту байку о «Проклятии Привратника»? Вы не должны воспринимать такие вещи всерьез. Боже, это же мечты и фантазии чистой воды, только представьте себе подобное, разве такое бывает? – Я не обманусь вашей хитростью. У вас есть Камень и Темная Сумка, потому что вы любитель таких темных безделушек. Если я сделаю то, на что ни один человек в этом мире не способен, я сделаю это с помощью инструментов, не известных никому в этом мире. – Скажите, Мерлинус, – непринужденно сказал Слизерин, – что вы знаете об этих «безделушках»? – Это все известно даже ребенку, – вздохнул Мерлин. – Темная Сумка содержит в себе остаток чистой пустоты, сохранившийся с начала времен. Его можно применить тысячью уникальными способами. Камень же происходит из предвремени. Это один из черных ониксов, возникших из Пустоты между мирами. Он не подвластен времени, посему он – Сигнальный Маяк для Привратника. Владелец Камня будет одержим видениями о тех, кто прошел свой последний путь. Но что еще более важно, тот, кто владеет камнем и является Послом Привратника, если это существо когда–либо сможет проникнуть в царство людей. – Вы, конечно, не верите в такие вещи, – фыркнул Слизерин, хотя даже Джеймс мог поклясться, что сам Слизерин полностью в них верил. – Я считаю, что никто не осмеливался проверить легенды, – отрезал Мерлин. – Но это лишь потому, что никто никогда не был способен на подобное. Пусть это и лишь предположение, что тот, кто нарушит Границу между мирами хоть на любой промежуток времени, привлечет внимание Привратника Пустоты, а возможно, и приведет его с собой, но если я это сделаю, и если я вернусь, я хочу быть уверен, что не приведу никого с собой. – Но почему? – прохрипел Слизерин, его ненавидящий голос дрожал от нетерпения. – Позвольте Разрушителю быть выпущенным на землю! Если люди – бич этого мира, постепенно уменьшающий Вашу власть, съедая ее как саранча, то позвольте Привратнику убрать их! Это – их судьба! Если мое предсказание точно, то волшебники одолеют маглов к тому дню. Волшебное королевство будет в состоянии защитить себя от Привратника, и, возможно даже, заключит союз с ним! Только букашки маглы и грязнокровки будут уничтожены его рукой и скатертью им дорога! Легенда гласит, что Проклятие Привратника ознаменует новую эпоху! Эпоху чистоты, кристального совершенства! Позвольте ему прийти, Мерлинус! Станьте Предвестником Проклятия! Разве существует более подходящий способ сделать Вас королем всех волшебников? – Если мне суждено стать Предвестником Проклятия, я хотел бы контролировать его, – спокойно ответил Мерлин. – Можно пойти другим путем, – ответил Слизерин. – Без Сигнального Камня вы не сумеете даже привлечь внимание Привратника. Однако ... Мерлин молча ждал, но Джеймс, по–прежнему сидящий в темноте лаборатории, чувствовал что великий волшебник закипает, его кожа вот–вот могла задымиться от сдерживаемого гнева. – Камень слишком ценен, чтобы просто так позволить ему исчезнуть с лица земли. Зная, что этот день настанет, я принял меры, расколов его на две равных части. Половины были установлены в два кольца. Одно кольцо я отдам Вам; другое останется со мной, – продолжил Слизерин. – Вам не обмануть меня, Слизерин, – взорвался Мерлин. – Вы хотите обеспечить себе контроль над Привратником в надежде на его приход. Вы хотите использовать его для быстрой мести вашим врагам. И Вы, и они будете давным–давно мертвы к тому времени. Слизерин усмехнулся. – Это не имеет какого–либо значения для вас, мой друг. Половина камня останется у меня, вне зависимости от краткости срока моего пребывания на этом свете. Он будет передан далее. Когда и если вы вернетесь, возвещая тем самым начало Проклятия, Камень выйдет на свет в руках моих потомков. Я просто хочу, чтобы они были готовы. Это же справедливо, вы не согласны? Кроме того, – Слизерин продолжил, его голос стал тише, – если вы решите отказаться от вашего плана и помешать Привратнику, то разве не вы Мерлинус Ужасный, последний из рода Мирдред? Разве не вы величайший колдун всех времен? Конечно, такой как вы и не нуждается в использовании простой «темной побрякушки». Мерлин снова замолчал, но Джеймс почувствовал его гнев. Наконец он сказал: – Как вам угодно, Слизерин. Отдайте мне мою половину камня, и я покину это место. Последовал звук открытия ящика и затем тяжелого удара маленькой крышки. И все затихло. – Я могу просто забрать обе половинки камня у вас, мой «друг», – тихо сказал Мерлин. – В конце концов, разве я не Мерлинус Ужасный? – Вы забыли об условиях вашей плачевной сделки с Хэйдином, – ответил Слизерин. Последовал глухой звук закрывающейся коробочки. – Вы не можете тронуть и волоса тех, кто находится в этом замке. Ваши угрозы страшны, но, к счастью, они здесь не имеют никакого эффекта. Я, однако, оценил это. Вы можете порадоваться, когда получите ответ. Пол заскрипел, поскольку Мерлин встал. Джеймс видел, что тени задвигались в комнате, поскольку Мерлин собрался уходить. Однако внезапно что–то загородило обзор и распахнуло двойные створки. Это был Слизерин. Он приоткрыл двери и всмотрелся в

doctruyenhot.com

Đọc Глава 10. Сигнальный камень

Джеймс подождал, пока гоблины не закончили вручную убирать камеру и прочее оборудование, потом они загрузили части на тележку и повезли ее дальше, все время переговариваясь между собой на странном гоблинском языке. Когда же они закончились, и ротонда опустела, Джеймс выпрыгнул из своего убежища. Он всмотрелся в зеркало в серебряной раме, задаваясь вопросом, зачем кому–то вешать зеркало позади статуи. Зеркало показало просто темные задние стороны статуй и собственное лицо Джеймса с довольно безумными глазами. Его очки были перекошены. Он снял их и положил в карман пижамы. На мгновение он ужасно запаниковал.Зеркальная дверь закрылась! Как ему тогда вернуться? Но когда он коснулся рукой поверхности зеркального стекла, отражение изменилось. Кабинет Мерлина возник в отражении, как будто вызванный прикосновением Джеймса. Свечи были зажжены, и Мерлин восседал за своим столом спиной к Зеркалу. Он поворачивал страницы в Книге Заклятий. Казалось, он ощутил пристальный взгляд Джеймса, поскольку внезапно повернул голову, внимательно всматриваясь назад в Зеркало. Джеймс отпрянул в сторону, прижимаясь к каменной стене рядом с зеркалом. На мгновение его пальцы оторвались от поверхности зеркала, и отражение сразу изменилось назад на нормальное; кабинет директора школы мигнул вдалеке, замененный отражением огромной статуи и ротонды.Джеймс облегченно вздохнул. Все, что он должен был сделать – это подождать, пока Мерлин снова не покинет свой кабинет. Тогда Джеймс сможет просто коснуться зеркала с этой стороны и пожелать вернуться в его собственное время. Он надеялся, что его вернут назад через Черту Времени. Как только он возвратится, то должен будет во что бы то ни стало избежать обнаружения в кабинете директора школы, но эту проблему он решит тогда, когда придет время. Сейчас же Джеймс спокойно сидел на корточках позади основания статуи, прислонившись к стене.Наконец Джеймс немного успокоился и стал замечать шумы и чувствовать запахи этой древней версии Хогвартса. Сама ротонда была пуста, но остальная часть замка походила на живой улей. Голоса отзывались эхом, накладываясь и превращаясь в деловитый гул. Доносились шаги и даже грохот копыт по камню. Лязг и шипение масла наводили на мысль, что неподалеку располагается кухня.Запахи были смешанным попурри тушеного мяса и вспаханной земли, опилок и навоза. Джеймсу стало любопытно. Если он так и так должен был ждать, то почему бы немного не исследовать оригинальный Хогвартс? Роуз, вероятно, прибьет его, если он не воспользуется этой возможностью. Джеймс взобрался наверх и выглянул между огромных ног статуи Пенелопы Пуффендуй. Ротонда была пуста.Джеймс осторожно выполз из–за статуи и пересек помещение. Оно была таким же, как и в старой ротонде в Хогвартсе, которую он знал, за исключением того, что здесь все было не так старо; каждый кирпич в стене был прямым и с острыми краями, отлично помещаясь на своем месте. Под аркой Джеймс обернулся и посмотрел на статую. Он часто задавался вопросом, на что они были похожи прежде, чем это были сломаны. Каждая из каменных фигур основателей была примерно шесть метров высотой, все они улыбались за исключением статуи Салазара Слизерина, который, как казалось, скорее, ухмылялся, прищурив глаза. На стене позади них, над зеркалом в серебряной раме висел гигантский герб Хогвартса, сделанный из древесины и ярко раскрашенный. Он выглядел весьма внушительно.– Эй, мальчик! – вдруг раздался громкий голос поблизости. Джеймс так резко подскочил, что чуть не упал на пол.Человек в длинном плаще, отороченном мехом, стоял в арке входа в ротонду. Его густые брови сошлись на переносице, яркие глубоко посаженные глаза горели. Он держал узду королевско–белой лошади:– Отведи вьючную лошадь в конюшню и скажи твоему лорду, что его гости прибыли. Я же отправлюсь в свои покои, раз уж никто не позаботился меня встретить.Джеймс был сбит с толку. Не зная, что делать, он подошел к человеку и нерешительно взялся за вожжи. Человек подозрительно посмотрел на его сверху вниз и Джеймс вспомнил, что по–прежнему одет в полосатую бело–синюю пижаму.– Не моего коня, мальчик, – зарычал человек. – Никто не смеет трогать это животное кроме меня. Твоя работа – вон та вьючная лошадь.Он указал за арку на огромную кобылу, нагруженную тяжелыми вьюками. Она была запряжена в телегу с массивными деревянными колесами. Человек склонился к Джеймсу угрожающе.– Ты конюх или шут? Что это за манеры?– Э–э, извините, сэр. Нет проблем, – пробормотал Джеймс. – Я справлюсь с вашей лошадью, э–э, Сир. Мастер. Э–э, Ваше Высочество.Лицо человека внезапно расплылось в зубастой усмешке, как будто он облизнулся в предвкушении, подумал Джеймс.– Забавный, мальчик. Твоему лорду понравится эта шутка так же, как и мне. Проследи, чтобы наш багаж был принесен к нашим покоям, и я лично накажу швейцара, который окажется неаккуратным. Так и передай.Сказав это, человек завязал вожжи своего коня на соседнем поручне и шагнул в полумрак замка, взмахнув мехами. За ним следом тянулся странный пряный аромат. Джеймс повернулся к огромной вьючной лошади и фургону. Он решил было сбежать, пока никто не видит, но вдруг передумал. Ведь он мог, по крайней мере, отвести лошадь в конюшню. Все, что он должен был сделать, руководствоваться чутьем. Кроме того, задача позволила бы ему осмотреть оригинальный замок, не бросаясь в глаза.Первой мыслью было, что ему нужно переодеться. Он стал быстро озираться вокруг. Он торопился, ведь времени оставалось не так много, вход в ротонду выходил на внутренний двор с тщательно подстриженной травой, окруженный низкой каменной стеной. В центре двора бил журчащий источник, выбегающий через каменные ворота с обеих сторон. Там, на большом валуне около потока, стояли три корзины с одеждой. Джеймс перебежал туда, надеясь, что не встретит того, кто занимался стиркой.В корзинах были очень грубые мантии, намного больше, чем привык носить Джеймс. Он натянул одну, пытаясь закатать огромные рукава. Подол мантии у его ног смотрелся смешно. Мантия была лучше, чем его полосатая пижама, но не намного. Возможно, позднее ему попадется что–то получше. Он развернулся и отбежал к вьючной лошади, придерживая подол мантии, чтобы не споткнуться.Он взял вожжи лошади, которая была почти вдвое его выше. Лошадь щипала траву внутреннего двора, методично пережевывая, Джеймс мягко потянул вожжи, прервав ее занятие. Колеса фургона заскрипели, когда лошадь сдвинулась с места. Джеймс не знал, куда идти, он побрел вокруг замка в поисках конюшни. Пользуясь моментом, он осмотрел окрестности.Замок Хогвартс был намного меньше, чем в его времени. Все толпились вокруг входа в ротонду, который был украшен большой опускной решеткой, в данный момент поднятой. Башенки мерцали в закате, их конические крыши выглядели настолько острыми, что об них можно было уколоть палец. Намного выше, чем прочие, была Лесная Башня, хорошо знакомая Джеймсу. Она и в его время была велика, здесь же она однозначно доминировала над силуэтом всего замка. Когда Джеймс обогнул замок, проведя лошадь через большие каменные ворота, он заметил, что земля вокруг замка была усеяна полями и домами. Джеймс был немного удивлен. В его время замок Хогвартс стоял один в большой, засаженной деревьями дикой местности, изолированной и скрытой.Здесь же замок был весьма оживленным местом. Люди обрабатывали все вокруг, очевидно обеспечивая всех трудом крестьянской жизни. Когда Джеймс вел лошадь и телегу, пытаясь выглядеть так, будто он знал, куда он шел, он видел людей, несущих корзины и горшки, пасших овец и коров или толкающих деревянные ручные тележки, загруженные овощами. Несколько человек настороженно поглядывали на Джеймса, и по меньшей мере одна женщина хихикнула, но все же никто к нему не обращался или не спрашивал, что он здесь делает.Наконец ветер донес до Джеймса запах свежего навоза. Он осмотрелся и увидел невдалеке огромный каменный сарай. Он усмехнулся, узнавая его; это был тот же самый сарай, в котором Хагрид проводил занятия по Уходу за Магическими Существами во времени Джеймса. Крыша была другой, но остальное осталось без изменений, к одной из стен было пристроено здание поменьше, по–видимому, кузница. По мере приближения Джеймс услышал топот и ржание лошадей, и лязг и ворчание кузнеца.– Что это у нас тут, э? – вопросил здоровенный мужчина с обнаженными руками, вышедший из основной двери сарая, глядя на Джеймса.– Э–э, этой вьючной лошади требуется конюшня, – ответил Джеймс, держа поводья. – ее хозяин послал меня сюда. Я не конюх.– Ну, это очевидно, – грубо сказал человек, нахмурившись, – поскольку ты привел мне эту лошадь вместе с телегой. Ты, видать, надеешься, что это я ее должен распрягать, а?– Нет! – ответил Джеймс. – Но это все должно быть разгружено и доставлено в покои владельца. Он сказал, что он... э–э, накажет тех, кто будет неаккуратен с его вещами.– Не говори мне, как делать работу швейцара, мальчик, – сказал человек, устало закатив глаза. – Я бы отлупил тебя, будь у меня время. Томас! Отметь на странице. Мы должны вернуть телегу, прежде чем лорд Мартен совсем озвереет.Человек снова взглянул на Джеймса, вздыхая.– Ты либо вор или ты самый молодой священнослужитель, которого я когда–либо видел. Твоя хозяйка тебя хорошо отругает, когда она увидит, что ты сделал с этой мантией. Как тебя зовут?Сердце Джеймса екнуло, он не сумел придумать правдоподобную ложь достаточно быстро.– Э–э, Джеймс, сэр. Джеймс Поттер.– Сынишка Поттера, да? Ну, тогда, тебе лучше бежать назад на рынок. И скажи своему папаше, что тот горшок, который мы давеча выторговали, сразу же треснул. Я пошлю жену обменять его завтра же.Человек, казалось, утратил интерес к Джеймсу. Он развернулся и пошел назад в тень сарая, снова подзывая Томаса. Джеймс вздохнул с облегчением. Очевидно, человек подумал, что Джеймс был сыном деревенского горшечника. Он повернулся и пошел назад тем же путем, которым прибыл. В это время вид на замок и пространство между ним и сараем разительно отличались от тех, какими они были в его время. Джеймс сумел узнать только зеленую лужайку с рощицей берез возле Лесной Башни. Он направился обратно, обходя телеги и скот.Возле дальнего конца замка располагалось нечто вроде небольшого рынка. Деревянные прилавки, скамьи и телеги стояли в полном беспорядке, на них громоздился разнообразный товар. Люди толпились возле прилавков, крича и размахивая руками, торгуясь и споря между собой. Домашний скот топтался между крестьянами, добавляя свой собственные голоса и ароматы к общей сцене. Джеймс быстро продвигался сквозь всю эту суматоху, стараясь избежать столкновений и одновременно на наступить на что–нибудь пахучее. Обрывки разговоров доносились до его слуха, и неожиданно Джеймс понял, что они были всего лишь маглами, хотя и, казалось, знали о волшебной природе замка и его обитателей– Вот это подлинная заколдованная вилка, она, – говорил какой–то человек скептического вида крестьянке, – сделает любую пищу на вкус, словно на пиру у короля. Мой Ларс нашел ее в траве после пикника магов. Всего две курицы, и она станет вашей.Женщина фыркнула и отошла. Человек, казалось, остался невозмутим. Он заметил, что Джеймс наблюдает за ним.– Что пялишься, парень? Тоже хочется немного настоящей магии? Тогда скажи маме, чтобы не проходила мимо, когда будет здесь, идет?Джеймс пожал плечами и двинулся дальше.Войдя в тень замка, Джеймс заглянул в широкий дверной проем. Оттуда доносились лязг и шипение, и Джеймс предположил, что это была кухня. Он вспомнил, что слышал похожие звуки недалеко от ротонды и решил, что этот путь лучше всего подходит для возвращения к статуе и зеркалу. Он крался к двери, стараясь не привлекать внимания. Вдруг ему в голову пришло, что он выглядел бы более соответствующим времени и месту, если бы нес что–нибудь. Около двери стояла груда медных горшков рядом с огромным котлом, кипящим на большом огне. Джеймс огляделся вокруг, проверяя, не видит ли кто–нибудь, и затем схватил горшок, лежащий на вершине груды. Когда он повернулся, сжимая горшок в руках, раздалось громкое дребезжание. Он поспешно оглянулся. Все оставшиеся горшки рассыпались, самый верхний из них упал в котел, разбрызгав воды, огонь зашипел и начал угасать.

– Что это такое, а? – раздался пронзительный голос женщины. – Ты тут крысятничаешь, да? Это имущество горшечника! Вор! Джеймс бросил горшок и побежал. Он услышал шум за спиной, когда женщина с проклятиями погналась за ним, но не стал оглядываться назад. Мальчик метнулся в полутемную кухню, оттолкнув человека в кожаной жилетке и сбив с ног женщину с блюдом в руках. Кухня освещалась только огнем, пылавшим в кирпичной печи. Джеймс устремился было туда, но тут заметил другую дверь. – Вор! – очередной голос добавился к хору снаружи. – Остановите его! Здоровенный мужчина без рубашки в запятнанном фартуке встал перед Джеймсом, злобно ухмыляясь под огромными черными усами. Он держал в руке мясницкий нож, поигрывая им, словно саблей. Джеймс попытался затормозить, но он двигался слишком быстро, а каменный пол был слишком скользким. Он поскользнулся, упал на спину, и пролетел прямо между раздвинутыми ногами мужчины. Мужчина только успел опустить взгляд, когда Джеймс промелькнул под ним. – Стой! – воскликнул мужчина, бросаясь в погоню. Джеймс натолкнулся на стену с противоположной стороны коридора и поднялся. Держась так низко, насколько мог, он пополз дальше по коридору. Мужчина взревел и уже было поднял нож, но кто–то схватил его запястье сзади. – Держи себя в руках, Ларкин! Это же всего лишь юнец. Подумаешь, уронил горшки, – укоризненно продолжил голос. – Ты что, собирался расколоть ему черепушку за глупость? Если бы это было смертельным преступлением, тогда тебе пришлось бы перерезать всех в кухне. Джеймс понял, что погоня окончена, но он не мог заставить себя остановиться. Он уже добрался до пересечения коридоров, затем рухнул всем телом на пол, когда чья–то рука сжала его запястье словно тиски. Джеймс развернулся, дико озираясь, но снова упал, увидев, кто остановил его. – Мы не одобряем беготни по залам, – сказал Салазар Слизерин, глядя свысока на Джеймса. Его пальцы были по–прежнему сжаты на запястье Джеймса. Они были очень холодными. – И это и есть причина всей этой суматохи? Один глупый мальчик? – Я не собирался поднимать суматоху, – произнес Джеймс, задыхаясь. – Я просто... э–э... – Ты противишься, – прорычал Слизерин, сузив глаза, – но только из–за своей грязной крови. Как ты посмел проникнуть сюда, магл? Джеймс почувствовал, как гнев поднимается в нем, но усилием воли он подавил его. – Простите, сэр. Я... заблудился. Слизерин наклонился к Джеймсу, используя захват на запястье, чтобы потянуть его ближе к себе. – Как ты смеешь смотреть мне в глаза, будто считаешь себя равным? – прошипел Слизерин. – Мягкосердечность моих собратьев расплодила наглость в твоем виде, но со мной это не пройдет. Или ты будешь обращаться ко мне «Хозяин» и опустишь свои глаза, или мне придется взять их для своей коллекции. Все ясно, сын грязи? Джеймс воспользовался захватом Слизерина в качестве рычага, чтобы подняться на ноги. Когда он принял вертикальное положение, он мучительно, изо всей силы дернув, высвободил свое запястье из рук волшебника. – Черт побери, – сердито пробормотал Джеймс, – книги по истории не врали насчет вас. Глаза Слизерина запылали, и выражение его лица сменилось на осторожное. Он потянулся за своей палочкой одним молниеносным быстрым движением. Джеймс поднялся, чтобы найти свою собственную, но она была слишком далеко запрятана под этой нелепой мантией. – Салазар, – вдруг раздался чей–то голос. Слизерин замер. Джеймс обернулся, благодарный за передышку. Женщина, в которой мальчик признал Кандиду Когтевран, стояла на пересечении коридоров. ее глаза были полны подозрения, когда она посмотрела через голову Джеймса на Слизерина. – Мы ждем вас. Зрители с лордом Мартином уже готовы начать. Как долго ты намереваешься болтать с этим, э–э, молодым церковником? Кандида бросила взгляд на Джеймса и подмигнула, на ее лице не было улыбки. Джеймс повернулся к Слизерину, который бешено смотрел на него. Затем внезапно его лицо изменилось. Он снисходительно улыбнулся и слегка похлопал Джеймса по голове. – Беги, юнец, – сказал он нараспев. – Я уверен, что у нас еще будет возможность закончить нашу «болтовню». Достаточно скоро. Джеймс посмотрел на Слизерина, ожидая, что волшебник бросит ему проклятие в спину, как только тот отвернулся. Выражение лица Слизерина не изменилось, но глаза затвердели. Глаза, казалось, говорили «убирайся или пожалеешь». Джеймс рискнул. Он повернулся и пошел так быстро, насколько мог, свернув в ближайший коридор за углом, чтобы исчезнуть из поля зрения Слизерина и Кандиды Когтевран. Он вел вправо и завершался лестницей с несколькими ступенями. Когда Джеймс достиг их, он оглянулся. Слизерина уже не было видно. Вздохнув еще раз от облегчения, Джеймс побежал, перескакивая по две ступеньки за раз. Перемещаясь по коридорам, он все еще мог слышать грохочущее эхо с кухни. Скорее всего, он сейчас уже близок к ротонде. Однако ничто не выглядело знакомым. Факелы мерцали и шипели в больших железных кольцах на стенах, заставляя тени прыгать по ним, что еще больше запутывало Джеймса. Он миновал нескольких человек, некоторые из которых выглядели не старше, чем он сам, и предположил, что, по–видимому, это учащиеся Хогвартса. Когда он проходил мимо, они оборачивались, с любопытством и подозрением разглядывая его. Он слегка запаниковал. Наконец когда Джеймс прошел мимо очередной пары мальчиков постарше в зеленых туниках, он повернулся, встречая их взгляды. – Извините, я здесь новенький, – решился он, стараясь сохранять свой голос. – Кто–нибудь из вас знает, где ротонда? – Что тебе могло понадобиться в ротонде, мальчик? – спросил тот, что повыше, демонстрируя свои зубы в пародии на очаровательную улыбку. – Ты, должно быть, забыл, что сейчас время для занятий по Алхимии. – Быть может, он не знает, – сказал второй парень, хмуря брови. – Его одеяние говорит мне, что он магловский нарушитель. Потерялся, значит? – Или, возможно, нет, – предложил брюнет, пододвигаясь поближе к Джеймсу. – Может быть, ты замышляешь что–то чуть более гнусное? Как по мне, так надо отвести его к декану. – Нет, нет, – воскликнул Джеймс, вскинув руки. – Я думаю, что уже встречался с ним! Он, э–э, поприветствовал меня! Джеймс развернулся на каблуках, спотыкаясь о безразмерную мантию. Оба мальчика двинулись на него. Один из них попытался ухватить за подол мантии, но Джеймс наконец рванул с места. Он бросился прочь. – Хватайте его! – закричал темноволосый, кидаясь в погоню. Джеймс бросился вниз по коридору, его сердце снова бешено заколотилось. Он повернул в случайный коридор, перескакивая маленькие лестницы и ныряя в дверные проемы. После одного такого поворота, он заметил нишу со статуей в нем. К удивлению Джеймса, это была статуя Локимагуса Постоянно Продуктивного. Недолго думая, Джеймс втиснулся в нишу и спрятался за горбатой статуей. Шаги преследователей отдавались эхом все ближе. Они с шумом остановились прямо перед статуей. – Он не мог удрать далеко, – рявкнул темноволосый мальчик. – Вы идите вперед. Я снова назад, чтобы убедиться, что мы не пропустили его. Это магловское отродье заплатит за то, что встало на пути факультета Слизерина. Джеймс сдерживал дыхание, пока не убедился, что они ушли. Наконец он выбрался из–за статуи. Он проверил оба направления, а затем снова выскочил в коридор. Он отчаянно надеялся не натолкнуться на каких–нибудь студентов снова. Если его поймают сейчас, то он никогда не попадет обратно в волшебное зеркало, он навсегда останется в ловушке древнего Хогвартса. Джеймс подкрался к большой арке и ахнул. Там, вдоль широкого мраморного пола, стояли гигантские статуи Основателей. Он добрался до ротонды! Он увидел блеск серебра оправы зеркала позади статуи. Джеймс пробежал по полу как можно бесшумнее, решаясь вернуться через зеркало даже сейчас, несмотря на то, что если Мерлин был уже в своем кабинете. Ему придется рискнуть, явиться к рассерженному директору, и надеяться, что тот даст Джеймсу шанс объясниться. Этот древний мир

truyenfun.com

Đọc Глава 10. Сигнальный камень

был просто слишком опасен, чтобы задерживаться тут.В это время, пока Джеймс размышлял над этим, что–то мелькнуло за статуями. Кто–то стоял в их тени и теперь вышел наружу, навстречу ему. Джеймс хотел было нырнуть в другое укрытие, но спрятаться было негде. Затем стало слишком поздно. Салазар Слизерин с торжествующим видом злобно усмехнулся Джеймсу. Он держал палочку в правой руке, а в левой сжимал предмет, покрытый плотной черной тканью.– Я так и думал встретить тебя здесь, мой юный друг, – сказал Слизерин спокойно. – Ты знаешь, я начинаю считать, что ты не магл вообще. Я начинаю думать, что ты – шпион. Весьма хитрый, путешествующий через Зеркало. Я сделал ошибку, полагая, что подобное невозможно. Джеймс отрицательно покачал головой:– Это не то, что вы думаете, я просто хотел.... Голос Слизерина вдруг стал ледяным. Он держал палочку, но не направлял ее на Джеймса.– Я могу обещать тебе только одну вещь, мой юный друг, – сказал он, – я не совершу эту ошибку дважды.Яркая вспышка белого света вылетела из палочки Слизерина. Она ударила в зеркало в серебряной оправе, которое взорвалось сверкающими осколками. Они разлетелись между каменными ногами статуй и забарабанили по полу.– Нет! – закричал Джеймс, опускаясь на колени. Он поднял один из осколков, но это было бесполезно. Крошечный фрагмент не показал ничего. Портал был разрушен.– Говорят, что разбить зеркало – это к семи годам неудач, – отметил Слизерин. Он двинулся к Джеймсу, злобно ухмыляясь, похрустывая битым стеклом.– Я думаю, люди знают, о чем говорят, не так ли?Джеймс попытался достать палочку из–под неудобной мантии, чтобы защититься от Слизерина. Тот направился к Джеймсу, радостно покачивая головой. Когда Джеймс наконец нашел свою палочку и направил ее, лысый волшебник уже исчез. Вдруг раздался резкий треск, и палочка Джеймса вылетела из его руки. У него задрожали колени.– Я думал, что только я и еще один человек знают о возможности путешествовать с помощью Зеркал, – Слизерин продолжал наступать на Джеймса. Ловким движением он сдернул черную ткань с предмета, который он держал подмышкой. Это было еще одно зеркало, поменьше размером, овальной формы, в золотой раме, которой была придана форма завившейся змеи.– Оно весьма интересно, особенно для кого–то в твоем положении. Нет, я с сожалением должен сказать, что это не портал. Это, так сказать, путь в один конец.Слизерин повернул зеркало так, чтобы Джеймс видел себя в нем. В нем появилось отражение мальчика в мантии явно не по размеру, с дикими полными ужаса глазами.– Ты когда–нибудь слышал о старом магловском суеверии, что если смотреть на отражение слишком долго, то сам станешь отражением? – спокойно спросил Слизерин, по–прежнему направляя зеркало на Джеймса.– Они боятся, что, если они не отойдут от отражения в правильное время, то они просто... исчезнут.Джеймс удалось пододвинуться ближе к своей палочке, лежащей на полу в нескольких футах от него. Наполнившись решимостью, он бросился к ней. Мгновение спустя руку пронзила острая боль, пронзившая все его тело. С криком мальчик рухнул на пол. В отчаянии он посмотрел, что вызвало повреждение, а затем ахнул от шока. Вся его правая рука по плечо исчезла. Он уставился на то место, где она должна была быть, и не смог не удержаться, чтобы не потрогать это место левой рукой. Слизерин счастливо расхохотался. Он вновь приблизился Джеймсу, и, как только он это сделал, рука Джеймса снова появилась. Боль отступила. – Нет ничего более поучительного, чем практический опыт, не так ли, мой юный друг? – Слизерин говорил это, снова держа зеркало так, что Джеймс мог видеть свое отражение. – Как только что было тобой доказано, то пока ты будешь оставаться в отражении, ты будешь в полной безопасности. Однако, если попробуешь улизнуть... ну, мне действительно не нужно продолжать, не так ли?Слизерин снова взмахнул палочкой. Палочка Джеймса взмыла в воздух, кувыркаясь. Лысый волшебник ловко поймал ее и поднес ближе.– Любопытно. Столь красиво оформленная палочка в руке мальчишки, который едва знает, как ее использовать. Ты не студент этого заведения, и все же ты, похоже, знаком с нами. Итак, у меня есть к тебе очень много вопросов. И знаешь что, мой друг? – Слизерин убрал в свой карман палочку Джеймса, и его глаза стали узкими и ледяными. – Я абсолютно уверен, что ты ответишь на них.***Несколько минут спустя Джеймс оказался в темном помещении в личных камерах Слизерина. Комната была довольно низкой, с каменными стенами и с гобеленами вокруг, изображающими довольно неприятные сцены с танцующими скелетами и огненными горами. Столы по обе стороны комнаты усиливали сложившееся у Джеймса впечатление, что это была еще и личная волшебная лаборатория Слизерина. Стол справа был завален гигантскими книгами, пергаментами, перьями и красками; тот, что слева, был заставлен умопомрачительной коллекцией флаконов, банок и горшков, немало их громоздилось и на полках вокруг большого котла.В комнате горела лишь одна свеча, кроваво–красная и встроенная в макушку человеческого черепа. У Джеймса было ясное и тревожное впечатление, что мало кто когда–либо видел эту комнату. Он сидел напротив задней стены на очень жестком стуле с высокой спинкой. Это было довольно неудобно, но это был единственный стул, откуда он мог видеть себя в овальном зеркале. Слизерин расположил зеркало на мольберте перед двойными дверями, удостоверившись, что Джеймс не сможет подойти к двери, не покинув своего отражения.– Как бы я хотел поговорить с тобой прямо сейчас, – вздохнул Слизерин, – но я очень занятой волшебник, и ты поймал меня в довольно неудачное время. Но, позволь заметить, как только я окончу все дела со званым вечером, мое внимание полностью сосредоточится на тебе.Сказав это, Слизерин плотнее прикрыл двери, хоть они и до этого были закрыты, но не полностью. Через щелку Джеймс мог видеть крошечную часть главного кабинета Слизерина. Поскольку Джеймс сидел тихо, он мог слышать шаги лысого волшебника, перемещающегося по комнате, перекладывающего пергаменты и недовольно бормочущего. Затем раздался стук в дверь.– Как странно для вас притворяться, что вы не можете войти, мой друг, – донесся голос Слизерина. – Я почувствовал ваше прибытие уже минуту назад, но я предположил, что невежливо упоминать об этом. Пожалуйста, чувствуйте себя как дома.Через щель двойных дверей Джеймс увидел, как мимо промелькнула чья–то тень. Высокий силуэт прошел мимо. Раздался скрип половиц под тяжелыми шагами, затем глубокий вздох.– Терпеть не могу саму каменистость этого места, – прозвучал глубокий, грохочущий голос. – Напольное покрытие словно ножи для моих ног. Я бы вызвал пожар из недр земли, если бы я мог, и спалил бы к черту ваше жалкое заведение.Джеймс ахнул во мраке лаборатории. Голос посетителя Слизерина был ему знаком. Он не мог поверить своей удаче. Как он не понял этого раньше? Его сердце заколотилось, и он напряг слух, вслушиваясь.– Сочувствую, Мерлинус, – сказал Слизерин. – Должно быть, это делает возвращение домой несколько неприятным для Вас. Тем не менее, вы и сами догадывались, что мы не можем позволить этому замку остаться незанятым. Как вы можете догадаться, ни один магловский Лорд не пожелал завладеть им после... несчастного случая с Лордом Хэйдином. Как ни странно, они считают, что замок проклят, а не волшебным образом укреплен. Я же согласен с вашим мнением, однако, относясь с презрением ко многому из того, чем это место стало. Мои товарищи–основатели чуть инакомыслящие. Они нянчатся с не–волшебниками и грязными полукровками. У них готовится заговор против меня, так скажем. Боюсь, что мое время здесь подошло к концу.– Какой жалкий позор, – сказал Мерлин, его голос был полон презрения. – И Вы когда–то полагали, что этот колледж будет рассветом Вашей чистокровной утопии. Вы, должно быть, убиты горем.– Моя «чистокровная утопия», как Вы называете ее, будет действительностью, с моим непосредственным участием или нет, мой друг, – сказал Слизерин. – Это – природа вещей. Правители этого мира поймут, что такое власть, если поживут как животные. Моя роль в процессе незначительна, хотя я признаю, что хотел бы прожить подольше, чтобы увидеть этот день. И не ищите неприязни в моих словах, Мерлинус. Вы – самое главное подтверждение этого, даже если Вы проигнорируете мои слова.– Вы полагаете, что я терпеть не могу не–магов так же, как и Вы, но я не настолько самонадеян, – уверенным тоном сказал Мерлин. – Один бешеный волк не оправдывает убийство целой стаи. Доминирование – вот Ваша единственная цель, а не правосудие.– Разве неправильно доминировать над недостойными равенства? – Слизерин ответил так, как будто он использовал этот аргумент уже неоднократно ранее в разговорах с Мерлином. – Можно сказать, что это – доброта, управлять теми, кто неспособен сам управлять собой. Помимо этого... – тут голос Слизерина стал шелковистым, – речь все–таки о большем, нежели один бешеный волк, не так ли?Повисла тишина, затем Мерлин холодно сказал:– Я не стану разговаривать о таких вещах с Вами.– Да, но вам и не нужно, – ответил Слизерин. – Каждый знает правду о том, что произошло тогда, не так ли? В конце концов, это случилось прямо здесь. Даже магловские крестьяне чешут языками, как здорово Мерлинус был унижен Лордом Хэйдином и его сообщниками. Должно быть, ваша кровь вскипает при мысли, что ваше имя стало синонимом глупой любви.– Я не стану разговаривать о таких вещах с Вами, – медленно повторил Мерлин еще тише, в его голосе появились угрожающие нотки.– В силу нашей дружбы я не стану напоминать вам, что вас предупреждали о последствиях связи с магловской женщиной, – продолжил Слизерин, игнорируя слова Мерлина. – Как там ее звали, Джудит? В шутку известная среди крестьян как Владычица Озера? Даже я умолял вас не опускаться до ее любви. Любовь оглупляет любого человека, который позволяет ее себе, и чем величественнее человек, тем крупнее дурак из него выходит. Вы были самым великим человеком, Мерлинус. И все же, даже вы не были неуязвимы. Любовь ослепила вас, когда ваш ум должен был быть настороже. Может быть, если бы Вы не были так очарованы, то, возможно, Вы бы узрели истину.

– Хэйдин отдал мне ее труп, – угрожающе прорычал Мерлин. – Он обещал вернуть ее мне. Это была сделка, он согласился, если я удвою его земли и укреплю этот самый замок. Но как я мог предположить, что этот мужчина осмелится так серьезно обмануть меня, сохраняя при этом суть нашей сделки? – Он отдал вам труп, – скорбно сказал Слизерин. – Но вы могли бы определить, принадлежал ли он именно ей. Тело было изувечено до неузнаваемости, но вы были великим Мерлином. Вы могли бы узнать правду, стоило лишь пожелать. Но вы решили иначе. – Она должна была стать моей женой – сказал Мерлин и его голос был похож на отдаленный гром. Пол под ногами Джеймса задрожал. – Я не мог этого вынести. Я не мог даже смотреть на это уничтоженное тело. – И Хэйдин знал, что так и будет. В противном случае, как бы он решился на столь очевидный обман? Он знал, что Вы будете слишком поражены, чтобы проверить, действительно ли тело принадлежало этой вашей Джудит. И наконец когда Вы планировали месть, когда вы отслеживали экипаж по лесу, и тогда у вас был шанс узнать правду. Воспользоваться помощью птиц и деревьев, чтобы проверить экипаж, выяснить, кто был внутри, но Вы этого не сделали. Ваш гнев, подпитываемый вашей любовью к бедной магловской женщине, ослепил Вас, не так ли? Если бы Вы это сделали, Вы могли бы узнать правду. Вы могли бы спасти ее. Ибо, как все теперь знают, Лорд Хэйдин так же любил Джудит. Он объявил ее своей, и она поверила ему. Он отдал Вам тело мертвой служанки, и оставил Джудит себе. Она предала Вас. – У нее не было выбора! – прокричал Мерлин, его голос сорвался. – Выбор есть всегда, – настаивал Слизерин. – Она могла и умереть за Вашу любовь, не так ли? Но, нет, вместо этого она выбрала остаться с ним. Она выбрала быть с ним в тот самый день, в его экипаже. – Она была всего лишь человеком! Она верила, что я приду к ней! – Она была всего лишь человеком, – согласился Слизерин. – Ущербным, слабым, человеком без волшебства, несмотря на ваши собственные жалкие попытки научить ее Искусству. А потом, во имя вашей ослепленной любовью мести, она стала мертвым человеком. Исчезла вместе со своим новым мужем, Хэйдином, в таинственном несчастном случае с каретой. Утонула, кажется? Говорят, поднялась буря, словно вызванная самим Юпитером, и смыла карету прямо с моста. Она упала вниз и разлетелась в щепки. Вместе со всеми... пассажирами... что были в ней. – Я НЕ СТАНУ говорить о таких ВЕЩАХ С ВАМИ! – внезапно взревел Мерлин, сотрясая даже стены. От его гнева ярко вспыхнула белая вспышка света, неожиданно каждая свеча и каждое пламя, даже в камине, стали синими, бушующими. Пламя на красной свече в лаборатории взметнулось вверх, ярко осветив комнату на один ужасный миг. Так же внезапно, как и началось, все пропало. Комната снова погрузилась в темноту. В тишине, воцарившейся после этой вспышки, голос Слизерина прозвучал тихо и мягко. – Простите меня, мой друг. Я решил, что это моя обязанность – напомнить Вам о том, что было взято от Вас, и кто взял его. Я советую Вам не доверять маглам. Они – животные, неспособные к благородству. Их единственная роль – рабство. Мы – их владельцы. Это не только наше право управлять ими; это – наша обязанность. Для них так даже лучше. – Вы – скользкая змея, Салазар Слизерин, – вскипел Мерлин. – Я могу быть змеей, – хихикнул Слизерин, – но не лгуном. Вы здесь потому, что Вы согласны со мной, хотя Ваша глупая совесть предлагает Вам не совершать этого. – На самом деле, я здесь только потому, что у Вас есть нечто, нужное мне, – произнес Мерлин Слизерин вздохнул. – Да, Я знаю. Я уже говорил с Вашим учеником, Астрамаддуксом, и на этот раз я согласен с ним. Ваш план даже лучше. Этот мир больше не Ваш, Мерлинус. Королевства развиваются все быстрее. Они делят землю и пашут ее; они вырубают леса и превращают их в лачуги. Они приручают землю, это крайне негативно сказывается на Вас. Я один знаю, что это делает с Вашей магией, поскольку Вы не похожи на других волшебников, мой друг. Вы не волшебник вообще. Вы – нечто последнее и самое прекрасное в своем роде. Я рад, что Вы приняли мое предложение, уйдя с этого тонущего судна. Вы возвратитесь в лучшее время. Астрамаддукс будет рад этому. – Такое время может никогда и не настать, – серьезно сказал Мерлин. – Но это не имеет значения, Вы правы в одном: как этот мир больше не подходит для меня, так и я для него. Дни потускнели перед моими глазами, и все это из–за моих собственных чертовых рук. Я выбираю устранение из царства людей, но по своим собственным причинам, Слизерин. Вам не понять их. Ваше сердце столь же темно, как смола. – И все же, несмотря на это, Вы пришли, чтобы поговорить, мой друг, – Слизерин не стал спорить. – Я знал, что так будет. Камню ведомо, когда в нем нуждаются. – Не искушайте меня, Слизерин. Я знаю, что Вы хотите, чтобы я сломал границу миров без камня, который остался бы при этом в полной Вашей власти. – Вы намекаете на эту байку о «Проклятии Привратника»? Вы не должны воспринимать такие вещи всерьез. Боже, это же мечты и фантазии чистой воды, только представьте себе подобное, разве такое бывает? – Я не обманусь вашей хитростью. У вас есть Камень и Темная Сумка, потому что вы любитель таких темных безделушек. Если я сделаю то, на что ни один человек в этом мире не способен, я сделаю это с помощью инструментов, не известных никому в этом мире. – Скажите, Мерлинус, – непринужденно сказал Слизерин, – что вы знаете об этих «безделушках»? – Это все известно даже ребенку, – вздохнул Мерлин. – Темная Сумка содержит в себе остаток чистой пустоты, сохранившийся с начала времен. Его можно применить тысячью уникальными способами. Камень же происходит из предвремени. Это один из черных ониксов, возникших из Пустоты между мирами. Он не подвластен времени, посему он – Сигнальный Маяк для Привратника. Владелец Камня будет одержим видениями о тех, кто прошел свой последний путь. Но что еще более важно, тот, кто владеет камнем и является Послом Привратника, если это существо когда–либо сможет проникнуть в царство людей. – Вы, конечно, не верите в такие вещи, – фыркнул Слизерин, хотя даже Джеймс мог поклясться, что сам Слизерин полностью в них верил. – Я считаю, что никто не осмеливался проверить легенды, – отрезал Мерлин. – Но это лишь потому, что никто никогда не был способен на подобное. Пусть это и лишь предположение, что тот, кто нарушит Границу между мирами хоть на любой промежуток времени, привлечет внимание Привратника Пустоты, а возможно, и приведет его с собой, но если я это сделаю, и если я вернусь, я хочу быть уверен, что не приведу никого с собой. – Но почему? – прохрипел Слизерин, его ненавидящий голос дрожал от нетерпения. – Позвольте Разрушителю быть выпущенным на землю! Если люди – бич этого мира, постепенно уменьшающий Вашу власть, съедая ее как саранча, то позвольте Привратнику убрать их! Это – их судьба! Если мое предсказание точно, то волшебники одолеют маглов к тому дню. Волшебное королевство будет в состоянии защитить себя от Привратника, и, возможно даже, заключит союз с ним! Только букашки маглы и грязнокровки будут уничтожены его рукой и скатертью им дорога! Легенда гласит, что Проклятие Привратника ознаменует новую эпоху! Эпоху чистоты, кристального совершенства! Позвольте ему прийти, Мерлинус! Станьте Предвестником Проклятия! Разве существует более подходящий способ сделать Вас королем всех волшебников? – Если мне суждено стать Предвестником Проклятия, я хотел бы контролировать его, – спокойно ответил Мерлин. – Можно пойти другим путем, – ответил Слизерин. – Без Сигнального Камня вы не сумеете даже привлечь внимание Привратника. Однако ... Мерлин молча ждал, но Джеймс, по–прежнему сидящий в темноте лаборатории, чувствовал что великий волшебник закипает, его кожа вот–вот могла задымиться от сдерживаемого гнева. – Камень слишком ценен, чтобы просто так позволить ему исчезнуть с лица земли. Зная, что этот день настанет, я принял меры, расколов его на две равных части. Половины были установлены в два кольца. Одно кольцо я отдам Вам; другое останется со мной, – продолжил Слизерин. – Вам не обмануть меня, Слизерин, – взорвался Мерлин. – Вы хотите обеспечить себе контроль над Привратником в надежде на его приход. Вы хотите использовать его для быстрой мести вашим врагам. И Вы, и они будете давным–давно мертвы к тому времени. Слизерин усмехнулся. – Это не имеет какого–либо значения для вас, мой друг. Половина камня останется у меня, вне зависимости от краткости срока моего пребывания на этом свете. Он будет передан далее. Когда и если вы вернетесь, возвещая тем самым начало Проклятия, Камень выйдет на свет в руках моих потомков. Я просто хочу, чтобы они были готовы. Это же справедливо, вы не согласны? Кроме того, – Слизерин продолжил, его голос стал тише, – если вы решите отказаться от вашего плана и помешать Привратнику, то разве не вы Мерлинус Ужасный, последний из рода Мирдред? Разве не вы величайший колдун всех времен? Конечно, такой как вы и не нуждается в использовании простой «темной побрякушки». Мерлин снова замолчал, но Джеймс почувствовал его гнев. Наконец он сказал: – Как вам угодно, Слизерин. Отдайте мне мою половину камня, и я покину это место. Последовал звук открытия ящика и затем тяжелого удара маленькой крышки. И все затихло. – Я могу просто забрать обе половинки камня у вас, мой «друг», – тихо сказал Мерлин. – В конце концов, разве я не Мерлинус Ужасный? – Вы забыли об условиях вашей плачевной сделки с Хэйдином, – ответил Слизерин. Последовал глухой звук закрывающейся коробочки. – Вы не можете тронуть и волоса тех, кто находится в этом замке. Ваши угрозы страшны, но, к счастью, они здесь не имеют никакого эффекта. Я, однако, оценил это. Вы можете порадоваться, когда получите ответ. Пол заскрипел, поскольку Мерлин встал. Джеймс видел, что тени задвигались в комнате, поскольку Мерлин собрался уходить. Однако внезапно что–то загородило обзор и распахнуло двойные створки. Это был Слизерин. Он приоткрыл двери и всмотрелся в

truyenfun.com

Đọc Глава 10. Сигнальный камень

Джеймс подождал, пока гоблины не закончили вручную убирать камеру и прочее оборудование, потом они загрузили части на тележку и повезли ее дальше, все время переговариваясь между собой на странном гоблинском языке. Когда же они закончились, и ротонда опустела, Джеймс выпрыгнул из своего убежища. Он всмотрелся в зеркало в серебряной раме, задаваясь вопросом, зачем кому–то вешать зеркало позади статуи. Зеркало показало просто темные задние стороны статуй и собственное лицо Джеймса с довольно безумными глазами. Его очки были перекошены. Он снял их и положил в карман пижамы. На мгновение он ужасно запаниковал.Зеркальная дверь закрылась! Как ему тогда вернуться? Но когда он коснулся рукой поверхности зеркального стекла, отражение изменилось. Кабинет Мерлина возник в отражении, как будто вызванный прикосновением Джеймса. Свечи были зажжены, и Мерлин восседал за своим столом спиной к Зеркалу. Он поворачивал страницы в Книге Заклятий. Казалось, он ощутил пристальный взгляд Джеймса, поскольку внезапно повернул голову, внимательно всматриваясь назад в Зеркало. Джеймс отпрянул в сторону, прижимаясь к каменной стене рядом с зеркалом. На мгновение его пальцы оторвались от поверхности зеркала, и отражение сразу изменилось назад на нормальное; кабинет директора школы мигнул вдалеке, замененный отражением огромной статуи и ротонды.Джеймс облегченно вздохнул. Все, что он должен был сделать – это подождать, пока Мерлин снова не покинет свой кабинет. Тогда Джеймс сможет просто коснуться зеркала с этой стороны и пожелать вернуться в его собственное время. Он надеялся, что его вернут назад через Черту Времени. Как только он возвратится, то должен будет во что бы то ни стало избежать обнаружения в кабинете директора школы, но эту проблему он решит тогда, когда придет время. Сейчас же Джеймс спокойно сидел на корточках позади основания статуи, прислонившись к стене.Наконец Джеймс немного успокоился и стал замечать шумы и чувствовать запахи этой древней версии Хогвартса. Сама ротонда была пуста, но остальная часть замка походила на живой улей. Голоса отзывались эхом, накладываясь и превращаясь в деловитый гул. Доносились шаги и даже грохот копыт по камню. Лязг и шипение масла наводили на мысль, что неподалеку располагается кухня.Запахи были смешанным попурри тушеного мяса и вспаханной земли, опилок и навоза. Джеймсу стало любопытно. Если он так и так должен был ждать, то почему бы немного не исследовать оригинальный Хогвартс? Роуз, вероятно, прибьет его, если он не воспользуется этой возможностью. Джеймс взобрался наверх и выглянул между огромных ног статуи Пенелопы Пуффендуй. Ротонда была пуста.Джеймс осторожно выполз из–за статуи и пересек помещение. Оно была таким же, как и в старой ротонде в Хогвартсе, которую он знал, за исключением того, что здесь все было не так старо; каждый кирпич в стене был прямым и с острыми краями, отлично помещаясь на своем месте. Под аркой Джеймс обернулся и посмотрел на статую. Он часто задавался вопросом, на что они были похожи прежде, чем это были сломаны. Каждая из каменных фигур основателей была примерно шесть метров высотой, все они улыбались за исключением статуи Салазара Слизерина, который, как казалось, скорее, ухмылялся, прищурив глаза. На стене позади них, над зеркалом в серебряной раме висел гигантский герб Хогвартса, сделанный из древесины и ярко раскрашенный. Он выглядел весьма внушительно.– Эй, мальчик! – вдруг раздался громкий голос поблизости. Джеймс так резко подскочил, что чуть не упал на пол.Человек в длинном плаще, отороченном мехом, стоял в арке входа в ротонду. Его густые брови сошлись на переносице, яркие глубоко посаженные глаза горели. Он держал узду королевско–белой лошади:– Отведи вьючную лошадь в конюшню и скажи твоему лорду, что его гости прибыли. Я же отправлюсь в свои покои, раз уж никто не позаботился меня встретить.Джеймс был сбит с толку. Не зная, что делать, он подошел к человеку и нерешительно взялся за вожжи. Человек подозрительно посмотрел на его сверху вниз и Джеймс вспомнил, что по–прежнему одет в полосатую бело–синюю пижаму.– Не моего коня, мальчик, – зарычал человек. – Никто не смеет трогать это животное кроме меня. Твоя работа – вон та вьючная лошадь.Он указал за арку на огромную кобылу, нагруженную тяжелыми вьюками. Она была запряжена в телегу с массивными деревянными колесами. Человек склонился к Джеймсу угрожающе.– Ты конюх или шут? Что это за манеры?– Э–э, извините, сэр. Нет проблем, – пробормотал Джеймс. – Я справлюсь с вашей лошадью, э–э, Сир. Мастер. Э–э, Ваше Высочество.Лицо человека внезапно расплылось в зубастой усмешке, как будто он облизнулся в предвкушении, подумал Джеймс.– Забавный, мальчик. Твоему лорду понравится эта шутка так же, как и мне. Проследи, чтобы наш багаж был принесен к нашим покоям, и я лично накажу швейцара, который окажется неаккуратным. Так и передай.Сказав это, человек завязал вожжи своего коня на соседнем поручне и шагнул в полумрак замка, взмахнув мехами. За ним следом тянулся странный пряный аромат. Джеймс повернулся к огромной вьючной лошади и фургону. Он решил было сбежать, пока никто не видит, но вдруг передумал. Ведь он мог, по крайней мере, отвести лошадь в конюшню. Все, что он должен был сделать, руководствоваться чутьем. Кроме того, задача позволила бы ему осмотреть оригинальный замок, не бросаясь в глаза.Первой мыслью было, что ему нужно переодеться. Он стал быстро озираться вокруг. Он торопился, ведь времени оставалось не так много, вход в ротонду выходил на внутренний двор с тщательно подстриженной травой, окруженный низкой каменной стеной. В центре двора бил журчащий источник, выбегающий через каменные ворота с обеих сторон. Там, на большом валуне около потока, стояли три корзины с одеждой. Джеймс перебежал туда, надеясь, что не встретит того, кто занимался стиркой.В корзинах были очень грубые мантии, намного больше, чем привык носить Джеймс. Он натянул одну, пытаясь закатать огромные рукава. Подол мантии у его ног смотрелся смешно. Мантия была лучше, чем его полосатая пижама, но не намного. Возможно, позднее ему попадется что–то получше. Он развернулся и отбежал к вьючной лошади, придерживая подол мантии, чтобы не споткнуться.Он взял вожжи лошади, которая была почти вдвое его выше. Лошадь щипала траву внутреннего двора, методично пережевывая, Джеймс мягко потянул вожжи, прервав ее занятие. Колеса фургона заскрипели, когда лошадь сдвинулась с места. Джеймс не знал, куда идти, он побрел вокруг замка в поисках конюшни. Пользуясь моментом, он осмотрел окрестности.Замок Хогвартс был намного меньше, чем в его времени. Все толпились вокруг входа в ротонду, который был украшен большой опускной решеткой, в данный момент поднятой. Башенки мерцали в закате, их конические крыши выглядели настолько острыми, что об них можно было уколоть палец. Намного выше, чем прочие, была Лесная Башня, хорошо знакомая Джеймсу. Она и в его время была велика, здесь же она однозначно доминировала над силуэтом всего замка. Когда Джеймс обогнул замок, проведя лошадь через большие каменные ворота, он заметил, что земля вокруг замка была усеяна полями и домами. Джеймс был немного удивлен. В его время замок Хогвартс стоял один в большой, засаженной деревьями дикой местности, изолированной и скрытой.Здесь же замок был весьма оживленным местом. Люди обрабатывали все вокруг, очевидно обеспечивая всех трудом крестьянской жизни. Когда Джеймс вел лошадь и телегу, пытаясь выглядеть так, будто он знал, куда он шел, он видел людей, несущих корзины и горшки, пасших овец и коров или толкающих деревянные ручные тележки, загруженные овощами. Несколько человек настороженно поглядывали на Джеймса, и по меньшей мере одна женщина хихикнула, но все же никто к нему не обращался или не спрашивал, что он здесь делает.Наконец ветер донес до Джеймса запах свежего навоза. Он осмотрелся и увидел невдалеке огромный каменный сарай. Он усмехнулся, узнавая его; это был тот же самый сарай, в котором Хагрид проводил занятия по Уходу за Магическими Существами во времени Джеймса. Крыша была другой, но остальное осталось без изменений, к одной из стен было пристроено здание поменьше, по–видимому, кузница. По мере приближения Джеймс услышал топот и ржание лошадей, и лязг и ворчание кузнеца.– Что это у нас тут, э? – вопросил здоровенный мужчина с обнаженными руками, вышедший из основной двери сарая, глядя на Джеймса.– Э–э, этой вьючной лошади требуется конюшня, – ответил Джеймс, держа поводья. – ее хозяин послал меня сюда. Я не конюх.– Ну, это очевидно, – грубо сказал человек, нахмурившись, – поскольку ты привел мне эту лошадь вместе с телегой. Ты, видать, надеешься, что это я ее должен распрягать, а?– Нет! – ответил Джеймс. – Но это все должно быть разгружено и доставлено в покои владельца. Он сказал, что он... э–э, накажет тех, кто будет неаккуратен с его вещами.– Не говори мне, как делать работу швейцара, мальчик, – сказал человек, устало закатив глаза. – Я бы отлупил тебя, будь у меня время. Томас! Отметь на странице. Мы должны вернуть телегу, прежде чем лорд Мартен совсем озвереет.Человек снова взглянул на Джеймса, вздыхая.– Ты либо вор или ты самый молодой священнослужитель, которого я когда–либо видел. Твоя хозяйка тебя хорошо отругает, когда она увидит, что ты сделал с этой мантией. Как тебя зовут?Сердце Джеймса екнуло, он не сумел придумать правдоподобную ложь достаточно быстро.– Э–э, Джеймс, сэр. Джеймс Поттер.– Сынишка Поттера, да? Ну, тогда, тебе лучше бежать назад на рынок. И скажи своему папаше, что тот горшок, который мы давеча выторговали, сразу же треснул. Я пошлю жену обменять его завтра же.Человек, казалось, утратил интерес к Джеймсу. Он развернулся и пошел назад в тень сарая, снова подзывая Томаса. Джеймс вздохнул с облегчением. Очевидно, человек подумал, что Джеймс был сыном деревенского горшечника. Он повернулся и пошел назад тем же путем, которым прибыл. В это время вид на замок и пространство между ним и сараем разительно отличались от тех, какими они были в его время. Джеймс сумел узнать только зеленую лужайку с рощицей берез возле Лесной Башни. Он направился обратно, обходя телеги и скот.Возле дальнего конца замка располагалось нечто вроде небольшого рынка. Деревянные прилавки, скамьи и телеги стояли в полном беспорядке, на них громоздился разнообразный товар. Люди толпились возле прилавков, крича и размахивая руками, торгуясь и споря между собой. Домашний скот топтался между крестьянами, добавляя свой собственные голоса и ароматы к общей сцене. Джеймс быстро продвигался сквозь всю эту суматоху, стараясь избежать столкновений и одновременно на наступить на что–нибудь пахучее. Обрывки разговоров доносились до его слуха, и неожиданно Джеймс понял, что они были всего лишь маглами, хотя и, казалось, знали о волшебной природе замка и его обитателей– Вот это подлинная заколдованная вилка, она, – говорил какой–то человек скептического вида крестьянке, – сделает любую пищу на вкус, словно на пиру у короля. Мой Ларс нашел ее в траве после пикника магов. Всего две курицы, и она станет вашей.Женщина фыркнула и отошла. Человек, казалось, остался невозмутим. Он заметил, что Джеймс наблюдает за ним.– Что пялишься, парень? Тоже хочется немного настоящей магии? Тогда скажи маме, чтобы не проходила мимо, когда будет здесь, идет?Джеймс пожал плечами и двинулся дальше.Войдя в тень замка, Джеймс заглянул в широкий дверной проем. Оттуда доносились лязг и шипение, и Джеймс предположил, что это была кухня. Он вспомнил, что слышал похожие звуки недалеко от ротонды и решил, что этот путь лучше всего подходит для возвращения к статуе и зеркалу. Он крался к двери, стараясь не привлекать внимания. Вдруг ему в голову пришло, что он выглядел бы более соответствующим времени и месту, если бы нес что–нибудь. Около двери стояла груда медных горшков рядом с огромным котлом, кипящим на большом огне. Джеймс огляделся вокруг, проверяя, не видит ли кто–нибудь, и затем схватил горшок, лежащий на вершине груды. Когда он повернулся, сжимая горшок в руках, раздалось громкое дребезжание. Он поспешно оглянулся. Все оставшиеся горшки рассыпались, самый верхний из них упал в котел, разбрызгав воды, огонь зашипел и начал угасать.

– Что это такое, а? – раздался пронзительный голос женщины. – Ты тут крысятничаешь, да? Это имущество горшечника! Вор! Джеймс бросил горшок и побежал. Он услышал шум за спиной, когда женщина с проклятиями погналась за ним, но не стал оглядываться назад. Мальчик метнулся в полутемную кухню, оттолкнув человека в кожаной жилетке и сбив с ног женщину с блюдом в руках. Кухня освещалась только огнем, пылавшим в кирпичной печи. Джеймс устремился было туда, но тут заметил другую дверь. – Вор! – очередной голос добавился к хору снаружи. – Остановите его! Здоровенный мужчина без рубашки в запятнанном фартуке встал перед Джеймсом, злобно ухмыляясь под огромными черными усами. Он держал в руке мясницкий нож, поигрывая им, словно саблей. Джеймс попытался затормозить, но он двигался слишком быстро, а каменный пол был слишком скользким. Он поскользнулся, упал на спину, и пролетел прямо между раздвинутыми ногами мужчины. Мужчина только успел опустить взгляд, когда Джеймс промелькнул под ним. – Стой! – воскликнул мужчина, бросаясь в погоню. Джеймс натолкнулся на стену с противоположной стороны коридора и поднялся. Держась так низко, насколько мог, он пополз дальше по коридору. Мужчина взревел и уже было поднял нож, но кто–то схватил его запястье сзади. – Держи себя в руках, Ларкин! Это же всего лишь юнец. Подумаешь, уронил горшки, – укоризненно продолжил голос. – Ты что, собирался расколоть ему черепушку за глупость? Если бы это было смертельным преступлением, тогда тебе пришлось бы перерезать всех в кухне. Джеймс понял, что погоня окончена, но он не мог заставить себя остановиться. Он уже добрался до пересечения коридоров, затем рухнул всем телом на пол, когда чья–то рука сжала его запястье словно тиски. Джеймс развернулся, дико озираясь, но снова упал, увидев, кто остановил его. – Мы не одобряем беготни по залам, – сказал Салазар Слизерин, глядя свысока на Джеймса. Его пальцы были по–прежнему сжаты на запястье Джеймса. Они были очень холодными. – И это и есть причина всей этой суматохи? Один глупый мальчик? – Я не собирался поднимать суматоху, – произнес Джеймс, задыхаясь. – Я просто... э–э... – Ты противишься, – прорычал Слизерин, сузив глаза, – но только из–за своей грязной крови. Как ты посмел проникнуть сюда, магл? Джеймс почувствовал, как гнев поднимается в нем, но усилием воли он подавил его. – Простите, сэр. Я... заблудился. Слизерин наклонился к Джеймсу, используя захват на запястье, чтобы потянуть его ближе к себе. – Как ты смеешь смотреть мне в глаза, будто считаешь себя равным? – прошипел Слизерин. – Мягкосердечность моих собратьев расплодила наглость в твоем виде, но со мной это не пройдет. Или ты будешь обращаться ко мне «Хозяин» и опустишь свои глаза, или мне придется взять их для своей коллекции. Все ясно, сын грязи? Джеймс воспользовался захватом Слизерина в качестве рычага, чтобы подняться на ноги. Когда он принял вертикальное положение, он мучительно, изо всей силы дернув, высвободил свое запястье из рук волшебника. – Черт побери, – сердито пробормотал Джеймс, – книги по истории не врали насчет вас. Глаза Слизерина запылали, и выражение его лица сменилось на осторожное. Он потянулся за своей палочкой одним молниеносным быстрым движением. Джеймс поднялся, чтобы найти свою собственную, но она была слишком далеко запрятана под этой нелепой мантией. – Салазар, – вдруг раздался чей–то голос. Слизерин замер. Джеймс обернулся, благодарный за передышку. Женщина, в которой мальчик признал Кандиду Когтевран, стояла на пересечении коридоров. ее глаза были полны подозрения, когда она посмотрела через голову Джеймса на Слизерина. – Мы ждем вас. Зрители с лордом Мартином уже готовы начать. Как долго ты намереваешься болтать с этим, э–э, молодым церковником? Кандида бросила взгляд на Джеймса и подмигнула, на ее лице не было улыбки. Джеймс повернулся к Слизерину, который бешено смотрел на него. Затем внезапно его лицо изменилось. Он снисходительно улыбнулся и слегка похлопал Джеймса по голове. – Беги, юнец, – сказал он нараспев. – Я уверен, что у нас еще будет возможность закончить нашу «болтовню». Достаточно скоро. Джеймс посмотрел на Слизерина, ожидая, что волшебник бросит ему проклятие в спину, как только тот отвернулся. Выражение лица Слизерина не изменилось, но глаза затвердели. Глаза, казалось, говорили «убирайся или пожалеешь». Джеймс рискнул. Он повернулся и пошел так быстро, насколько мог, свернув в ближайший коридор за углом, чтобы исчезнуть из поля зрения Слизерина и Кандиды Когтевран. Он вел вправо и завершался лестницей с несколькими ступенями. Когда Джеймс достиг их, он оглянулся. Слизерина уже не было видно. Вздохнув еще раз от облегчения, Джеймс побежал, перескакивая по две ступеньки за раз. Перемещаясь по коридорам, он все еще мог слышать грохочущее эхо с кухни. Скорее всего, он сейчас уже близок к ротонде. Однако ничто не выглядело знакомым. Факелы мерцали и шипели в больших железных кольцах на стенах, заставляя тени прыгать по ним, что еще больше запутывало Джеймса. Он миновал нескольких человек, некоторые из которых выглядели не старше, чем он сам, и предположил, что, по–видимому, это учащиеся Хогвартса. Когда он проходил мимо, они оборачивались, с любопытством и подозрением разглядывая его. Он слегка запаниковал. Наконец когда Джеймс прошел мимо очередной пары мальчиков постарше в зеленых туниках, он повернулся, встречая их взгляды. – Извините, я здесь новенький, – решился он, стараясь сохранять свой голос. – Кто–нибудь из вас знает, где ротонда? – Что тебе могло понадобиться в ротонде, мальчик? – спросил тот, что повыше, демонстрируя свои зубы в пародии на очаровательную улыбку. – Ты, должно быть, забыл, что сейчас время для занятий по Алхимии. – Быть может, он не знает, – сказал второй парень, хмуря брови. – Его одеяние говорит мне, что он магловский нарушитель. Потерялся, значит? – Или, возможно, нет, – предложил брюнет, пододвигаясь поближе к Джеймсу. – Может быть, ты замышляешь что–то чуть более гнусное? Как по мне, так надо отвести его к декану. – Нет, нет, – воскликнул Джеймс, вскинув руки. – Я думаю, что уже встречался с ним! Он, э–э, поприветствовал меня! Джеймс развернулся на каблуках, спотыкаясь о безразмерную мантию. Оба мальчика двинулись на него. Один из них попытался ухватить за подол мантии, но Джеймс наконец рванул с места. Он бросился прочь. – Хватайте его! – закричал темноволосый, кидаясь в погоню. Джеймс бросился вниз по коридору, его сердце снова бешено заколотилось. Он повернул в случайный коридор, перескакивая маленькие лестницы и ныряя в дверные проемы. После одного такого поворота, он заметил нишу со статуей в нем. К удивлению Джеймса, это была статуя Локимагуса Постоянно Продуктивного. Недолго думая, Джеймс втиснулся в нишу и спрятался за горбатой статуей. Шаги преследователей отдавались эхом все ближе. Они с шумом остановились прямо перед статуей. – Он не мог удрать далеко, – рявкнул темноволосый мальчик. – Вы идите вперед. Я снова назад, чтобы убедиться, что мы не пропустили его. Это магловское отродье заплатит за то, что встало на пути факультета Слизерина. Джеймс сдерживал дыхание, пока не убедился, что они ушли. Наконец он выбрался из–за статуи. Он проверил оба направления, а затем снова выскочил в коридор. Он отчаянно надеялся не натолкнуться на каких–нибудь студентов снова. Если его поймают сейчас, то он никогда не попадет обратно в волшебное зеркало, он навсегда останется в ловушке древнего Хогвартса. Джеймс подкрался к большой арке и ахнул. Там, вдоль широкого мраморного пола, стояли гигантские статуи Основателей. Он добрался до ротонды! Он увидел блеск серебра оправы зеркала позади статуи. Джеймс пробежал по полу как можно бесшумнее, решаясь вернуться через зеркало даже сейчас, несмотря на то, что если Мерлин был уже в своем кабинете. Ему придется рискнуть, явиться к рассерженному директору, и надеяться, что тот даст Джеймсу шанс объясниться. Этот древний мир

doctruyenhot.com

Джордж Липперт - Джеймс Поттер и проклятие Привратника

Его охватило ужасное, мучительное чувство, будто все тело Джеймса было вывернуто наизнанку. Все случилось так быстро, что он не сразу сообразил, что происходит. Внезапно, серебристый дым в зеркале пропал; теперь там был кабинет директора, но каким–то образом в обратном направлении. Джеймс мог ясно видеть тень крупного человека, движущуюся с другой стороны зеркала, а затем самого человека, вошедшего в поле зрения. Это был Мерлин, он явно тщательно обыскивал все вокруг.

Недолго думая, Джеймс нырнул под зеркало. Он в отчаянии всматривался, вытягивая шею, чтобы понять, не обнаружили ли его. С этого нового ракурса сцена в зеркале выглядела по–другому. На самом деле, изменилось и само зеркало. Оно стало заметно меньше, вися на каменной стене в раме из серебра, а не из дерева. Джеймс нахмурился, недоумевая и слегка вздрагивая от пережитого страха. Теперь, когда он наконец огляделся, то заметил, что оказался в совершенно другом месте. Каким–то образом он прошел через зеркало. Когда он захотел оказаться в другом месте, то при этом касался Амсера Церф, и зеркало, по–видимому, исполнило его желание. Как он мог быть таким беспечным? Страницы Фокусирующей Книги перелистывались на ветру, так что не было никакого шанса узнать, на какую именно страницу Книги он был отправлен.

Джеймс попытался проанализировать то, что его окружало. Он все еще прятался под новым Зеркалом, присев в тесном пространстве между стеной и чем–то вроде огромного каменного блока. Неподалеку послышались голоса. Джеймс очень осторожно поднял голову. Блок был около трех футов в высоту с огромной непонятной фигурой наверху. Джеймс решил, что это статуя. Она казалась смутно знакомой, хотя под этим углом было трудно это понять, почему. Джеймс осматривал огромные вытесанные ноги, изо всех сил стараясь дышать потише. Голоса раздавались все ближе, и, когда Джеймс оглянулся, он наконец увидел владельцев голосов. Это были четыре человека, все одетые в мантии и плащи различных цветов. Они стояли к Джеймсу спиной, образуя неровный ряд. Внезапно его ослепила вспышка, откуда–то донесся запах едкого дыма.

– Сдается мне, что это сохранится на века, – гордо воскликнул голос. – Жаль, что не в цвете.

– Цвет будет достаточно скоро, Годрик, – счастливо пропел голос женщины. – И, возможно, даже будут движения, как на маленьких живых картинах.

– У нас уже есть движущиеся картины, – пробормотал второй человек слегка насмешливо. – Я не вижу, чем это лучше.

– Ты всегда был скептиком, Салазар, – прокомментировал голос другой женщины. – Не сдержался даже чтобы не покритиковать изобретательность Кандиды. Лучше прибереги это для учеников, чья работа – совершенствовать свое мастерство.

У Джеймса глаза чуть не вылезли из орбит на лоб. Потом, когда фотография была сделана, четыре человека потянулись к выходу из ротонды. Невысокий седой гоблин тушил механизм вспышки, а другой гоблин разбирал гигантскую древнюю фотокамеру. Когда две женщины и двое мужчин вышли на залитый солнцем зал, Джеймс глянул на высокую арку. Там были слова, тщательно вырезанные на камне на вершине арки, и каждая буква острая, как долото, что вырезало слова: "SCHOLA HOGVARTENSIS ARTIUM MAGICARUM ET FASCINATIONUS"[7].

Когда голоса стихли, Джеймс резко откинулся к стене. Не было никаким сомнений в этом. Так или иначе, похоже, что он был отброшен во времени к основанию Хогвартса. Он стоял в старой ротонде, скрывающийся под неповрежденной статуей основателей, а сами основатели шли в свете заката тысячелетней давности. Но что поразило Джеймса, как самое абсурдное из всего, что было: Эшли Дун была права в тот день на Истории магии.

Джеймс и был призраком в тени от постамента.

Глава 10. Сигнальный камень

Джеймс подождал, пока гоблины не закончили вручную убирать камеру и прочее оборудование, потом они загрузили части на тележку и повезли ее дальше, все время переговариваясь между собой на странном гоблинском языке. Когда же они закончились, и ротонда[8] опустела, Джеймс выпрыгнул из своего убежища. Он всмотрелся в зеркало в серебряной раме, задаваясь вопросом, зачем кому–то вешать зеркало позади статуи. Зеркало показало просто темные задние стороны статуй и собственное лицо Джеймса с довольно безумными глазами. Его очки были перекошены. Он снял их и положил в карман пижамы. На мгновение он ужасно запаниковал.

Зеркальная дверь закрылась! Как ему тогда вернуться? Но когда он коснулся рукой поверхности зеркального стекла, отражение изменилось. Кабинет Мерлина возник в отражении, как будто вызванный прикосновением Джеймса. Свечи были зажжены, и Мерлин восседал за своим столом спиной к Зеркалу. Он поворачивал страницы в Книге Заклятий. Казалось, он ощутил пристальный взгляд Джеймса, поскольку внезапно повернул голову, внимательно всматриваясь назад в Зеркало. Джеймс отпрянул в сторону, прижимаясь к каменной стене рядом с зеркалом. На мгновение его пальцы оторвались от поверхности зеркала, и отражение сразу изменилось назад на нормальное; кабинет директора школы мигнул вдалеке, замененный отражением огромной статуи и ротонды.

Джеймс облегченно вздохнул. Все, что он должен был сделать – это подождать, пока Мерлин снова не покинет свой кабинет. Тогда Джеймс сможет просто коснуться зеркала с этой стороны и пожелать вернуться в его собственное время. Он надеялся, что его вернут назад через Черту Времени. Как только он возвратится, то должен будет во что бы то ни стало избежать обнаружения в кабинете директора школы, но эту проблему он решит тогда, когда придет время. Сейчас же Джеймс спокойно сидел на корточках позади основания статуи, прислонившись к стене.

Наконец Джеймс немного успокоился и стал замечать шумы и чувствовать запахи этой древней версии Хогвартса. Сама ротонда была пуста, но остальная часть замка походила на живой улей. Голоса отзывались эхом, накладываясь и превращаясь в деловитый гул. Доносились шаги и даже грохот копыт по камню. Лязг и шипение масла наводили на мысль, что неподалеку располагается кухня.

Запахи были смешанным попурри[9] тушеного мяса и вспаханной земли, опилок и навоза. Джеймсу стало любопытно. Если он так и так должен был ждать, то почему бы немного не исследовать оригинальный Хогвартс? Роуз, вероятно, прибьет его, если он не воспользуется этой возможностью. Джеймс взобрался наверх и выглянул между огромных ног статуи Пенелопы Пуффендуй. Ротонда была пуста.

Джеймс осторожно выполз из–за статуи и пересек помещение. Оно была таким же, как и в старой ротонде в Хогвартсе, которую он знал, за исключением того, что здесь все было не так старо; каждый кирпич в стене был прямым и с острыми краями, отлично помещаясь на своем месте. Под аркой Джеймс обернулся и посмотрел на статую. Он часто задавался вопросом, на что они были похожи прежде, чем это были сломаны. Каждая из каменных фигур основателей была примерно шесть метров высотой, все они улыбались за исключением статуи Салазара Слизерина, который, как казалось, скорее, ухмылялся, прищурив глаза. На стене позади них, над зеркалом в серебряной раме висел гигантский герб Хогвартса, сделанный из древесины и ярко раскрашенный. Он выглядел весьма внушительно.

– Эй, мальчик! – вдруг раздался громкий голос поблизости. Джеймс так резко подскочил, что чуть не упал на пол.

Человек в длинном плаще, отороченном мехом, стоял в арке входа в ротонду. Его густые брови сошлись на переносице, яркие глубоко посаженные глаза горели. Он держал узду королевско–белой лошади:

– Отведи вьючную лошадь в конюшню и скажи твоему лорду, что его гости прибыли. Я же отправлюсь в свои покои, раз уж никто не позаботился меня встретить.

Джеймс был сбит с толку. Не зная, что делать, он подошел к человеку и нерешительно взялся за вожжи. Человек подозрительно посмотрел на его сверху вниз и Джеймс вспомнил, что по–прежнему одет в полосатую бело–синюю пижаму.

– Не моего коня, мальчик, – зарычал человек. – Никто не смеет трогать это животное кроме меня. Твоя работа – вон та вьючная лошадь.

Он указал за арку на огромную кобылу, нагруженную тяжелыми вьюками. Она была запряжена в телегу с массивными деревянными колесами. Человек склонился к Джеймсу угрожающе.

– Ты конюх или шут? Что это за манеры?

– Э–э, извините, сэр. Нет проблем, – пробормотал Джеймс. – Я справлюсь с вашей лошадью, э–э, Сир. Мастер. Э–э, Ваше Высочество.

Лицо человека внезапно расплылось в зубастой усмешке, как будто он облизнулся в предвкушении, подумал Джеймс.

– Забавный, мальчик. Твоему лорду понравится эта шутка так же, как и мне. Проследи, чтобы наш багаж был принесен к нашим покоям, и я лично накажу швейцара, который окажется неаккуратным. Так и передай.

Сказав это, человек завязал вожжи своего коня на соседнем поручне и шагнул в полумрак замка, взмахнув мехами. За ним следом тянулся странный пряный аромат. Джеймс повернулся к огромной вьючной лошади и фургону. Он решил было сбежать, пока никто не видит, но вдруг передумал. Ведь он мог, по крайней мере, отвести лошадь в конюшню. Все, что он должен был сделать, руководствоваться чутьем. Кроме того, задача позволила бы ему осмотреть оригинальный замок, не бросаясь в глаза.

profilib.net

Сигнальный (остров) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Сигнальный.

</tt> </tt>

</tt>

Сигнальный яп. 貝殻島
Остров Сигнальный на спутниковом снимке МКС
Остров Сигнальный на спутниковом снимке МКС
[//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%A1%D0%B8%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_(%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2)&params=43_23_42_N_145_51_34_E_scale:1000000_type:isle 43°23′42″ с. ш. 145°51′34″ в. д. / 43.39500° с. ш. 145.85944° в. д. / 43.39500; 145.85944] [//maps.google.com/maps?ll=43.39500,145.85944&q=43.39500,145.85944&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=43.39500&mlon=145.85944&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=145.85944,43.39500&pt=145.85944,43.39500&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]Координаты: [//tools.wmflabs.org/geohack/geohack.php?language=ru&pagename=%D0%A1%D0%B8%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_(%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2)&params=43_23_42_N_145_51_34_E_scale:1000000_type:isle 43°23′42″ с. ш. 145°51′34″ в. д. / 43.39500° с. ш. 145.85944° в. д. / 43.39500; 145.85944] [//maps.google.com/maps?ll=43.39500,145.85944&q=43.39500,145.85944&spn=1,1&t=h&hl=ru (G)] [http://www.openstreetmap.org/?mlat=43.39500&mlon=145.85944&zoom=9 (O)] [//yandex.ru/maps/?ll=145.85944,43.39500&pt=145.85944,43.39500&spn=1,1&l=sat,skl (Я)]
АрхипелагМалая Курильская гряда, Плоские острова
АкваторияСоветский пролив
СтранаРоссия (принадлежность оспаривается Японией)
Площадь0,0007 км²
Население (2011 год)0 чел.
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Сигна́льный (яп. 貝殻島 каигара-дзима) — небольшой остров в Советском проливе Тихого океана в составе Малой Курильской гряды. Расположен в северо-западной части банки Опасной[1] между островами Хоккайдо (3,7 км от Сигнального)[2] и Танфильева (4 км). Ближайший остров Рифовый (1,5 км).

Длина острова около 200 м[3], высота 2 м[1]. Глубины моря вокруг острова — до 2 м[3]. Необитаем.

На острове имеется автоматический маяк Сигнальный[1]. Маяк был установлен в 1936 году, автор проекта — японский инженер Миура Синобу[4].

Административно относится к Сахалинской области России. Принадлежность острова оспаривается Японией, которая включает его в состав субпрефектуры Немуро префектуры Хоккайдо[5][6][7]. С точки зрения Японии входит в группу островов Хабомаи (Плоских островов), которые считаются продолжением береговой линии японского острова Хоккайдо и не рассматриваются как часть Курильских островов[8].

Принадлежал Японии до конца Второй Мировой войны, после её капитуляции был занят СССР.

Название дано решением исполкома Сахалинского областного Совета депутатов трудящихся 17 апреля 1952 года[9].

С 1963 года близ острова японскими рыбаками по межправительственным[10] и межведомственным соглашениям между Россией и Японией ведётся промысел морской капусты[2][11][12].

В связи с тем, что Сигнальный является ближайшей точкой оспариваемых Японией территорий, в воды близ острова организуются японские осмотровые экскурсии[13].

Напишите отзыв о статье "Сигнальный (остров)"

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 [http://parusanarod.ru/bib/books/fareast/1406-2.htm Гл.1. Малая Курильская гряда] // Лоция Охотского моря. Навигационное описание : [[http://www.webcitation.org/6k2MiTmnU арх.] 25 августа 2016]. — Главное управление навигации и океанографии МО СССР, 1984. — 335 с.</span>
  2. ↑ 1 2 [http://tass.ru/ekonomika/2008764 В воды южной части Курил на промысел вошли почти 240 японских шхун] // ТАСС, 1.06.2015
  3. ↑ 1 2 Лист карты [http://www.google.com/search?hs=uOq&q=%22K-55-16-%D0%93%22&btnG=Поиск&lr=&aq=f&oq= K-55-16-Г].
  4. ↑ Хахулина Л. В., Абаньшин П. А. [http://cyberleninka.ru/article/n/zabytyy-mayak-nostalgicheskoe-puteshestvie-na-mys-aniva-o-sahalin Забытый маяк: ностальгическое путешествие на мыс Анива (о. Сахалин)]. // Современные проблемы сервиса и туризма.— 2013.— № 3.. Проверено 16 апреля 2016.
  5. ↑ [http://www.nemuro.pref.hokkaido.lg.jp/gaiyo/gaiyo_01.htm Карта округа Нэмуро]  (яп.)
  6. ↑ [http://www.stat.go.jp/english/data/handbook/pdf/shjmap_a.pdf Administrative map of Japan (As of April 1, 2014)]  (англ.)
  7. ↑ [http://www.pref.hokkaido.lg.jp/sm/hrt/hopporyodo/rosia1.htm Управление по вопросам Северных территорий общего департамента губернаторства Хоккайдо]
  8. ↑ [http://www.mofa.go.jp/region/europe/russia/territory/overview.html Northern Territories Issue] (англ.). // Ministry of Foreign Affairs of Japan (1 March 2011). — «The Northern Territories consist of four islands located off the northeast coast of the Nemuro Peninsula of Hokkaido. They are: Habomai, Shikotan, Kunashiri and Etorofu. The Northern Territories are not included in the Kurile Islands»  Проверено 25 сентября 2015.
  9. ↑ Пыжьянов Ф.И., Браславец К.М. [http://www.kunashir.ru/index.php/2011-05-13-10-47-09/2011-05-18-11-40-41/6-2011-05-18-11-40-08 Остров Кунашир и Малые Курилы. Топонимический словарь. История в названиях на карте Сахалинской области.] (рус.) (1983, 1994). Проверено 22 мая 2013. [http://www.webcitation.org/6GqmB3XVh Архивировано из первоисточника 24 мая 2013].
  10. ↑ Тварковский Л. С. [http://www.kuriles-history.ru/up/lib/1996(3).pdf Военно-морские силы России на охране природных богатств морей российского Дальнего Востока: история и современность]. // Краеведческий бюллетень.— Южно-Сахалинск: Сахалинский центр документации новейшей истории, 1996.— Вып. 3. — «…начиная с 1963 года, японцы приступили к промыслу морской капусты в районе острова Сигнальный (Малая Курильская гряда). Право на этот промысел было обусловлено специальным межправительственным соглашением, а также соглашением, которое заключалось между Министерством рыбного хозяйства СССР и Всеяпонской ассоциацией рыбопромышленников»  Проверено 16 апреля 2016.
  11. ↑ [http://www.hrono.ru/dokum/198_dok/19810820ru_jap.html Соглашение между Министерством рыбного хозяйства СССР и Хоккайдской ассоциацией рыбопромышленников о промысле морской капусты японскими рыбаками]
  12. ↑ По мнению профессора В. Зиланова, существовало только межведомственное соглашение между СССР и Японией о промысле морской капусты, но не межправительственное. См.:
    • Зиланов В. [http://www.spsl.nsc.ru/history/descr/kuril.htm Южные Курилы: Вопрос, который не изжит]
  13. ↑ [http://www.vesti.ru/doc.html?id=223728 В Японии начали за деньги показывать российский остров Сигнальный] // Вести.ру.— 15.11.2008
  14. </ol>

Ссылки

  • [http://www.ykurilsk.ru/news/ykurilsk/56020/ Промысел морской капусты в районе острова Сигнальный откроется 1 июня] // ykurilsk.ru (Южно-Курильск).— 20.05.2009

Отрывок, характеризующий Сигнальный (остров)

– Конечно, мы только рады будем! – сразу же ответила обрадованная Стелла. Мне тоже, если честно, не очень-то улыбалась перспектива встречаться с кем-то ещё, «жутким и непонятным», особенно в одиночку. Но интерес перебарывал страх, и мы, конечно же, пошли бы, несмотря на то, что немного побаивались... Но когда с нами шёл такой защитник как Дин – сразу же становилось веселее... И вот, через короткое мгновение, перед нашими широко распахнутыми от изумления глазами развернулся настоящий Ад... Видение напоминало картины Боша (или Боска, в зависимости от того, на каком языке переводить), «сумасшедшего» художника, который потряс однажды своим искусством весь мир... Сумасшедшим он, конечно же, не был, а являлся просто видящим, который почему-то мог видеть только нижний Астрал. Но надо отдать ему должное – изображал он его великолепно... Я видела его картины в книге, которая была в библиотеке моего папы, и до сих пор помнила то жуткое ощущение, которое несли в себе большинство из его картин... – Ужас какой!.. – прошептала потрясённая Стелла. Можно, наверное, было бы сказать, что мы видели здесь, на «этажах», уже многое... Но такого даже мы не в состоянии были вообразить в самом жутком нашем кошмаре!.. За «чёрной скалой» открылось что-то совершенно немыслимое... Это было похоже на огромный, выбитый в скале, плоский «котёл», на дне которого пузырилась багровая «лава»... Раскалённый воздух «лопался» повсюду странными вспыхивающими красноватыми пузырями, из которых вырывался обжигающий пар и крупными каплями падал на землю, или на попавших в тот момент под него людей... Раздавались душераздирающие крики, но тут же смолкали, так как на спинах тех же людей восседали омерзительнейшие твари, которые с довольным видом «управляли» своими жертвами, не обращая ни малейшего внимания на их страдания... Под обнажёнными ступнями людей краснели раскалённые камни, пузырилась и «плавилась» пышущая жаром багровая земля... Сквозь огромные трещины прорывались выплески горячего пара и, обжигая ступни рыдающим от боли людским сущностям, уносились в высь, испаряясь лёгким дымком... А по самой середине «котлована» протекала ярко красная, широкая огненная река, в которую, время от времени, те же омерзительные монстры неожиданно швыряли ту или иную измученную сущность, которая, падая, вызывала лишь короткий всплеск оранжевых искр, и тут же, превратившись на мгновение в пушистое белое облачко, исчезала... уже навсегда... Это был настоящий Ад, и нам со Стеллой захотелось как можно скорее оттуда «исчезнуть»... – Что будем делать?.. – в тихом ужасе прошептала Стелла. – Ты хочешь туда спускаться? Разве мы чем-то можем им помочь? Посмотри, как их много!.. Мы стояли на чёрно-буром, высушенном жаром обрыве, наблюдая простиравшееся внизу, залитое ужасом «месиво» боли, безысходности, и насилия, и чувствовали себя настолько по-детски бессильными, что даже моя воинственная Стелла на этот раз безапелляционно сложила свои взъерошенные «крылышки» и готова была по первому же зову умчаться на свой, такой родной и надёжный, верхний «этаж»... И тут я вспомнила, что Мария вроде бы говорила с этими, так жестоко судьбой (или ими самими) наказанными, людьми ... – Скажи, пожалуйста, а как ты туда спустилась? – озадачено спросила я. – Меня Дин отнёс, – как само собой разумеющееся, спокойно ответила Мария. – Что же такое страшное эти бедняги натворили, что попали в такое пекло? – спросила я. – Думаю, это касается не столь их проступков, сколько того, что они были очень сильные и имели много энергии, а этим монстрам именно это и нужно, так как они «питаются» этими несчастными людьми, – очень по-взрослому объяснила малышка. – Что?!.. – чуть ли не подпрыгнули мы. – Получается – они их просто «кушают»? – К сожалению – да... Когда мы пошли туда, я видела... Из этих бедных людей вытекал чистый серебристый поток и прямиком заполнял чудищ, сидящих у них на спине. А те сразу же оживали и становились очень довольными. Некоторые людские сущности, после этого, почти не могли идти... Это так страшно... И ничем нельзя помочь... Дин говорит, их слишком много даже для него. – Да уж... Вряд ли мы можем что-то сделать тоже... – печально прошептала Стелла. Было очень тяжко просто повернуться и уйти. Но мы прекрасно понимали, что на данный момент мы совершенно бессильны, а просто так наблюдать такое жуткое «зрелище» никому не доставляло ни малейшего удовольствия. Поэтому, ещё раз взглянув на этот ужасающий Ад, мы дружно повернули в другую сторону... Не могу сказать, что моя человеческая гордость не была уязвлена, так как проигрывать я никогда не любила. Но я уже также давно научилась принимать реальность такой, какой она была, и не сетовать на свою беспомощность, если помочь в какой-то ситуации мне было пока ещё не по силам. – А можно спросить вас, куда вы сейчас направляетесь, девочки? – спросила погрустневшая Мария. – Я бы хотела наверх... Если честно, мне уже вполне достаточно на сегодня «нижнего этажа»... Желательно посмотреть что-нибудь полегче... – сказала я, и тут же подумала о Марии – бедная девчушка, она ведь здесь остаётся!.. И никакую помощь ей предложить мы, к сожалению, не могли, так как это был её выбор и её собственное решение, которое только она сама могла изменить... Перед нами замерцали, уже хорошо знакомые, вихри серебристых энергий, и как бы «укутавшись» ими в плотный, пушистый «кокон», мы плавно проскользнули «наверх»...

o-ili-v.ru

Сигнальный пистолет | The Long Dark Wiki

Сигнальный пистолет

Описание

Для запуска сигнальных ракет в воздух. Стреляет факельными ракетами.

Вес

0.40 кг (пустой)

    Сигнальный пистолет — это оранжевый (красный) пистолет 12 калибра, выполненный из карбона с элементами металла (механизм, накладка на рукоять). В игре используется для запуска факельных ракет. Пистолет однозарядный, поэтому после каждого выстрела требует перезарядки. За один выстрел пистолет теряет по 4% своей прочности.

    Прототипом этого пистолета является Orion 12 Gauge Alerter Basic-4.

    Сигнальный пистолет в основном используется для:

    После попадания в животное горящая ракета может застрять в его шкуре, вызвав при этом кровотечение (кроме лося) и последующую смерть. Сам факт выстрела из сигнального пистолета, независимо от попадания, в 100% случаев обращает в бегство пытающегося напасть на вас медведя, волка или лося. Также существует вероятность выстрелом из сигнального пистолета нанести нападающему животному критический удар, убив его таким образом.

    Для того, чтобы произвести выстрел из пистолета, необходимо взять его в руки. Это можно сделать через инвентарь или нажав кнопку "взять оружие" (по-умолчанию кнопка "2"). Так как пистолет хранится в ящике незаряженным, его необходимо зарядить (по-умолчанию кнопка "R"). Затем все просто — правой кнопкой мыши прицеливаемся, и, не отпуская правую, левой стреляем. После выстрела персонаж освободит пистолет от отработанной гильзы и пистолет останется незаряженным, а чтобы он был готов к следующему выстрелу, необходимо его снова зарядить.

    На данный момент ремонт и сбор сигнального пистолета недоступны.

    Пилигрим, скиталец и сталкерПравить

    На уровнях сложности пилигрим, скиталец и сталкер сигнальный пистолет можно найти в следующих подлокациях:

    Интересные факты Править

    • Этот сигнальный пистолет можно увидеть в фильме "Дорога" (The Road, 2009).
    • При попадании сигнальной ракеты в лед она рикошетит и летит немного дальше.
    • Прицеливаясь в волка, вы спровоцируете его напасть на вашего персонажа.

    ru.the-long-dark.wikia.com