Птичий камень. Птичий камень


Как выглядит камень «Куриный бог» и где его найти?

Камень «Куриный бог» - магические свойства

Камень «Куриный бог» является простым талисманом, который можно буквально найти под ногами. С древних времен люди считают, что он обладает огромной энергией, которую можно использовать себе во благо. Есть несколько способов, как правильно носить амулет.

Что это камень «Куриный бог»?

Камушек, имеющий любую форму и размер, со сквозным отверстием, называется «Куриным богом» и используют его в качестве сильного талисмана. Идеальным считаются варианты, у которых отверстие находится ровно посередине. Выясняя, как выглядит камень «Куриный бог» стоит заметить, что он может быть окрашен в разные цвета, что непосредственно влияет на силу талисмана.

Почему «Куриный бог» так называется?

Необычные камни со сквозным отверстием имели разные названия, которые зависели от традиций народа. Например, у европейцев они были «змеиными яйцами» или «камнями ведьмы», а у белорусов «стрелами Перуна». Русские называли камень с дыркой «Куриный бог», из-за того, что его использовали в древности для охраны курятников и других хозяйственных построек от нечисти, которая могла наслать мор. Согласно другой версии «куриный» является словоформой от «щуриный», то есть от бога Щура, который защищал двери и окна от проникновения в дом разных бед.

Где можно найти камень «Куриный бог»?

Самое большое скопление подобных камней находится на побережье водоемов. Для тех, кого интересует, где искать камень «Куриный бог», который обладает наибольшей энергией, тогда лучше отправляться на поиски на Урал. Мощным оберегом станет камень, найденный в жерле вулкана, поскольку он длительное время поглощал огненную энергию лавы, которая является воплощением духа земли. Разбираясь в теме – как найти камень «Куриный бог», стоит сказать о том, что искусственные талисманы не будут обладать никакой энергией.

камень куриный бог

Камень «Куриный бог» – магические свойства

Правильный талисман обладает огромной энергией и его используют для того, чтобы привлечь к себе материальный достаток, укрепить здоровье и излечиться от разных заболеваний, справиться с разными жизненными проблемами, найти любовь и исполнить заветное желание. Уже упоминалось, что цвет талисмана влияет на его силу:

  1. Белый – делает помыслы чище, учит доброте и терпению.
  2. Красный – такой камень «Куриный бог» поможет найти настоящую любовь.
  3. Голубой – привлечет удачу и подарит вдохновение.
  4. Черный – будет притягивать представителей противоположного пола.
  5. Черно-белый – очистит душу от совершенных ошибок прошлого.
  6. Зеленый – привлечет финансовый поток.
  7. Оранжевый – даст силы, чтобы противостоять ударам судьбы.

Возможности талисмана зависят от того, сколько камушков используется. Например, если соединить три штуки, то можно рассчитывать на сопутствие удачи в течение 10 лет. Если удастся найти и связать вместе семь камней, то человек получит защиту на всю оставшуюся жизнь. Имеет значение и материал, из которого сделан камень «Куриный бог», так вариант из коралла будет мощным оберегом для путешественников, а из бирюзы – поможет продвинуться по карьерной лестнице. Изделие из малахита является мощным оберегом для детей, но самый сильный талисман будет хрустальным.

почему куриный бог так называется

Как правильно носить «Куриный бог»?

После того как камень будет найден, необходимо принести его домой, помыть в проточной воде, чтобы смыть возможную негативную энергию. После этого следует заговорить камень с дырочной «Куриный бог», заклинание представлено ниже. Есть несколько вариантов, как можно использовать амулет:

  1. Чтобы улучшить сон, необходимо положить талисман возле кровати. Он может помочь человеку увидеть вещие сны и получить подсказку. Для этого перед тем, как уснуть обратитесь к камню со своим вопросом.
  2. Оберег «Куриный бог» можно носить в виде подвески, используя для защиты в конкретной ситуации.
  3. Повесить талисман можно возле входной двери на видном месте. Благодаря этому можно будет защититься от разного негатива.
  4. Чтобы загадать желание, необходимо посмотреть в отверстие камня и сказать о своей мечте. После этого сожмите его в руках и почувствуйте его энергию.
  5. Для привлечения денег, носите камень в кошельке.
  6. В период, когда помощь амулета не нужна, его рекомендуется повесить в шкафу, где хранится одежда.
как правильно носить куриный бог

 

womanadvice.ru

Птичий камень — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Птичьи камни, англ. Bird stones — доисторические, абстрактные резные каменные изображения индейцев северо-востока США. Обычно помещались в могилу и, по-видимому, играли церемониальную роль.

Точное назначение «птичьих камней» неизвестно. В большинстве таких камней имеется небольшое отверстие, просверленное в основании шейки, и ещё одно — в задней части, предположительно для монтажа. Согласно некоторым теориям, «птичьи камни» надевались на атлатль (короткий шест, используемый для метания копья), в дополнение к своему церемониальному предназначению[1].

К настоящему времени найдено несколько тысяч «птичьих камней», в основном к востоку от Миссисипи, прежде всего на территории штатов Нью-Йорк, Огайо, Мичиган и Висконсин[2]. Длина камней колеблется от 8 до 15 см, стили весьма разнообразны. Большинство таких каменных изображений выполнены из серовато-зелёного сланца[3].

Напишите отзыв о статье "Птичий камень"

Примечания

  1. ↑ [www.museum.state.il.us/muslink/nat_amer/pre/htmls/a_weapons.html Native Americans:Prehistoric:Archaic:Technology:Weapons]
  2. ↑ Encylopaedia Brittanica, Micropaedia, Vol II at p36
  3. ↑ www.ohioarch.org/PastArticles4.htm

Ссылки

  • [www.google.com/u/csasi?hl=en&lr=&ie=ISO-8859-1&domains=www.csasi.org&q=birdstone&btnG=Search&sitesearch=www.csasi.org Central States Archaeological Societies bird stone articles]

Отрывок, характеризующий Птичий камень

Mes loisirs ensuite et mes vieux jours eussent ete consacres, en compagnie de l'imperatrice et durant l'apprentissage royal de mon fils, a visiter lentement et en vrai couple campagnard, avec nos propres chevaux, tous les recoins de l'Empire, recevant les plaintes, redressant les torts, semant de toutes parts et partout les monuments et les bienfaits. Русская война должна бы была быть самая популярная в новейшие времена: это была война здравого смысла и настоящих выгод, война спокойствия и безопасности всех; она была чисто миролюбивая и консервативная. Это было для великой цели, для конца случайностей и для начала спокойствия. Новый горизонт, новые труды открывались бы, полные благосостояния и благоденствия всех. Система европейская была бы основана, вопрос заключался бы уже только в ее учреждении. Удовлетворенный в этих великих вопросах и везде спокойный, я бы тоже имел свой конгресс и свой священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В этом собрании великих государей мы обсуживали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином. Европа действительно скоро составила бы таким образом один и тот же народ, и всякий, путешествуя где бы то ни было, находился бы всегда в общей родине. Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные, большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей и т.д.

wiki-org.ru

Птичий камень — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

[[К:Википедия:Изолированные статьи (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Изолированные статьи (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]][[К:Википедия:Изолированные статьи (страна: Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.)]]Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Птичий каменьОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Птичий каменьОшибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found.Птичий камень

Птичьи камни, англ. Bird stones — доисторические, абстрактные резные каменные изображения индейцев северо-востока США. Обычно помещались в могилу и, по-видимому, играли церемониальную роль.

Точное назначение «птичьих камней» неизвестно. В большинстве таких камней имеется небольшое отверстие, просверленное в основании шейки, и ещё одно — в задней части, предположительно для монтажа. Согласно некоторым теориям, «птичьи камни» надевались на атлатль (короткий шест, используемый для метания копья), в дополнение к своему церемониальному предназначению[1].

К настоящему времени найдено несколько тысяч «птичьих камней», в основном к востоку от Миссисипи, прежде всего на территории штатов Нью-Йорк, Огайо, Мичиган и Висконсин[2]. Длина камней колеблется от 8 до 15 см, стили весьма разнообразны. Большинство таких каменных изображений выполнены из серовато-зелёного сланца[3].

Напишите отзыв о статье "Птичий камень"

Примечания

  1. ↑ [http://www.museum.state.il.us/muslink/nat_amer/pre/htmls/a_weapons.html Native Americans:Prehistoric:Archaic:Technology:Weapons]
  2. ↑ Encylopaedia Brittanica, Micropaedia, Vol II at p36
  3. ↑ http://www.ohioarch.org/PastArticles4.htm

Ссылки

  • [http://www.google.com/u/csasi?hl=en&lr=&ie=ISO-8859-1&domains=www.csasi.org&q=birdstone&btnG=Search&sitesearch=www.csasi.org Central States Archaeological Societies bird stone articles]

Отрывок, характеризующий Птичий камень

Могучий палач легко поднял кардинала, привязывая к его ступням тяжёлый камень. Вначале я не могла понять, что означала такая пытка, но продолжение, к сожалению, не заставило себя ждать... Палач потянул рычаг, и тело кардинала начало подниматься... Послышался хруст – это выходили из мест его суставы и позвонки. Мои волосы встали дыбом! Но кардинал молчал. – Кричите, Мороне! Доставьте мне удовольствие! Возможно, тогда я отпущу вас раньше. Ну, что же вы?.. Я вам приказываю. Кричите!!! Папа бесился... Он ненавидел, когда люди не ломались. Ненавидел, если его не боялись... И поэтому для «непослушных» пытки продолжались намного упорнее и злей. Мороне стал белым, как смерть. По его тонкому лицу катились крупные капли пота и, срываясь, капали на землю. Его выдержка поражала, но я понимала, что долго так продолжаться не сможет – каждое живое тело имело предел... Хотелось помочь ему, попробовать как-то обезболить. И тут мне неожиданно пришла в голову забавная мысль, которую я сразу же попыталась осуществить – камень, висевший на ногах кардинала, стал невесомым!.. Караффа, к счастью, этого не заметил. А Мороне удивлённо поднял глаза, и тут же их поспешно закрыл, чтобы не выдать. Но я успела увидеть – он понял. И продолжала «колдовать» дальше, чтобы как можно больше облегчить его боль.

o-ili-v.ru

rulibs.com : Фантастика : Научная фантастика : Глава двенадцатая, приводящая наших героев на остров Птичий Камень : Евгений Войскунский : читать онлайн : читать бесплатно

Глава двенадцатая, приводящая наших героев на остров Птичий Камень

Так вот ты какая!..

Направо — жара, солончак, барханы,

Налево — бархан, солончак, жара.

Н. Тихонов, «Полустанок в пустыне»

Ранним утром два долговязых молодых человека вышли из здания аэропорта и сели в автобус.

Незачем пояснять, что это были инженеры Костюков и Потапкин. Самолет только что доставил их из Красноводска.

Казалось бы, что трудного — найти небольшой участок моря меж двух берегов, если есть подробнейшие морские карты. Но вот уже сколько времени рыщут Николай и Юра по побережьям, а такого участка, который подошел бы по всем статьям, не нашли.

Вот и за море они слетали, осмотрели пролив между Челекеном и островом Огурчинским и другие места — тоже ничего подходящего. В последний день командировки молодые инженеры решили съездить на Красноводскую косу. Долго бродили они по унылым прибрежным пескам и возле поселка Кызыл-Су вдруг наткнулись на каменный обелиск, увенчанный пушечным ядром и крестом. Памятник окружала ограда из якорных цепей, ступени его были занесены мелкими песчаными волнами.

«Красноводсюй отрядъ — сподвижникамъ Петра Перваго»,

— прочли они потемневшую надпись. Потом шли даты, среди них —

«1719».

Еще надпись:

Въ пустынъ дикой

Васъ, братья, мы нашли

И теплою молитвою

Вашъ прахъ почли.

— Постой, 1719 — это, случайно, не дата гибели экспедиции Бековича-Черкасского? — вспомнил Николай.

— Кажется, — сказал Юра. — Не знал, что участникам экспедиции памятник здесь поставлен… Видишь дату — 1872? Должно быть, в том году соорудили.

Они постояли перед обелиском, сфотографировали его и попутным катером вернулись в Красноводск. Задумчиво смотрели с кормы на уплывающую в вечернюю дымку косу, и воображение их рисовало старинные корабли у этих плоских песчаных берегов, сумрачного князя Черкасского с приставленной к глазу подзорной трубой, беспокойного, колючего гидрографа Кожина, склонившегося над картой, веселого, ясноглазого Федора Матвеева, не догадывающегося еще, какая трудная и необычная судьба его ожидает…

«Въ пустынъ дикой васъ, братья, мы нашли…» Строки, высеченные на обелиске, не выходили из головы. Странное дело: и раньше Николай и Юра не сомневались в достоверности матвеевской рукописи, но герои ее рисовались их мысленному взгляду как бы черно-белыми оттисками старинных гравюр; теперь они вдруг встали перед ними во плоти — обожженные солнцем пустыни, истомленные жаждой, в пропахших потом рубахах…

Итак, прилетев рано утром из Красноводска, наши друзья сели в автобус и поехали в город. Они молча смотрели в окно на знакомый с детства пейзаж: лес нефтяных вышек, серебристые резервуары, небольшие озерца, окаймленные коричневой полосой, мазута, бесчисленные переплетения труб. Юра задремал, свесив голову на грудь. Николай толкнул его локтем в бок, сказал грубовато:

— Очнись, сонная тетеря. Что начальству докладывать будем?

— Вот я доложу тебе сейчас по шее! — проворчал Юра и снова закрыл глаза.

— Из всего, что мы видели, лучшее место — это все-таки Птичий Камень, — продолжал Николай. — Недалеко, и глубины подходящие. Слышишь, Юрка? — Он опять ткнул его в бок.

— Самое паршивое место Птичий Камень! — сердито сказал Юра, отодвигаясь от Николая.

— Почему?

— Потому что голое, необорудованное.

Через некоторое время, когда автобус уже катил по улицам города, Юра сказал:

— Вообще, конечно, лучше Птичьего Камня не найти.

— Не подойдет твой Птичий Камень, — отозвался Николай.

— Почему?

— Гиблое место. Необорудованное.

— Ну, ты как хочешь, — заявил Юра, — а я буду докладывать о Птичьем Камне.

Они договорились через час встретиться в институте и разошлись по домам — помыться с дороги и позавтракать.

Бондарный переулок еще спал. Утренний ветерок робко шелестел в пыльных ветвях акаций. Где-то в открытом окне залился будильник.

Николай прошел под аркой. Во дворе он увидел Вову. Атлет не спеша приседал и выпрямлялся, в руках у него были крупные гантели. Он таинственно подмигнул Николаю, потом поманил его пальцем и сказал громким шепотом:

— Позавчера у нас в институте собрание было. На поруки меня взяли, понял?

— То есть как? — не понял Николай.

— Туго до тебя доходит. Не выспался, что ли? Ты московскую железку помнишь, которую я в музее взял?

Николай кивнул.

— Ну вот. Под суд хотели меня, понял? А за что? Для себя я, что ли, брал? Мне она нужна была, как петуху тросточка. Собрание меня уважило: на поруки взяли. Единогласно, понял? Только замдиректора по хозяйственной части воздержался.

— Поздравляю, — сказал Николай.

— Спасибочко. — Вова поиграл гантелями. — А Опрятина-то — слышал? — оправдали вчистую.

— Оправдали?

— Ага. Анатолия Петровича знаешь что убило? Шариковая молния.

— Что-о?…

— Шариковая, говорю, молния. Научное явление, понял?

Николай махнул рукой и взбежал по лестнице к себе.

Пока он умывался, покряхтывая и разбрызгивая воду, мать хлопотала у газовой плиты, рассказывала о домашних делах.

— Вот голова! — воскликнула она вдруг. — Самое главное забыла сказать. Вчера вечером приходила Рита.

Плеск и кряхтение разом прекратились. Николай повернул к матери намыленное лицо.

— Рита?…

— Да. Пришла и говорит: «Здравствуйте, я Рита, которая когда-то жила в вашем доме. Матвеева». А я говорю…

— Зачем она приходила? — нетерпеливо прервал ее Николай. Мыльная пена щипала ему глаза, он тер их пальцами.

— Не знаю. Просила, чтобы ты позвонил, когда вернешься.

Николай поспешно закончил умыванье, вытерся, натянул рубашку и кинулся к двери.

— А завтрак? — крикнула мать вдогонку. — Куда же ты?

— Звонить! — уже с лестницы донесся голос Николая.

Занятия еще не начались — стояла вторая половина августа, — но Рита ежедневно ходила в школу. Она затеяла переоборудование кабинета биологии, расширяла школьный опытный участок, — работы хватало. В этом было ее спасение.

Валя часто забегала к ней по вечерам. Несколько раз приходили Николай и Юра. А однажды нагрянул весь экипаж «Меконга». В этот вечер героем был Валерка Горбачевский. Он уже третий день не расставался с номером академического журнала, в котором была помещена небольшая статья Багбанлы о перестройке внутренних связей вещества. В статье упоминался «эффект Горбачевского» — так назвал старик Бахтияр памятный случай с Валеркиным пальцем. Валерка, сияя, показал Рите статью. Рита ничего в ней не поняла — статья почти сплошь состояла из формул и пучков кривых в координатных угольниках, — но поздравила Валерку, который и сам ничего не понимал в статье. Юра подшучивал над ним, утверждал, что слепок с Валеркиного пальца, а может быть и сам палец, скоро будет выставлен в Москве, на Выставке достижений народного хозяйства.

Но вечера, когда Рита оставалась наедине со своим горем…

Она не находила себе места. Бродила по комнатам, бесцельно трогала и переставляла вещи. Подолгу стояла у книжных полок, листала его книги. Ей попадались карандашные пометки на полях, сделанные его рукой, — она всматривалась в них, пытаясь разгадать смысл отчеркиваний и значков.

Она видела Анатолия таким, каким он был в начале их любви, — веселым, увлеченным, общительным. Он умел безудержно фантазировать и посмеиваться над собственными фантазиями. Да, именно таким он жил теперь в ее памяти.

Иногда — гораздо реже — Рита вспоминала последнюю встречу с Анатолием во дворе Института физики моря. «Помнишь, как мы в прошлом году плыли по Волге?» — грустно спросил он тогда. Это были его последние слова — последние, которые она слышала. Уходя, она оглянулась. Он стоял возле газона, залитого солнцем, и смотрел на нее, и руки у него были опущены…

Она гнала прочь это воспоминание. Она не хотела плакать.

Однажды Рита наткнулась на общую тетрадь в синей клеенчатой обложке, затиснутую меж двух толстых книг. Стала листать ее. Это было нечто среднее между дневником и рабочей тетрадью. Заметки для памяти чередовались с записями хода экспериментов, формулами, схемами. Были здесь и записи другого рода, какие поверяют только дневнику. Вначале — стремительный, четкий почерк, точные формулировки, аккуратные схемы, в конце — неразборчивые каракули, нанесенные неверной, трясущейся рукой, пытавшейся догнать горячечные мысли, которые рождались в перевозбужденном мозгу.

Забившись в уголок дивана, Рита читала и перечитывала тетрадь. И — не выдержала: упала ничком, разрыдалась. Кот Пронька недоуменно щурился на нее из своего угла. В первый раз она плакала — горько, безутешно. Ее бил озноб.

Утром она позвонила Юре, ей сказали, что он уехал в командировку. Она пошла на работу и до вечера провозилась на школьном участке. А потом, медленно идя по шумным и жарким улицам, вдруг поняла, что не может, просто не может прийти сейчас домой в пустую квартиру…

Рита пошла в Бондарный переулок. Вот и знакомый двор. Она остановилась, вся во власти щемящего чувства. Какой он стал маленький и старый, двор ее детства! Вот лестница. И фикусы, выставленные для поливки. Застекленная галерея их старой квартиры… Сколько раз она выбегала отсюда навстречу отцу, кидалась ему на шею… Сейчас здесь висит вывеска «Ремонт капроновых чулок», а за распахнутой дверью ходит дородная женщина в пестром халате, и половицы скрипят под ее грузными шагами. Да, да, там и раньше скрипели половицы…

Медленно, как во сне, поднялась Рита на второй этаж. Ей открыла пожилая женщина с добрым и знакомым лицом.

— Здравствуйте, Вера Алексеевна. Я Рита, которая жила когда-то в этом доме. Рита Матвеева…

— Ни за что бы не узнала! — Вера Алексеевна обняла ее, повела в комнату. — Жаль, Коли нет. В командировку уехал.

— И он в командировке?…

Вера Алексеевна не отпустила ее, усадила пить чай. Рита пила чай с вареньем и все косилась на большой фотопортрет в рамке. Насупленный чубатый мальчишка в белой рубахе с высоко закатанными рукавами — это Коля. Такой, каким был тогда…

Она долго просидела у Веры Алексеевны. Хорошо было слушать ее неторопливый разговор. Уходя, сказала тихо:

— Спасибо вам.

— За что? — удивилась Вера Алексеевна.

Звонок. Кто бы это в такой ранний час? Рита выскочила из ванной комнаты, побежала к телефону. В трубке — знакомый глуховатый голос:

— Извини, что так рано… Понимаешь, только что приехал из командировки, мать мне сказала…

— Ничего, Коля. Я уже не сплю. Здравствуй.

— Здравствуй. — Неловкая пауза. — Забыл даже поздороваться…

Она улыбнулась:

— Ничего. Мне нужно поговорить с тобой.

Они встретились на троллейбусной остановке возле Ритиной школы. Николай с нескрываемой тревогой взглянул на Риту:

— Что-нибудь случилось?

— Я нашла тетрадь Анатолия. Его рабочие записи. Я многого не поняла, но… Может быть, вам они пригодятся. — Она вынула из портфеля тетрадь в синей обложке. — Вот, возьми. Почитай сам, можешь дать Привалову или этому московскому академику, которому вы послали нож.

— Хорошо, Рита. Я сегодня же прочту.

— И еще… — Она понизила голос и на секунду закрыла глаза. — Имя Анатолия связывают с гадкими слухами. Коля, ты должен сделать так, чтобы его имя… Чтобы узнали правду.

«Ах, если бы ты разрешила мне сделать это раньше! — подумал он. — Если бы тогда, в поезде, не связала меня обещанием. Какую ошибку ты совершила!..»

— Хорошо, Рита, — сказал Николай. — Я сделаю все, что смогу.

Она быстро пожала ему руку:

— А теперь иди. И не исчезай надолго. Звони. Николай помчался к себе в институт. Юра уже сидел в кабинете у Привалова и излагал свои соображения относительно Птичьего Камня.

А во второй половине дня Юра и Николай на институтском катере отплыли на Птичий Камень1 — небольшой остров в нескольких милях от берега.

Островок был плоский и круглый, как тарелка. С наветренной стороны возвышалась черная скала, обкатанная прибоем. Эта скала, в которой гнездились чайки, и дала имя островку.

До вечера наши друзья размечали площадку для будущих сооружений. Катер должен был вернуться за ними лишь на следующий день.

Они разбили палатку, разожгли примус, наскоро приготовили испытанный «кондёр». Затем Николай вытащил из рюкзака тетрадь в синей клеенчатой обложке. Друзья легли рядом на песок и принялись читать.

ИЗ ДНЕВНИКА БЕНЕДИКТОВА

12 мая

Пока ничего не получается. Но я чувствую, что прав. Биотоки должны быть основой. Их природа настолько своеобразна, что получить их искусственно нельзя. Времени мало, приходится работать дома, по ночам. Если бы иметь свою лабораторию! Но об этом заявлять еще рано. Не примут всерьез. Не приняли же мою статью.

19 мая

Сон — бессмысленная трата времени. К трем часам ночи слипаются глаза. Попробовать разве?… Буду осторожен. Один укол, половина куб. см в день — и мозг ясен, усталости как не бывало. Доза безопасная. Ритке, конечно, ни слова.

3 июня

Сегодня размечтались с Ритой. Великое Проникновение в глубь Вещества!

7 июня

Рита требует, чтобы я взял отпуск. «Переутомился, нервные вспышки…» В самом деле, стал раздражительным. Чуть-чуть увеличил дозу. Ничего, не страшно. Вчера попробовал новый режим облучения рыб. Кажется, обнадеживающий результат. Искать дальше!

28 июня

Тупик. Иногда кажется, что я совершенная бездарность. Устал. Придется взять отпуск. Рита хочет ехать по Волге.

15 августа

Идиотская история на теплоходе. Сам не понимаю, как получилось. Вспылил. Черт бы побрал этого рецензента! Нож утонул. Что теперь делать? Нож все время нужен для проб. Рита кинулась за борт. Не нашла, конечно. Разве найдешь? Проклятая вспышка! Теперь все погибло.

17 августа

Продолжаю работать. Ведь тот, кто сделал нож проницаемым, тоже начал на голом месте. А впрочем, кто его знает: может, у него был какой-то исходный материал?

24 августа

Неделя больших событий. Работаю с Опрятиным. Я не хотел, но… Так получилось. Пороху он, пожалуй, не выдумает, но мыслит остро. А мне нужен именно физик. Да, правильно сделал, что согласился. Поставили очень интересный опыт. Игла вошла в металл — и сразу тряхнуло. Силы отталкивания? О. считает эту минуту великой. Сейчас попробую восстановить в дневнике все фазы опыта…

11 сентября

Перешел в Институт физики моря. Работаю в лаборатории О. Удобно во многих отношениях. Главное — лаборатория на острове Ипатия. Никто не мешает опытам. Собираем оборудование. О. разработал солидную энергоустановку. Узнал, что в мое отсутствие приходили приваловские мальчишки. Они нашли рукопись Матвеева. Теперь ищут нож?

2 октября

Никак не удается повторить тот эффект. Случайность?… Без ножа — как без рук. О. уверяет меня, что нож не утонул. Он искал в том месте. Где же он? У Риты? Не может быть. Правда, она усиленно уговаривает меня бросить опыты. Но прятать нож?…

9 октября

Шесть ампул в день — без этого я не человек. Бугров достает где-то. Дерут бешеные деньги. Отвыкать будет трудно: хлористый кальций, горячие ванны… Но пока не могу обходиться. С Ритой — разлад у нас. Плохо. Ладно, кончу работу — все наладится. О. настаивает, что нож у нее…

15 октября

Нож! Нужен нож. Теперь я убежден: он может передать в соответствующих условиях свои свойства. Установка «заражения»! Да, это мысль. Имел на острове разговор с О. Установка «заражения», перекрещ. поля, электреты… О. собирается в Москву за каким-то «ключом тайны». Чепуха.

22 октября

Те, приваловские, добились какого-то интересного эффекта проницаемости. На квартире у Потапкина — это сосед Бугрова. Каким путем они идут? У них мощная поддержка — ак. Багбанлы. Надо торопиться. Нет ножа! Искал дома, все перерыл. Нет. О. обещает добыть.

18 декабря

Ушел из дому. Живу у О. Рита узнала об уколах. Скверно получилось. И еще этот проклятый нарыв. Лаемся с О. ежедневно. Рита звонила. Я не подошел к телефону. Старый упрямый идиот! Рита, ты потом все узнаешь — и простишь!

10 января

О. прилетел из Москвы с ножом! Она отдала ему нож. Поняла, что я все равно не брошу поиски, и отдала. Спасибо тебе, родная! Теперь — за работу! А «ключ тайны» оказался каким-то нелепым гороскопом. Надо было видеть, как бешено ругался О. Черт с ним. За работу!!

1 марта

Не вылезаю с острова. Установка «заражения» работает. Собаки в клетке становятся проницаемыми. Не могу понять: почему проницаемые собаки едят непроницаемую похлебку? Куски мяса пытаются схватить, но только щелкают зубами. А похлебку жрут. Дышат, пьют и едят похлебку. Если бы узнать, как питался Бестелесный Федора Матвеева! И еще загвоздка: проницаемость, достигнутая нами, кратковременна…

27 марта

Вернулся домой. Обещал Рите: как закончу работу, пойду к д-ру Халилову. Сам чувствую: здоровье пошатнулось. Проницаемость есть — нет стабильности. Все чаще приходит в голову: зачем мучиться в одиночку? Привалов, Багбанлы и москвичи повели работу широким фронтом. Пойти к ним?… Нет, не пойду. Да и осталось немного.

12 апреля

Опрятин сделал портативную установку. В чемоданчике — мощная батарея электретов. Она дает постоянное поле, а собственные биотоки того, в чьей руке чемоданчик, — переменное поле. То же, что в большой установке, только проще. Источник «заражения» — кусок превращенной меди. Правая застежка чемодана включает установку, левая — дает обратное превращение. Пробовали установку. Вокруг человека, по контуру — превращенная зона до 6 см. Одежда попадает в зону. Странное ощущение. Ходить надо, опуская ступни плашмя. На некотором расстоянии от гравитационной массы — земли — превращенное вещество притягивается к ней. При соприкосновении с ней (с ближайшей по вертикали к центру земли точкой) отталкивается. Надо учиться ходить в таком состоянии. Чтобы сесть на стул, надо слегка подпрыгнуть и садиться в тот момент, когда ноги отрываются от земли. Иначе зад проваливается сквозь стул. Отталкивается от гравитационных опор только ближайшее к ним. Чемоданчик хорош. Почему проклятая стабильность в руки не дается?

28 мая

Все время неожиданности. Вчера собака провалилась сквозь бетон. Бугров бунтует: не хочет возить на остров собак. Жалеет, сентиментальный идиот. Привез пять коробок ампул и заявил, что больше не хочет доставать.

10 июня

Клетка взбесилась. Глотает все. Целыми днями торчу в клетке. Ни черта не понять. Скверно себя чувствую. Хватит. Надо собрать материалы и идти к Привалову.

24 июня

Сегодня Рита приходила в институт. Будто из другого мира пришла… У нее грустные глаза. Скоро, скоро, милая. Подожди еще чуть-чуть. Ее пригласили совершить прогулку на яхте. Пусть сходит, проветрится.

13 июля

Дома духота, все окна закрыты, пылища. Рита уехала. Завтра еду на остров в последний раз. Заберу нож и материалы последних опытов. Подготовлю сообщение для академии. Это не победа, когда идешь на ощупь и не понимаешь сути явления. Сколько сил потрачено! Сколько тяжких жертв! Нет, я еще не конченый человек. Лягу в больницу к Халилову. Решено!

rulibs.com


Смотрите также