Декоративный камень юга Кавказа. Камни юга


великие камни юга. Тайна племени Голубых гор

великие камни юга

Мегалит — древняя и очень своеобразная культура "великих камней". Она нашла свое отражение в погребальных и ритуальных памятниках. Люди мегалитической культуры хоронили своих мертвых странным способом и отмечали места погребений кольцом неотесанных камней, огромными валунами или высекали могилы в скалах. Они поклонялись камням, врытым вертикально, святилищам, сложенным из плоских камней, и приносили им жертвы. С тех пор прошли тысячелетия. Исчезли те, кто создал мегалитические погребения и алтари, и как свидетели прошлого остались только загадочные кольца камней, дольмены и врытые в землю камни, напоминающие странные очертания человеческих фигур. Создатели мегалитической культуры тысячелетия тому назад населяли обширные пространства от Средиземноморья до Месопотамии и Кавказа, от страны древнего Ирана до Индии. Что это были за племена и народы, объединенные общностью погребального ритуала, откуда они пришли и где осели, чем они занимались и на каком языке говорили — сейчас сказать трудно.

Памятники мегалитической культуры довольно интенсивно покрывают территорию Южной Индии. Что касается Северной и Центральной Индии, то за малым исключением они там отсутствуют. Андхра Прадеш, Тамилнад, Майсур и Керала своими мегалитами привлекли внимание английских и индийских археологов еще в прошлом веке. Раскопки погребений более или менее регулярно ведутся уже два столетия. Сначала этим занимались археологи-одиночки, затем — Археологическая служба Индии. Был накоплен богатейший материал, позволяющий сделать некоторые выводы. Раскопки в Брахмагири и Маски в Майсуре, в Чинглепате, Пуддуккотаи и Адичиналлуре в Тамилнаде, в Шорануре и Дживарджи в Андхра Прадеш, в районе Кочина в Керале значительно обогатили наши знания о создателях южноиндийского мегалита. Результаты этих раскопок оказались немалым вкладом в мировую археологическую науку.

Если вы путешествуете по Югу Индии, то обязательно наткнетесь и в горном районе, и в долине на камни, врытые вертикально, и на древние погребальные кольца камней. Многие из них еще не тронуты и ждут своих исследователей. В 1947 году английский археолог Уиллер раскопал мегалитическое погребение в Брахмагири. Окруженное традиционным кольцом камней погребение имело в центре каменный ящик, сложенный из плоских плит, где находились останки. В захоронении Уиллер обнаружил железные предметы, черно-красную керамику и другие вещи, необходимые умершему в "том мире". Брахмагирское погребение, содержавшее ярко выраженные признаки культуры железного века, Уиллер датировал III веком до н. э. Под слоем захоронения периода железного века исследователь нашел следы иной культуры. Это была так называемая южноиндийская культура каменного топора, относящаяся к эпохе неолита. Неожиданным и странным явилось одно обстоятельство. Не существовало никаких переходных слоев между эпохой железа и культурой "каменного топора". Погребение в Брахмагири почти не содержало каменных орудий. Переход от неолита к железу совершился резко и быстро. По всей видимости, обе культуры не были связаны между собой. При исследовании материала Брахмагири напрашивался только один вывод: культура железа, столь характерная для мегалитических погребений, возникла сразу, а не развилась на основе местного неолита. Но история человечества со всей убедительностью свидетельствует, что ничего сразу не возникает и что любая новая культура должна иметь корни в предшествующей. В Южной Индии эта эволюционная закономерность оказалась странным образом нарушенной. Поэтому стало историческим фактом, что кто-то принес с собой культуру железа в Южную Индию.

Носители этой культуры, племена или народности, вероятно, были более развиты, нежели местное население, представлявшее культуру "каменного топора". И поскольку на Юге культура железа ассоциируется в основном с мегалитическими погребениями, то, очевидно, создатели мегалитов были пришельцами, принесшими с собой новую материальную культуру и обычай складывать для своих умерших кольца из камней. Естественно возникают вопросы, когда это случилось и откуда пришли в Южную Индию создатели мегалитических погребений, знакомые с железом?

На первый из этих вопросов ответить относительно легко. Он связан в какой-то мере с датировкой мегалитических памятников. Расхождений при этом много, поскольку те методы, которые использовались при определении времени погребений, не отличались точностью. Ряд ученых сходятся во мнении, что поздняя граница южноиндийского мегалита пролегает где-то в районе I века до н. э. — I века н. э. Что же касается ранней его границы, то есть периода практического возникновения мегалитической культуры, то по этому вопросу имеется не одно предположение. Видный антрополог Фюрер-Хаймендорф считает, что мегалит возник в Южной Индии в середине I тысячелетия до н. э. Индийский ученый Т. Б. Наяр называет несколько иную дату — начало I тысячелетия до н. э. и допускает даже более ранний период. Его коллега М. Арокиасвами, занимающийся проблемой происхождения дравидов, приводит ту же дату. Известный археолог Б. Субба Рао утверждает, что мегалит Южной Индии нельзя датировать более ранним временем, чем VI век до н. э. Английский исследователь Гордон относит появление пришельцев на юге страны к VII–IV векам до

н. э., а Слейтер — к X–VIII векам до н. э. Археолог М. Тейлор, раскапывавший мегалитические погребения в Андхре в конце прошлого века, пришел к выводу, что самые ранние из них насчитывают минимум три тысячи лет и, видимо, относятся к концу II тысячелетия до н. э. Таким образом, ранняя граница мегалитических погребений растянута во времени от конца II тысячелетия до IV века до н. э. Сейчас трудно сказать, кто из ученых прав. Дело в том, что датировка южноиндийского мегалита производилась по конкретным погребениям. И вполне вероятным может оказаться, что все эти даты имеют основание. Вряд ли можно считать, что мегалитическая культура Юга Индии насчитывает всего несколько веков. То разнообразие, которое мы наблюдаем при исследовании мегалитических погребений, свидетельствует, возможно, о длительной эволюции этой культуры на протяжении не менее тысячи лет. Но это разнообразие тем не менее сохраняло общие черты, присущие культуре мегалита в целом.

Индийский ученый В. Кришнасвами сделал попытку классифицировать типы южноиндийского мегалита[69]. Он выделил три основных типа мегалитических погребений: чинглепатский, пудуккоттайский и кочинский.

Чинглепатский тип погребений имеет три разновидности. Первая — дольменоидный кист, или каменный ящик, слегка возвышающийся над поверхностью и окруженный кольцом камней. Ящик обычно сориентирован с востока на запад. Внутри таких захоронений иногда попадаются глиняные саркофаги с той же ориентацией, что и сам кист. Вторая разновидность — это глиняная урна, помещенная в земле и отмеченная сверху кольцом камней. И наконец, в третьей разновидности чинглепатского типа мегалитических погребений место захоронения отмечено только курганом или холмом. Внутри находится урна или саркофаг.

Пудуккоттайский тип мегалитов имеет тоже свои разновидности. Первая — урна, помещенная в землю и отмеченная кольцом камней. Саркофаги в таких погребениях уже не встречаются. Вторая разновидность — опять-таки традиционное кольцо камней, в центре которого врыт кист, образованный плоскими плитами, сориентированный с востока на запад и разделенный обычно на две секции. К этой разновидности пудуккоттайского типа принадлежат и знаменитые мегалитические захоронения Брахмагири.

И наконец, кочинский тип, отличающийся от первых двух тем, что место захоронения обычно отмечено одиночным вертикальным камнем (менгир) или валуном своеобразной формы, иногда напоминающим гриб или зонтик. В таких погребениях использовались урны и кист нередко высекался прямо в скальной почве.

Изучая эти типы мегалитических погребений, можно установить и способы захоронения. Хоронили в урнах, в саркофагах, каменных ящиках или просто в земле. Несколько способов захоронения могут сочетаться в одном погребении. Так, урна или саркофаг могут находиться в каменном ящике, или тело помещали прямо в землю рядом с кистом, и так далее. Важный момент при изучении способов захоронения — состояние и помещение самих останков. Археологический материал, имеющийся в нашем распоряжении, дает возможность отметить кое-какие характерные черты погребального ритуала. Наиболее распространенным в мегалитах Южной Индии является так называемое вторичное погребение. Разрозненные человеческие кости, обнаруженные во многих погребениях, свидетельствуют о том, что первая погребальная церемония не связана с захоронением, как таковым. Существовал, очевидно, какой-то ритуал, после которого от умершего оставались кости. Возможно, кости выборочно помещались в погребение. Такое вторичное погребение характерно для большинства мегалитов Чинглепата, Адичиналлура, Брахмагири, Шоранура и других. Эти "неполные комплекты" костей древних создателей мегалитов могли быть помещены в урнах, саркофагах, в каменных ящиках или просто в земле. Иногда археологи, вскрывающие то или иное погребение, вовсе не обнаруживают останков. В некоторых же их количество крайне мизерно. Так, в одном из захоронений Чинглепата в большом глиняном саркофаге нашли только… два зуба. Нередко эти разрозненные кости в урнах и саркофагах бывают смешаны с землей. Кости вторичного погребения различаются по "обработке". Некоторые из них не носят на себе следов кремационного костра, и земля в таких погребениях бывает свободна от пепла. Так, в захоронениях Чинглепата, Адичиналлура, Кералы кости обработаны каким-то другим способом. В то же время в Дживарджи и Чикунхулли (Андхра) М. Тейлор обнаружил в урнах кости, имевшие на себе явные следы кремации. В некоторых погребениях кости были смешаны с землей. Как правило, полуобгоревшие кости помещены в урнах или подобных им сосудах.

Первичное погребение без видимых следов предварительной "обработки" было обнаружено в ряде мегалитических погребений в Дживарджи, Шорануре, Пудуккоттаи. Так, Тэйлор нашел скелеты в кисте, лежащие лицом вниз, а также помещенные просто в земле, поверх киста и рядом с ним. У многих скелетов, находящихся вне каменного ящика, были отделены черепа, а некоторые черепа не имели скелетов. Тэйлор с полным основанием предполагает ритуал человеческих жертвоприношений при погребальной церемонии. Целые скелеты найдены и в ряде погребений Пудуккоттаи. Там они оказались помещенными в сидячем положении в огромных урнах.

Таким образом, мы имеем четыре способа захоронения останков. Вторичное погребение без кремации, вторичное погребение с кремацией, первичное погребение (скелеты в вытянутом положении) и первичное погребение в урнах (скелеты в сидячем положении). На основании этого материала можно попытаться определить относительное размещение мегалитических погребений во времени. Вероятно, наиболее ранние из них те, которые содержат целые скелеты первичного погребения. Погребальная традиция Индии свидетельствует о том, что такой способ помещения останков в землю наиболее древний. Затем на смену ему приходит обычай вторичного погребения с неизвестной пока нам предварительной "обработкой" тела. И наконец, появляется кремация с соблюдением опять-таки обычая вторичного погребения. Некоторые ученые, в частности Тэйлор, предполагают, что способ помещения останков не зависел от времени, а был обусловлен разницей в обычаях отдельных племен, практиковавших мегалитический культ. Однако на примере племени тода мы достаточно ясно видим эволюцию погребального обычая от простого захоронения до вторичного погребения с использованием кремации. То обстоятельство, что способ помещения останков строго локально не ограничен и мы встречаем нередко в одном районе и даже месте мегалитические захоронения со следами первичного и вторичного погребений, свидетельствует, что, видимо, погребения со всеми специфическими особенностями принадлежали родственным народам или племенам. Известно, что в мегалитических погребениях Юга обычно находят ряд предметов, которые клали в захоронения во время погребальной церемонии. Древние создатели мегалитов верили в загробную жизнь и старались снабдить ушедших в иной мир всем необходимым. Вещи, сопровождавшие покойника, помещались в урны или саркофаги или ставились рядом с останками в каменном ящике, а нередко клались в землю по соседству с урнами и саркофагами. Строгой закономерности в этом не было.

При раскопках мегалитов обнаружены глиняные сосуды с характерным черно-красным покрытием, железный инвентарь и холодное оружие (мечи, копья, стрелы), бронзовые изделия, украшения из раковин и полудрагоценных камней, различного рода ритуальные предметы. Из всего разнообразия этих находок два типа предметов встречаются почти во всех захоронениях: железные изделия и черно-красная керамика. Что касается остального, то здесь имеются некоторые варианты. Это свидетельствует или об определенной имущественной дифференциации среди древнего народа, или о какой-то эволюции во времени.

Археологический материал позволяет судить в общих чертах об образе жизни древних пришельцев, заселивших Южную Индию около трех тысяч лет тому назад. Среди них были земледельцы, о чем свидетельствуют находки сельскохозяйственных орудий и зерен риса (Адичиналлур). Эти люди занимались скотоводством, и буйволы играли в нем не последнюю роль. Люди разводили овец и коз. У них были лошади. Конские удила нередко находят в мегалитических погребениях. Пришельцы умели делать керамическую посуду на гончарных кругах, плавили железо и были знакомы с золотом и серебром. Их мастера вырезали тонкие узоры на бронзовых браслетах, кольцах и раковинах. Создатели мегалитических погребений были воинами. Оружие неизменно сопутствовало человеку в его путешествии в "другой мир". Это, конечно, очень бледная схема, далеко не отражающая всего многообразия и богатства жизни древнего народа.

Естественно возникает вопрос, кто же все-таки были эти создатели мегалитических погребений, к какому этническому типу они принадлежали, на каком языке говорили и в каком отношении стояли к современному дравидийскому населению. Была ли это просто волна пришельцев, не оставившая в Южной Индии следов, кроме погребальных каменных колец и ритуальных менгиров? Или это были действительные предки современных дравидов, чья культура послужила основанием для многих теперешних традиций и чьи обычаи еще не забыты живущими сейчас потомками? Вопрос этот довольно сложный и имеет свою историю. Некоторые ученые и исследователи считают, что предки современных дравидов ниоткуда не приходили, что они испокон веков жили только в Индии. Другие утверждают, что мегалитические сооружения к дравидам не имеют никакого отношения. То, что создатели мегалитических погребений были пришельцами в Южной Индии, доказано последними археологическими исследованиями. Необходимо выяснить теперь, были ли эти пришельцы дравидами или нет. Значительная часть ученых считают, что были.

Если мы внимательно разберемся в историческом материале, накопившемся за последнее время, то, возможно, тоже придем к такому же выводу. Как уже говорилось, современные дравидийские языки развились из так называемого примитивного дравидийского языка, формирование которого индийский лингвист и историк Сунити Кумар Чаттерджи датирует приблизительно 1500 годом до н. э. Наиболее древние образцы тамильской письменности (в шрифте брахми) были найдены в надписях в пещерах на крайнем Юге. Установленная дата этих надписей — III век до н. э. В период ранних южноиндийских империй Пандьев и Чолов появляются поэтические труды на тамильском языке. Основная часть этих трудов принадлежит к I–III векам н. э., а некоторые — к I–II векам до н. э. Эта литература описывает культуру, существовавшую на Юге Индии между III веком до н. э. и III веком н. э.

Индийский ученый К. Р. Сринивасан тщательно исследовал эти поэтические антологии и нашел ряд описаний погребального ритуала древних тамилов[70]. Чаще всего встречаются описания захоронения, и лишь несколько позже появляются указания на кремацию. Ранний тамильский эпос "Манимекхалаи" содержит описание пяти способов погребения у древних тамилов: это кремация, предварительное оставление трупа на съедение животным, свободное его разложение до погребения, захоронение в яме и помещение тела в урны. Последний способ был связан с каменными ящиками, куда ставили урны. Здесь же есть и указание на места погребения, отмеченные кругом камней. Один из ранних тамильских поэтов, Пуранар, описывает горе матери, чья дочь сбежала с любовником. Она призывает смерть на свою голову. "О, безвластный бог смерти, — причитает мать, — который не может забрать мою жизнь, чтобы поместить мое тело в яму и накрыть большой темной урной". А вот отрывок из поэмы Айюра Мудаванара, написанной им на смерть одного из императоров династии Чола — Киливалана: "О, горшечник, который делает сосуды для погребения, посылающий из своей печи клубы дыма, который поднимается, как большое облако, собравшее всю тьму мира. О, горшечник! Я хотел бы знать, что ты будешь делать теперь. Твое положение печально. Великий отпрыск линии Сембияров (Чола), чьи армии распространились по всей земле, которого славят ученые и сравнивают с солнцем, с его всепроникающими лучами, могущественный император, чьи слоны везут его развернутое знамя, трепещущее на ветру, ушел в мир богов. Ты должен сделать огромную урну, чтобы поместить такого великого монарха". У поэта Перункаттанара есть такие строчки: "Он достиг места погребения, где петух с красным гребешком сидит на кольце камней рядом с крышкой, покрывающей красную погребальную урну, где ворон с твердым клювом и сова веселятся с женщиной-демоном".

Обычай мегалитического погребения исчезает в Тамилнаде к XI веку н. э., но память о нем еще сохраняется в более поздней литературе. Так, в стихах тамильских поэтов XII века упоминаются "погребальные урны" и "сосуды для древних". Из тех веков к нам дошло предание о том, что стариков, которые "заживались на этом свете", в ожидании их смерти сажали в урны.

Эти литературные источники со всей очевидностью свидетельствуют, что мегалитический ритуал был органической составной частью культуры древних тамилов. Они сохраняли его в течение тысячелетий и, по всей видимости, соблюдали его еще в V веке н. э.

Мегалитический ритуал лежал в основе формирования религии древних дравидов. Индийский ученый Венката Раманайя в 1930 году опубликовал интересное исследование — "Очерк происхождения южноиндийского храма"[71]. В этой работе на основе многочисленных примеров он убедительно показывает, что южноиндийский храм со всеми его особенностями развился на основе мегалитических погребений и связанного с ними культа. Ученый совершенно справедливо отмечает, что архитектура южноиндийских храмов отличается от североиндийских.

По сей день на Юге Индии существуют два типа индусских храмов: посвященные высшему божеству и посвященные местному, обычно деревенскому богу. Как правило, оба типа храмов тесно связаны с местами захоронений. Например, храм Шивы чаще всего строится вблизи места кремации. Эта особенность присуща и ранним шиваитским храмам. Многие местные божества нередко представлены просто камнями, врытыми вертикально. Вертикальные камни имеют своими предшественниками памятные камни, водружаемые в местах мегалитических погребений.

Древние дравиды, по утверждению Раманайи, окружали места захоронений кольцом камней, чтобы духи мертвых не выходили за их границу и не тревожили живых. Поклоняясь духам предков, живые ставили в эти круги пищу для них и несколько позднее стали приносить там жертвы. Умершие предки постепенно начали обретать сан богов. Особого поклонения удостаивались предки, умершие при необычных обстоятельствах. Это служило им хорошим началом для карьеры бога. Так, исследование показало, что деревенские дравидийские боги — это "люди, которые вернулись в землю"[72]. И естественно, что первым святилищем и алтарем такого бога являлось место его захоронения. В честь него воздвигался вертикальный камень в каменном кольце.

Постепенно память о том, что в этом месте было погребение, стиралась, и камень, окруженный кольцом валунов, становился примитивным своеобразным храмом. Так возник, например, культ демона — бога Веталы — в некоторых районах Андхры. Как правило, он не имеет изображения и представлен камнем, врытым вертикально, в традиционном окружении. Со временем, в ходе развития индуистской религии, каменному Ветале было присвоено новое звание: воплощение высшего божества Вишну. И это несмотря на то, что у Веталы было сомнительное прошлое. Он, согласно преданиям, жил в местах погребения среди умерших. Поэтому святилище Веталы до сих пор имеет форму мегалитического погребения. Святилища некоторых деревенских храмов Тамилнада подстроены в виде урны-хижины. Такие храмы можно видеть в районе Салема. Известно, что южноиндийские дольмены, появившиеся позже традиционных мегалитических погребений, были связаны на ранней своей стадии с захоронениями. Впоследствии дольмены, повторяющие форму каменного киста древних погребений, стали играть роль храмов. Во многих районах Южной Индии, в частности в районах расселения племен, эти храмы-дольмены довольно широко распространены. Сложенные из плоских плит, они служат прибежищем деревенских и племенных божеств.

Однажды мне удалось на машине пересечь дистрикт Тинневели (штат Мадрас) с севера на юг. Придорожные храмы, молельни и святилища с достаточной очевидностью показывают ту эволюцию, которую претерпел за тысячелетия южноиндийский примитивный храм. По дороге встречаются необработанные, стоящие вертикально камни (от одного до трех, иногда и больше), окруженные кольцом валунов. Необработанные камни сменяются каменными обелисками с выбеленной поверхностью. Эти обелиски водружены на платформы. Издали такое святилище полностью повторяет очертания традиционного кольца камней. Попадаются изображения богов, составляющих единое целое с обелисками. В некоторых местах обелиски исчезают, и на платформе остаются только фигуры богов. Наконец, над фигурами богов появляются каменные, из плоских плит, сооружения без передней стены, открывающие полному обзору святилище с богами. На смену "открытым" храмам приходят обычные деревенские и храмы маленьких городков. Святилище в них уже находится в глубине строения. Элементарная их конструкция имеет много сходства с высеченными в скалах и валунах храмами Махабалипурама. Эти храмы относятся к эпохе Паллавов (VI–VII века) и считаются самыми ранними из сохранившихся до наших дней южиоиндийских индуистских ритуальных сооружений.

И архитектура индуистского храма Южной Индии, и сам ритуал сохранили прочные связи с мегалитическим культом мертвых древних дравидов. Традиции мегалитических погребений до сих пор живы среди современного населения дравидийского юга. Места этих погребений часто продолжают использоваться для тех же целей. Так, Рей при раскопках захоронений Адичиналлура нашел в позднем погребении статуэтку индусского бога Ганеша. Обычай вторичного погребения сохранился до сих пор в некоторых районах Южной Индии. После кремации отбирают кости и предают их земле. Тэйлор во время раскопок в Андхре встретился с интересным явлением — земля вокруг погребений была распахана, а погребения не были тронуты. Видимо, почитание погребений предков и суеверия, связанные с этим, не позволили местным крестьянам их потревожить. С аналогичным фактом столкнулся и Рей. Рабочие, нанятые им для раскопок, не хотели прикасаться к урнам и извлекать нх из земли.

Если сравнить профиль керамики, найденной в древних погребениях, с современной, то мы найдем незначительную разницу. Несмотря на то что изменились методы обработки, элементы традиционной формы глиняной посуды сохранились. До сих пор в ряде районов Южной Индии население использует украшения из раковин, древние образцы которых были найдены в мегалитических погребениях.

В горах Пални расположен храм индусского бога Муругана. Люди, посвятившие себя этому богу, прикрывают рот металлическими пластинками, в том числе и золотыми. Этот обычай вызывает в памяти найденные в погребениях Адичиналлура пластинки аналогичного назначения.

Слишком глубоко влияние мегалитической культуры на дравидийском Юге, чтобы иметь основание отрицать причастность дравидов к ней. Мегалит питал истоки, формировавшие образ жизни и воззрения современного населения Южной Индии.

Если предки современных дравидов пришли на Юг Индии и принесли с собой специфическую культуру мегалита, то возникает вопрос: не оставили ли они свои следы в стране в целом? Исследования, которые проводились в этой области, утверждают, что такие следы имеются и в других районах Индии. Живые и мертвые свидетельствуют об этом.

В Центральной Индии есть племена, говорящие на дравидийских языках. На Северо-Западе Индии, на границе с Белуджистаном, сохранился народ, говорящий на языке брагуи, принадлежащем к дравидийской языковой семье. Мегалитические погребения были обнаружены в районе Карачи и в Синде, в северо-западных районах Индии.

Если согласиться, что дравиды — пришлое население, то, по-видимому, маршрут иммигрантов шел через Северо-Западную Индию, затем вдоль западного побережья, на юг. Индийский историк Т. Б. Наяр утверждает, что часть пути в Южную Индию древние пришельцы проделали морем.

Если мегалитические погребения связаны с дравидами, то вполне закономерно поставить и несколько иной вопрос. Имеют ли южноиндийская мегалитическая культура и дравиды какое-либо отношение к загадочному племени тода? Есть ли, несмотря на явное отличие, какое-либо сходство между древними погребениями Юга и аналогичными захоронениями тода? Существует ли что-либо общее в мегалитическом ритуале с обычаями тода? Оказывается, можно найти многое у тода, что роднит их и с мегалитом Южной Индии, и с самим дравидийским населением.

Прежде всего необходимо отметить, что и древние погребения тода, и древние захоронения дравидов принадлежат к одной и той же культуре — мегалитической. Основная форма погребений — каменный круг — выдержана там и тут. Этот круг камней по-тамильски называется "аларам", на языке тода — "азарам". Значительная часть способов погребения, свойственных южноиндийским мегалитам, характерна и для захоронений тода. Те же разрозненные кости со следами первичной "обработки", включая и кремацию, тот же принцип помещения костей в глиняные урны и так далее.

До сих пор тода хранят обычай второй погребальной, объясняющий происхождение разрозненных костей, которые мы обнаруживаем и в захоронениях тода, и в мегалитических погребениях Южной Индии. Поэтому традицию второй погребальной тода мы можем рассматривать как древний мегалитический ритуал, сохранившийся до наших дней. Известно, что тода, соблюдая вторую, или "сухую", погребальную церемонию, разбивают в азараме глиняный горшок. Осколками таких горшков усеяна поверхность земли древних погребений Нилгири.

Такие же черепки были обнаружены при раскопках мегалитических погребений в Чинглепате и Дживарджи. Каменные плиты в погребениях тода сориентированы с северо-востока на юго-запад. По всей видимости, это традиционная ориентация в южноиндийских мегалитах. Так, в Шорануре тем же образом сориентированы каменные ящики и скелеты.

Обнаруженные Тэйлором скелеты в погребениях Андхры без следов первичной "обработки" были помещены в землю или в кист лицом вниз. Мы знаем уже, что тода кладут умерших на кремационный костер тоже лицом вниз. Явные пережитки захоронения, а не кремации, которые мне удалось наблюдать во время погребальной церемонии у тода (бросание земли на труп), говорят о том, что шоранурскпй способ захоронения практиковался когда-то предками тода.

Так же как и и мегалитах Южной Индии, мы находим в погребениях тода керамические сосуды, железное оружие, украшения, бронзовые изделия, предметы из золота и так далее — то есть все то, что должно сопровождать умершего в его путешествии в другой мир. Тода, пожалуй, единственное племя, донесшее эту древнюю мегалитическую традицию в ее "живом" виде до наших дней. Тонкие, но зримые нити связывают находки из древних погребений тода с содержимым мегалитических захоронений Юга Индии. Известно, что в погребениях Адичиналлура были обнаружены бронзовые фигурки животных на крышках бронзовых ваз, не содержавших костей. И статуэтки буйволов занимают среди них видное место. Их можно сравнивать с глиняными фигурками животных, обнаруженных на крышках многоярусных ваз из погребений тода. Аналогичная находка была сделана и в одном из погребений Пудуккоттаи. Крышка глиняной вазы, обнаруженной среди других предметов, была украшена фигуркой птицы.

Очевидно, было что-то общее в погребальном ритуале Адичиналлура, Пудуккоттаи и Нилгири. В погребениях Адичиналлура были найдены золотые овальные диадемы, которые клали на лоб умершему. Тода до сих пор кладут на лоб покойнику золотую или серебряную монету. Несомненно, что этот обычай опять-таки связан с какой-то древней мегалитической традицией.

Тэйлор в захоронениях Андхры нашел железные колокола. Ученый считает, что они имели ритуальное значение. Известно, какую роль играют такие же колокола и в ритуале тода. Более того, подобные колокола были обнаружены и в погребениях предков тода.

Что еще общего у древних дравидов и тода? Те и другие были пришельцами. Только дравиды не сохранили об этом память, а в легендах тода мы находим указания на длительные путешествия. И у тода, и у древних дравидов в прошлом были очень развиты матриархальные отношения, элементы которых сохранились и в нашу пору.

Греческий географ Мегасфен, живший в конце IV — начале III века до н. э. и посетивший Индию, пишет о том, что в империи Пандьев управляли женщины. На Юге Индии до сих пор развит культ матери-богини. Существует секта шактистов, которые поклоняются созидательной силе матери.

Почти каждая деревня имеет свою богиню. Этот матриархальный культ в свое время был подорван влиянием арийской патриархальной религии и культуры. На смену богиням пришли боги. Но и сейчас, если вы спросите тамила или малаяли, кто более важный и могущественный: Шива или его жена Парвати, он затруднится сразу ответить. А некоторые, не задумываясь, назовут Парвати.

Храмы тода имеют много общего с древними захоронениями и погребальным ритуалом, характерными для примитивных святилищ дравидийской Индии. Так, нередко тода используют храм в качестве хижины для мертвых, оставляя там тело накануне кремации. В молитвах жрецы часто употребляют одно и то же слово на кворжам, означающее и древнее погребение, и конический храм "по". Святилище Веталы, представляющее вертикальный камень, суженный кверху и окруженный кольцом необработанных валунов, обелиски Тинневели, повторяющие конструкцию первого, и, наконец, конический храм тода с циклической каменной изгородью являют собой поразительное сходство. Храм "по", видимо, наиболее древнее ритуальное сооружение тода. Мы можем рассматривать его как звено в цепи развития дравидийского храма, причем как наиболее раннее звено.

Так же как и дравидийский храм, своеобразный храм тода возник на базе древних мегалитических погребений и связанного с ними культа мертвых и до сих пор сохранил свое конструктивное сходство с этими погребениями. Культ солнца, существующий до настоящего времени у тода, наблюдается, как уже было показано, и в некоторых других дравидийских племенах. Его пережитки можно найти и среди развитых народов Юга Индии. Ряд южноиндийских надписей свидетельствует о том, что в начале нашей эры в дравидийском городе Венги был храм, посвященный богу солнца — Читраратхасвами[73].

Между языком тода и другими дравидийскими языками нет резких конструктивных отличий. Древний язык племени — кворжам, вполне вероятно, был тем примитивным и архаичным праязыком, который положил начало древним дравидийским языкам, в том числе и самому языку тода. Культура тода и древних дравидов была связана с культурами Двуречья и Ирана. Если, например, погребения Нилгири имеют параллели в захоронениях Бахрейна, то способ погребения в Адичиналлуре близок погребальным обычаям древнего Элама. Нет надобности здесь повторять общеизвестные факты, свидетельствующие о связях традиций тода и древних дравидов с традициями Месопотамии.

Теперь наступило время подвести итоги и сделать кое-какие выводы. Не надо быть слишком внимательным, чтобы заметить одну закономерность. Очень многое отличает тода от современных дравидов, и очень многое роднит культуру тода с древней культурой дравидов. Можно ли безоговорочно отнести тода к современным дравидам? Пожалуй, нет. Но было бы нелепо отрицать их причастность к древним дравидам. Вероятно, культура тода была составной и органической частью древнедравидийской. Тода — единственное из сохранившихся племен, сумевшее донести до наших дней мегалитический погребальный ритуал, примитивную религию, вещи тысячелетней давности, архаический язык. Почему так случилось? Чем это можно объяснить?

Трудно представить себе, что было на земле несколько тысяч лет тому назад. Но всегда находятся какие-то нити, позволяющие восстанавливать прошлое хотя бы в общих чертах. Возможно, тода были частью тех древних племен, которые вторглись много веков тому назад с запада в Южную Индию. Они широким потоком разлились по территории страны, захватив самые отдаленные ее уголки. Была ли это мирная иммиграция или ее сопровождали сражения и завоевательные походы — сейчас сказать нельзя. Одно лишь остается очевидным, что пришельцы принесли с собой высокую и отличавшуюся своеобразием культуру. Что задержало какую-то их группу на пути к долинам новой земли? Об этом можно только догадываться. Среди вторгшихся племен были, по-видимому, и скотоводы, и земледельцы. Голубые горы, вставшие на их пути, могли привлечь какую-то часть этих пришельцев. Прекрасные пастбища безлесных вершин Нилгири устраивали владельцев скота. Горы не были населены, а соседние с Нилгири племена проникли туда гораздо позже. Шли века за веками, и поселенцы Нилгири постепенно утрачивали связь с основным потоком иммигрантов. Удобных проходов, связывающих Нилгири с долинами, внизу не было. Возвращаться же назад, к горному лесистому хребту Западных Гхат, не было смысла. Этот путь уже однажды был пройден, и прибрежный район не сулил скотоводам ни бодрящего горного воздуха, ни просторных пастбищ. Так началась длительная изоляция племени, о существовании которого забыли его сородичи, осевшие в долине Коимбатура, и не подозревали местные племена, обитавшие внизу.

Огражденные от всей страны труднопроходимыми перевалами и малярийными джунглями, Нилгири жили своей особой жизнью. Их не коснулось арийское нашествие, от которого гибли родственные обитателям Голубых гор племена. И только время от времени далекие отзвуки падения империй и завоевательных походов доносились до голубых вершин. Но это не меняло судьбы племени, жившего там. Они продолжали пасти буйволов и соблюдать все то, что было завещано им предками. Поколения, уходившие в страну мертвых, передавали свои знания потомкам. Древние традиции и обычаи проходили долгий путь — длиною в века и тысячелетия, проявляя удивительную устойчивость. Занятие скотоводством, которое давало пищу и жизнь людям, служило залогом этой неизменности. Буйволы постепенно становились средоточием жизни, и времена смелых охотников, а может быть, и причастность к земледелию постепенно забывались. Искусство выделки бронзовых ваз умерло с теми, кто пришел с предками. В горах не было олова, а древние вазы были отданы во владение умерших. Так требовал обычай. Забывались и другие ремесла, а может быть, предки их и не знали. Помнили только древние законы и традиции. Постепенно людей в племени становилось все меньше, и вряд ли можно было надеяться, что ими будут открыты пути дальнейшего прогресса и развития. Племя смотрело в прошлое. Там осталась их прародина и тот образ жизни, который надлежало сохранить. Их сил хватало только на то, чтобы удержать подмываемые рекой времени традиции и обычаи, древнюю культуру, утверждавшую их как часть того большого, что питало жизнь их предков. И время как будто остановилось в Голубых горах. Люди насильно пытались удержать его течение. Много позже время жестоко отомстило за это племени, которое называло себя тода.

Ну а те, кто ушли в долины? Их захватил поток чужой жизни. И из этого потока они вышли совсем другими, непохожими на тех, кого они называли своими предками. Они смешивались с местным населением и теряли чистоту своего этнического типа; они смешивались с поздними пришельцами — ариями — и теряли свою древнюю культуру. Их язык впитывал чужие слова и становился непохожим на язык предков. Чужие боги стали их богами. Они стали поклоняться змее и забыли бога солнце. Процесс взаимной ассимиляции давно пришедших народов, местных племен и ариев длился веками. И в конфликтах, взаимной борьбе и взаимном влиянии создавались и формировались народы, называемые теперь современными дравидами. И когда настало время дравидам и тода, сохранившим многое из первоначальной древней культуры, вновь войти в контакт, они, как говорится, не узнали друг друга. И чтобы состоялось это "знакомство", потребовался не один год кропотливой исследовательской работы многих историков, антропологов, этнографов, археологов и лингвистов.

К какой группе населения можно отнести тода? Они резко отличаются, как известно, от современного дравидийского населения. Вряд ли можно определить это племя словом "дравиды". Скорее всего их можно назвать протодравидами. Термин этот очень условный. Будем считать, что он означает те народности и племена, которые несколько тысяч лет назад пришли в Индию и были в числе предков современных дравидов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Декоративный камень юга Кавказа | LitosOnline

В трех республиках  юга Кавказа, камень использовался с древних времен для строительства церквей. И по сей день много разновидностей декоративного камня, добываются в каменоломнях Грузии, Армении и Азербайджана. Рассказывает Пауль Даниэль: 

Соседство больших  стран  всегда было несколько проблематичным, особенно это касается стран юга Кавказа. 

У Грузии и Армении за плечами века христианской традиции, в то время как у Азербайджана корни идут из турецких и персидских культур. У всех трех стран есть значительные запасы  камня, некоторые из них могут представлять интерес для внешних покупателей. 

Грузия 

В течение 2006, Грузия сделала больше усилий, чем любая другая страна в мире, чтобы стать привлекательной для международного бизнеса, как видно из последнего доклада Всемирного Банка. Правительственные реформы облегчили развитие бизнеса, получение кредитов, их использование и возвращение. 

В Республике Грузии сильна традиция гостеприимства, а климат и национальный темперамент являются реминисценцией средиземноморья. Это один из самых древних производителей вина в мире. 

В течение веков, Грузия была объектом соперничества между Персией (Иран), Турцией и Россией. Она стала независимой страной в XII веке, когда Западная Грузия (Колхида) объединилась с Восточной (Картли-Иверия) под царствованием царя Давида. Грузия вошла в состав Русской Империи в XIX веке. Она была независимой в течение трех лет (1918 -1921), но после русской революции была присоединена к Союзу Советских Социалистических Республик (U.R.S.S), до его распада в 1991. 

Выборы 2004 привели к власти Михаила Саакашвили и его Партию Национального Движения. 

Соединенные Штаты  очень заинтересованы в безопасности и стабильности этого района, так как они вложили много средств в нефтепровод, который идет из Баку (Азербайджан) через Грузию в Турцию. Для получения актуальной информации можно проконсультироваться на  английской версии Джорджиан Таймс в www.geotimes.ge        

Основные данные: 

    * Столица: Тбилиси

    * Население: 4.474.4004 (статистика за 2005г. ).

    * Территория: 69.700 km2

    * Официальный  язык: грузинский

    * ВВП  на душу населения: $ 3.616

    * Время:  G+3

    * Телефонный код страны: +995

    * Интернет TLD:.ge

    * Национальная  валюта: Лари (GEL) 

Декоративный  камень и ресурсы 

В течение многих лет Грузии добывался мрамор и твердый известняк. Сейчас запасы составляют 40 % от исследованных запасов. По информации Сычова1 существуют сотни запасников декоративного камня, из которых детально изучены только 70. Общий запас оценивается в 260 миллионов кубических метров, однако, не все это блоки. 

По древности залежей и связям с геологическими структурами, все мраморы и твердые известняки можно разделить на три главные группы: Палеозойскую, Нижнеюрскую и Высокомеловую. Среди осадочных пород можно выделить известняки и доломиты западной Грузии, которые соответственно  образовались в Высоком и Низком Меловом периоде. Эти материалы успешно использовались в строительстве и облицовке фасадов. Среди огненных пород Грузии фигурируют андезиты, базальт и долерит. Особый интерес вызывают запасы серого и темно-серого Марнеульского базальта. На западе Грузии есть группа залежей тешенита серого и зеленовато-серого цвета, представляющая коммерческий интерес. По всей стране появились конгломераты Средне- Юрского и Мелового периодов. Болнинский (Сарачлинский) карьер конгломерата фельзита серо-желтоватого цвета и розовато-серого интенсивно разрабатывался в течение многих лет. Запасов плутонических  пород в Грузии очень мало. Запасы гранитоидов еще не получили коммерческого развития. Габбро встречается в форме выхода на поверхность, как в зоне гео-антиклиналя главного гребня Кавказа, так и в Дзирульском кристаллическом массиве, а также в Аджаро-Триалетском складчатом образовании. Запасы темно-серого и черновато-серого Рикотского габбро - заметный пример. 

Большие запасы  ресурсов камня, а также их локализация вблизи портов Черного Моря предполагают большой потенциал для экспорта декоративного камня в Грузии. 

На сайте www.yellowpages.ge можно найти названия и адреса восьми предприятий в разделе Construction & Real EstateMarble & Granite.  

Армения 

Армения считается  первой страной, в которой формально было принято христианство - в 330 году н.э. Согласно Библии, Ноев Ковчег во время Потопа пристал к горе Арарат, в Армении. У страны были периоды независимости, но большую часть своей истории она являлась частью империй, таких как римская, византийская, персидская и оттоманская. В 1991 году Армения получила независимость в связи с распадом Советского Союза.

Десятилетием  экономического роста были годы между 1995 и 2005. Промышленный сектор и строительство помогли обеспечить средний годовой рост ВВП почти в 14%.

В лучшие советские годы Армения привлекала более 600000 туристов в год. Катастрофическое землетрясение 1988 года и расставание с Россией в 1991 самым радикальным образом подорвали туристическую отрасль.

У Армении многочисленная и широко распространенная диаспора, и по этому показателю ее можно сравнивать с Израилем, Ирландией и Шотландией.

Около 20% людей, посещающих Армению, приезжают из Соединенных Штатов, что пополняет валютные запасы страны. 

До землетрясения в декабре 1988, фабрика в Ленинакане, в Армении, производила большую часть камнеобрабатывающего машиностроения в СССР. Фабрика была разрушена и не восстановлена до сих пор. 

Основные данные:

Столица: Ереван

Население: около 3 млн. человек

Площадь: около 30тыс кв. км

Язык: армянский

ВВП на душу населения: $4500 (данные 2005г)

Часовой пояс: G+3

Телефонный код страны: +374

Доменная зона: .am

Валюта: Драм (AMD) 

Декоративные  камни и резервы

Были разведаны  более 200 месторождений декоративного  камня в Армении, с резервами, оцениваемыми в 300млн кубометров. Основной декоративный камень страны - вулканический туф. Известны как минимум 100 месторождений этого камня, из которых 30 дают материал пригодного для строительства качества.

Туф, широкого спектра  цветов, обнаружен в центре и на северо-западе страны. Существует пять главных типов: 

Aniysk самая твердая разновидность ввиду однородной структуры (тонкозернистое вулканическое стекло) и отсутсвия вкраплений. Туф этого типа - желтого, оранжевого и розово-желтоватого цветов.

Artik имеет видимую пористость (продолговатые поры), преобладает окрас от розового до фиолетового.

Yerevan имеет очевидную фрагментарную структуру, низкую пористость и высокую плотность. Может быть красно-кирпичного цвета, коричневый или черный.

Byurakan имеет сложный рисунок с вкраплениями черных вулканических кристаллов на черно-красно-коричневом фоне.

Felsitas имеет высокую плотность и пористость (мелкопористая структура), окрас светло-золотистый, кремовый, розовый, иногда с рисунком.

Первые четыре типа туфа, указанных выше - четверичной эры, в то время как felistas - третичной эры.

Территория Армении  очень богата базальтом: его залежи находятся по всей стране. Месторождения обнаружены главным образом в центре и на северо-западе. Самые характерные цвета - серые и темно-серые.

Были оценены  запасы мрамора и твердого известняка во многих районах Армении. В провинции Гегаркуник добывается мрамор лилово-розового цвета мелового периода (карьер Агверанск). В каменоломне Иджеван в провинции Тавуш есть твердый известняк розово-коричневатого цвета также мелового периода. Есть две разработки черного очень декоративного известняка в центре Армении (провинция Арарата). Они известны как месторождения Давалин и Хорвирабск и присоединены к осадкам девонских и угленосных периодов.

Разновидностями декоративных осадочных скал в Армении являются травертины. Были оценены две каменоломни, обе в провинции Арарата. Также в этой зоне находится месторождение оникса жемчужно-фисташкового цвета.

По ссылке находятся  описания и цветовые палитры 18 декоративных камней Армении. 

Торговые компании

GETIN Group Co. была основана в 1958 и известна как активный производитель каменных продуктов и асфальта. По информации на веб-сайте, располагает каменоломнями базальта, туфа, агломерата, мрамора и травертина. Также импортирует блоки. Полный список продуктов на сайте  www.spyur.am/getngroup.htm  

 Компания  Мовсисян  была создана в 1997 году. Владеет каменоломнями туфа и травертина в нескольких районах Армении. Травертин светлого и темного бежевого цвета, шоколадного и золотого. В 2004 году установлен цепочный резательный станок. В каменоломне туфа в районе Шираки компанией производятся блоки табачного, темно-табачного цвета. Компания также продает импортный материал: греческий мрамор и бразильский гранит. В 1997-2000 годах Мовсисян установил на своей фабрике много нового итальянского оборудования. Продукция компании, как местного материала, так и импортного, имеет спрос внутри страны и за ее пределами. Подробности на сайте: www.movsissyan.am  

Карарт Ко

Образована в 2003, занимается добычей и обработкой натурального камня. Каменоломня фельзита находится в районе Тавуш и  обладает резаками с алмазной нитью «Бенетти», что позволяет извлекать блоки от 5 до 10 кубометров. Торговая марка  камня - Армениан Гольд. Он открыл в Тавуше новую добычу камня сине-зеленоватого цвета, названного Блю Севан.

По структуре  и составу это глинистый сланец. Он используется во внешнем и внутреннем декоре, памятниках и архитектурном секторе. Фабрика Карарт находится в Ильеване, на северо-западе Армении. Она оборудована итальянскими станками. Также, компания производит скульптуры. Подробности на сайте : www.karart.am  

Неолита Лтд

Считается одним из крупнейших экспортеров натурального камня в Армении. Экспортирует блоки и облицовочные плиты клиентам соо всего мира. Владеет собственными каменоломнями мрамора, фельзита, туфа и травертина, оборудованными итальянской техникой. На фабрике есть линия производства облицовочной плитки «Педрини». mail: [email protected]  

Карастх Ко. Основан  в городе Артик (туфовая столица  Армении) в 2003г. Предприятие располагает  более 50 гектарами каменоломен в долине Арарата.

Среди материалов фигурируют туф, базальт и оникс. На фабрике Артик есть собственная  железнодорожная станция. Карастх  экспортирует травертин,базальт в  любой уголок земного шара, включая европу, США и Россию. В ассортименте продуктов также плитка, колонны и статуи. www.travertin.org  

Шен Стоунс ищет инвестиции в 3,5 млн. долларов на оборудование для обработки каменной облицовочной плитки высокого качества. Плитка может быть изготовлена из таких армянских материалов, как туф, фельзит, базальт, мрамор и травертин. Подробнее на www.armeniaemb.org/BusinessEconomy/Investment/Mining/ShenStones.htm 

Азербайджан 

Слово «Азербайджан» означает «Земля Огня». В течение веков столица, Баку, поражала приезжих феноменом огня, вырывающегося из земли. Марко Поло писал “там огни, которые не могут распространяться”. Более  века тут, на берегах Каспийского моря добывались нефть и газ в промышленных масштабах. В течение краткого периода миллионеров в Баку, было больше, чем где-либо еще на земле. Население Азербайджана - это турки, как правило мусульмане,  страна получила независимость после распада Советского Союза в 1991.

Страна проходит через все проблемы бывших советских республик, возникающие в период перехода от социализма к рыночной экономике, но его значительные энергетические ресурсы облегчают долгосрочные перспективы. Первая поставка нефти через нефтепровод Баку-Тбилиси-Сейхан (BTC) состоялась в июне 2006 года. Газопровод Баку-Тбилиси-Сейхан был открыт в конце 2006г. Говорят, что они принесут в государственные фонды Азербайджана доход в140 миллиардов долларов США в ближайшие 20 лет.  

Основные данные:

• Столица: Баку

• Население: 7.392.000

• Территория: 86.600 км2

• Официальный язык: азербайджанский

• ВВП на душу населения: $ 4.800 ( статистика 2005г.)    

• Время: G+3

• Телефонный код страны: +994

• Интернет TLD:.az

• Национальная валюта: манат 

Декоративный  камень и ресурсы

 

Как и у его кавказских соседей на севере, у Азербайджана сложились вековые традиции использования декоративного камня. Самый знаменитый пример – Девичья Башня (Гыз-Галаси), в окрестностях Баку. Считается, что его нижняя часть восходит к VII или VI векам до н.э. У башни, высотой 29,5 метров, восемь этажей, соединенных каменной лестницей. В течение работ по реконструкции в XII веке были сделаны записи в соответствии с типом камня и его положением. В 1960 была проведена новая реставрация.  

Азербайджан - страна со значительными запасами камня1. Известны более 100 материалов, из которых 21 можно отнести к декоративному камню. Оцененные резервы составляют около 54 миллионов кубических метров. Кроме того, были оценены 36 месторождений с запасами в более чем 440 миллионов кубических метров камня для строительства; какая-то часть из них может считаться декоративным камнем. Более 85 % декоративного камня Азербайджана – углесодержащие породы: мрамор, твердый известняк и травертин. Большинство месторождений находится в юго-западе страны.

В автономном районе Нахичевань, есть три важных месторождения травертина кремового цвета (Шахтинск, Бузгов и Карабаглар) и также здесь находится карьер твердого черного известняка Улия-Норашенск. Также заслуживают упоминания декоративные конгломераты Жульфинска. В Гюлаблинском (Килаблы)  значительные запасы розово-кремового известняка. Месторождение розового известняка Горовское было очень популярным в прошлом, но сейчас его резервы истощены. На северо-западе от этого месторождения есть карьеры серого известняка Дашкесан и единственное  месторождение мрамора, известного как: Амирвар. Известняк для строительства добывается на юго-западе и на востоке Азербайджана, на полуострове Апшерон и пограничных зонах. Известняк-детрит Гульбахтск привлекателен своим желтоватым тоном; некоторые из них используются как облицовка.

В огненных скалах Азербайджана мало карьеров. Они ограничиваются главным образом плутоническими зонами Малого Кавказа. Было исследовано очень мало мест для добычи каменных блоков. В Нахичеване добываются серые тешениты миоценского периода. На северо-западе страны - месторождение черного порфира Мусакейское. На юго-западе был открыто месторождение серо-зеленого габбродиорита Гадрудское. В Едишском месторождении на юге страны, около границы с Ираном добывается черно-серый габбро-диабаз. На северо-западе Азербайджана находится небольшое месторождение желтого туфа Гажалиларск. В списке1 вы найдете описания и палитру цветов 11 декоративных камней страны. Страница на английском www.bakutoday.net - полезный источник местной информации.

(1)

www.litosonline.com

Южный камень — Википедия

К:Википедия:Ссылка на Викисклад непосредственно в статье

Ю́жный ка́мень, называемый также камень юга, или камень беременной женщины — мегалитический каменный блок, находящийся в Баальбеке в Ливане. Известен с древности, является одним из самых больших обработанных человеком камней в мире. Вес камня составляет более 1000 тонн. По размерам камень достигает 20 с небольшим метров в длину, более 4 метров в ширину и около 4 метров в высоту, не является параллепипедом.

Происхождение названия[править]

Южный камень. 1906 г.

Первоначально камень называли Хаджар эль-Кибла (араб. حجر القبلة‎), что в переводе на русский означает «камень юга», в дальнейшем арабы переименовали его в Хаджар эль-Хубла (араб. حجر الحبلى‎) — «камень, отторгнутый от материнского массива»[1]:52. На многих языках мира второе название звучит как «камень беременной женщины».

По поводу происхождения названия «камень беременной женщины» существует несколько версий. По одной из версий камень так назван из-за беременной женщины, которая убеждала жителей Баальбека, что знает секрет древних по перемещению этого камня и что расскажет им, если они будут кормить её, пока та не родит ребёнка[2]:12f. По другой — название дала легенда о беременном джинне, которому было поручено изготовить и переместить этот каменный блок[3]:74. Ещё есть поверье, что если женщина прикоснётся к нему, то у неё увеличится плодовитость[4]:213.

Общие сведения[править]

Южный камень находится в Баальбеке в Ливане на расстоянии примерно в 900 м от храма Юпитера. Его наклон к горизонту составляет угол около 30°, что соответствует общему наклону окружающей местности[2]:10[1]:52.

Каменный блок состоит из известняка, не является параллепипедом, и не полностью отделён от исходного пласта. Длина блока 20,31—20,76 м, ширина — 4 м внизу и 4,14—5,29 м вверху, высота — 4,21-4,32 м[2]:15. При плотности 2,6-2,8 г/см³ вес составит порядка 1050 т[2]:15. Южный камень по габаритам и массе превосходит камни трилитона, находящегося в основании храма Юпитера, вес каждого из которых оценивается в 800 т.

Аналогичные монолиты карьера Баальбека[править]

Второй монолит карьера Баальбека. 2007 г.

В 1990-х годах в карьере Баальбека был обнаружен второй монолит аналогичный Южному камню и превосходящий его по своим параметрам. Его вес составляет порядка 1300 тонн, длина порядка 20 метров, сечение примерно 4,5 х 4,5 м[2].

В 2014 году, исследуя тот же Баальбекский карьер, Германский археологический институт нашёл третий монолит длиной около 19,6 метров, вес которого оценён в 1500 тонн. То есть, в настоящее время это самый большой камень из известных, когда-либо вырезанных руками человека[5].

Предназначение[править]

Южный камень, как настоящий неуместный артефакт, является предметом очень давних споров относительно своего предназначения, а также способа изготовления и транспортировки. По мнению некоторых учёных, южный камень создавался для храма Юпитера. Он вместе с существующим трилитоном должен был располагаться в подпорной стене основания храма. По мнению других исследователей, такой каменный блок мог послужить заготовкой для обелиска. Мнение относительно перемещения камня, подкреплённое расчётами, сводится к требованию одновременного усилия десятков тысяч человек. В месте, в котором камень находится, разместить такое количество людей проблематично, равно как и координировать их усилия. Тем не менее является историческим фактом, что подобный по массе монолит — Гром-камень, был успешно транспортирован при использовании лишь известных с древних времён средств, а именно, блоков и рычагов. Кроме того, о том, как древние строители выдолбили и обработали такой кусок породы, тоже выдвинуто несколько версий, но все они спорны[2]:15.

  1. ↑ 1,01,1 Авинский В. Кто, как и зачем построил Баальбек? // Техника молодёжи : журнал. — М.: «Молодая гвардия», 1973. — № 11. — С. 50-54.
  2. ↑ 2,02,12,22,32,42,5 Erwin M. Ruprechtsberger Vom Steinbruch zum Jupitertempel von Heliopolis/Baalbek (Libanon) (нем.) // Linzer Archäologische Forschungen : журнал. — 1999. — Bd. 30. — S. 7-56.
  3. ↑ Hanauer J. E. Folk-lore of the Holy Land: Moslem, Christian and Jewish. — Duckworth & Company, 1907. — P. 326.
  4. ↑ Doyle P. Lebanon. — Bradt Travel Guides, 2012. — P. 288. — ISBN 978-1-84162-370-2.
  5. ↑ George Dvorsky Archaeologists Discover The World’s Largest Ancient Stone Block // Website Gizmodo.com 2014-11-29.
  • Булавинцев Г. Баальбекский «камень преткновения» // Техника молодёжи : журнал. — М.: «Молодая гвардия», 1973. —. —.

wp.wiki-wiki.ru

ВЕЛИКИЕ КАМНИ ЮГА | Электронная библиотека

Мегалит — древняя и очень своеобразная культура «великих камней». Она нашла свое отражение в погребальных и ритуальных памятниках. Люди мегалитической культуры хоронили своих мертвых странным способом и отмечали места погребений кольцом неотесанных камней, огромными валунами или высекали могилы в скалах. Они поклонялись камням, врытым вертикально, святилищам, сложенным из плоских камней, и приносили им жертвы. С тех пор прошли тысячелетия. Исчезли те, кто создал мегалитические погребения и алтари, и как свидетели прошлого остались только загадочные кольца камней, дольмены и врытые в землю камни, напоминающие странные очертания человеческих фигур. Создатели мегалитической культуры тысячелетия тому назад населяли обширные пространства от Средиземноморья до Месопотамии и Кавказа, от страны древнего Ирана до Индии. Что это были за племена и народы, объединенные общностью погребального ритуала, откуда они пришли и где осели, чем они занимались и на каком языке говорили — сейчас сказать трудно.Памятники мегалитической культуры довольно интенсивно покрывают территорию Южной Индии. Что касается Северной и Центральной Индии, то за малым исключением они там отсутствуют. Андхра Прадеш, Тамилнад, Майсур и Керала своими мегалитами привлекли внимание английских и индийских археологов еще в прошлом веке. Раскопки погребений более или менее регулярно ведутся уже два столетия. Сначала этим занимались археологи-одиночки, затем — Археологическая служба Индии. Был накоплен богатейший материал, позволяющий сделать некоторые выводы. Раскопки в Брахмагири и Маски в Майсуре, в Чинглепате, Пуддуккотаи и Адичиналлуре в Тамилнаде, в Шорануре и Дживарджи в Андхра Прадеш, в районе Кочина в Керале значительно обогатили наши знания о создателях южноиндийского мегалита. Результаты этих раскопок оказались немалым вкладом в мировую археологическую науку.Если вы путешествуете по Югу Индии, то обязательно наткнетесь и в горном районе, и в долине на камни, врытые вертикально, и на древние погребальные кольца камней. Многие из них еще не тронуты и ждут своих исследователей. В 1947 году английский археолог Уиллер раскопал мегалитическое погребение в Брахмагири. Окруженное традиционным кольцом камней погребение имело в центре каменный ящик, сложенный из плоских плит, где находились останки. В захоронении Уиллер обнаружил железные предметы, черно-красную керамику и другие вещи, необходимые умершему в «том мире». Брахмагирское погребение, содержавшее ярко выраженные признаки культуры железного века, Уиллер датировал III веком до н. э. Под слоем захоронения периода железного века исследователь нашел следы иной культуры. Это была так называемая южноиндийская культура каменного топора, относящаяся к эпохе неолита. Неожиданным и странным явилось одно обстоятельство. Не существовало никаких переходных слоев между эпохой железа и культурой «каменного топора». Погребение в Брахмагири почти не содержало каменных орудий. Переход от неолита к железу совершился резко и быстро. По всей видимости, обе культуры не были связаны между собой. При исследовании материала Брахмагири напрашивался только один вывод: культура железа, столь характерная для мегалитических погребений, возникла сразу, а не развилась на основе местного неолита. Но история человечества со всей убедительностью свидетельствует, что ничего сразу не возникает и что любая новая культура должна иметь корни в предшествующей. В Южной Индии эта эволюционная закономерность оказалась странным образом нарушенной. Поэтому стало историческим фактом, что кто-то принес с собой культуру железа в Южную Индию.Носители этой культуры, племена или народности, вероятно, были более развиты, нежели местное население, представлявшее культуру «каменного топора». И поскольку на Юге культура железа ассоциируется в основном с мегалитическими погребениями, то, очевидно, создатели мегалитов были пришельцами, принесшими с собой новую материальную культуру и обычай складывать для своих умерших кольца из камней. Естественно возникают вопросы, когда это случилось и откуда пришли в Южную Индию создатели мегалитических погребений, знакомые с железом?На первый из этих вопросов ответить относительно легко. Он связан в какой-то мере с датировкой мегалитических памятников. Расхождений при этом много, поскольку те методы, которые использовались при определении времени погребений, не отличались точностью. Ряд ученых сходятся во мнении, что поздняя граница южноиндийского мегалита пролегает где-то в районе I века до н. э.— I века н. э. Что же касается ранней его границы, то есть периода практического возникновения мегалитической культуры, то по этому вопросу имеется не одно предположение. Видный антрополог Фюрер-Хаймендорф считает, что мегалит возник в Южной Индии в середине I тысячелетия до н. э. Индийский ученый Т. Б. Наяр называет несколько иную дату — начало I тысячелетия до н. э. и допускает даже более ранний период. Его коллега М. Арокиасвами, занимающийся проблемой происхождения дравидов, приводит ту же дату. Известный археолог Б. Субба Рао утверждает, что мегалит Южной Индии нельзя датировать более ранним временем, чем VI век до н. э. Английский исследователь Гордон относит появление пришельцев на юге страны к VII—IV векам дон. э., а Слейтер — к X—VIII векам до н. э. Археолог М. Тейлор, раскапывавший мегалитические погребения в Андхре в конце прошлого века, пришел к выводу, что самые ранние из них насчитывают минимум три тысячи лет и, видимо, относятся к концу II тысячелетия до н. э. Таким образом, ранняя граница мегалитических погребений растянута во времени от конца II тысячелетия до IV века до н. э. Сейчас трудно сказать, кто из ученых прав. Дело в том, что датировка южноиндийского мегалита производилась по конкретным погребениям. И вполне вероятным может оказаться, что все эти даты имеют основание. Вряд ли можно считать, что мегалитическая культура Юга Индии насчитывает всего несколько веков. То разнообразие, которое мы наблюдаем при исследовании мегалитических погребений, свидетельствует, возможно, о длительной эволюции этой культуры на протяжении не менее тысячи лет. Но это разнообразие тем не менее сохраняло общие черты, присущие культуре мегалита в целом.Индийский ученый В. Кришнасвами сделал попытку классифицировать типы южноиндийского мегалитаV. D. Krishnaswami, Megalithic Types of South India,— «Ancient India», Delhi, 1949, № 5, стр. 35—45.. Он выделил три основных типа мегалитических погребений: чинглепатский, пудуккоттайский и кочинский.Чинглепатский тип погребений имеет три разновидности. Первая — дольменоидный кист, или каменный ящик, слегка возвышающийся над поверхностью и окруженный кольцом камней. Ящик обычно сориентирован с востока на запад. Внутри таких захоронений иногда попадаются глиняные саркофаги с той же ориентацией, что и сам кист. Вторая разновидность — это глиняная урна, помещенная в земле и отмеченная сверху кольцом камней. И наконец, в третьей разновидности чинглепатского типа мегалитических погребений место захоронения отмечено только курганом или холмом. Внутри находится урна или саркофаг.Пудуккоттайский тип мегалитов имеет тоже свои разновидности. Первая — урна, помещенная в землю и отмеченная кольцом камней. Саркофаги в таких погребениях уже не встречаются. Вторая разновидность — опять-таки традиционное кольцо камней, в центре которого врыт кист, образованный плоскими плитами, сориентированный с востока на запад и разделенный обычно на две секции. К этой разновидности пудуккоттайского типа принадлежат и знаменитые мегалитические захоронения Брахмагири.И наконец, кочинский тип, отличающийся от первых двух тем, что место захоронения обычно отмечено одиночным вертикальным камнем (менгир) или валуном своеобразной формы, иногда напоминающим гриб или зонтик. В таких погребениях использовались урны и кист нередко высекался прямо в скальной почве.Изучая эти типы мегалитических погребений, можно установить и способы захоронения. Хоронили в урнах, в саркофагах, каменных ящиках или просто в земле. Несколько способов захоронения могут сочетаться в одном погребении. Так, урна или саркофаг могут находиться в каменном ящике, или тело помещали прямо в землю рядом с кистом, и так далее. Важный момент при изучении способов захоронения — состояние и помещение самих останков. Археологический материал, имеющийся в нашем распоряжении, дает возможность отметить кое-какие характерные черты погребального ритуала. Наиболее распространенным в мегалитах Южной Индии является так называемое вторичное погребение. Разрозненные человеческие кости, обнаруженные во многих погребениях, свидетельствуют о том, что первая погребальная церемония не связана с захоронением, как таковым. Существовал, очевидно, какой-то ритуал, после которого от умершего оставались кости. Возможно, кости выборочно помещались в погребение. Такое вторичное погребение характерно для большинства мегалитов Чинглепата, Адичиналлура, Брахмагири, Шоранура и других. Эти «неполные комплекты» костей древних создателей мегалитов могли быть помещены в урнах, саркофагах, в каменных ящиках или просто в земле. Иногда археологи, вскрывающие то или иное погребение, вовсе не обнаруживают останков. В некоторых же их количество крайне мизерно. Так, в одном из захоронений Чинглепата в большом глиняном саркофаге нашли только... два зуба. Нередко эти разрозненные кости в урнах и саркофагах бывают смешаны с землей. Кости вторичного погребения различаются по «обработке». Некоторые из них не носят на себе следов кремационного костра, и земля в таких погребениях бывает свободна от пепла. Так, в захоронениях Чинглепата, Адичиналлура, Кералы кости обработаны каким-то другим способом. В то же время в Дживарджи и Чикунхулли (Андхра) М. Тейлор обнаружил в урнах кости, имевшие на себе явные следы кремации. В некоторых погребениях кости были смешаны с землей. Как правило, полуобгоревшие кости помещены в урнах или подобных им сосудах.Первичное погребение без видимых следов предварительной «обработки» было обнаружено в ряде мегалитических погребений в Дживарджи, Шорануре, Пудуккоттаи. Так, Тэйлор нашел скелеты в кисте, лежащие лицом вниз, а также помещенные просто в земле, поверх киста и рядом с ним. У многих скелетов, находящихся вне каменного ящика, были отделены черепа, а некоторые черепа не имели скелетов. Тэйлор с полным основанием предполагает ритуал человеческих жертвоприношений при погребальной церемонии. Целые скелеты найдены и в ряде погребений Пудуккоттаи. Там они оказались помещенными в сидячем положении в огромных урнах.Таким образом, мы имеем четыре способа захоронения останков. Вторичное погребение без кремации, вторичное погребение с кремацией, первичное погребение (скелеты в вытянутом положении) и первичное погребение в урнах (скелеты в сидячем положении). На основании этого материала можно попытаться определить относительное размещение мегалитических погребений во времени. Вероятно, наиболее ранние из них те, которые содержат целые скелеты первичного погребения. Погребальная традиция Индии свидетельствует о том, что такой способ помещения останков в землю наиболее древний. Затем на смену ему приходит обычай вторичного погребения с неизвестной пока нам предварительной «обработкой» тела. И наконец, появляется кремация с соблюдением опять-таки обычая вторичного погребения. Некоторые ученые, в частности Тэйлор, предполагают, что способ помещения останков не зависел от времени, а был обусловлен разницей в обычаях отдельных племен, практиковавших мегалитический культ. Однако на примере племени тода мы достаточно ясно видим эволюцию погребального обычая от простого захоронения до вторичного погребения с использованием кремации. То обстоятельство, что способ помещения останков строго локально не ограничен и мы встречаем нередко в одном районе и даже месте мегалитические захоронения со следами первичного и вторичного погребений, свидетельствует, что, видимо, погребения со всеми специфическими особенностями принадлежали родственным народам или племенам. Известно, что в мегалитических погребениях Юга обычно находят ряд предметов, которые клали в захоронения во время погребальной церемонии. Древние создатели мегалитов верили в загробную жизнь и старались снабдить ушедших в иной мир всем необходимым. Вещи, сопровождавшие покойника, помещались в урны или саркофаги или ставились рядом с останками в каменном ящике, а нередко клались в землю по соседству с урнами и саркофагами. Строгой закономерности в этом не было.При раскопках мегалитов обнаружены глиняные сосуды с характерным черно-красным покрытием, железный инвентарь и холодное оружие (мечи, копья, стрелы), бронзовые изделия, украшения из раковин и полудрагоценных камней, различного рода ритуальные предметы. Из всего разнообразия этих находок два типа предметов встречаются почти во всех захоронениях: железные изделия и черно-красная керамика. Что касается остального, то здесь имеются некоторые варианты. Это свидетельствует или об определенной имущественной дифференциации среди древнего народа, или о какой-то эволюции во времени.Археологический материал позволяет судить в общих чертах об образе жизни древних пришельцев, заселивших Южную Индию около трех тысяч лет тому назад. Среди них были земледельцы, о чем свидетельствуют находки сельскохозяйственных орудий и зерен риса (Адичиналлур). Эти люди занимались скотоводством, и буйволы играли в нем не последнюю роль. Люди разводили овец и коз. У них были лошади. Конские удила нередко находят в мегалитических погребениях. Пришельцы умели делать керамическую посуду на гончарных кругах, плавили железо и были знакомы с золотом и серебром. Их мастера вырезали тонкие узоры на бронзовых браслетах, кольцах и раковинах. Создатели мегалитических погребений были воинами. Оружие неизменно сопутствовало человеку в его путешествии в «другой мир». Это, конечно, очень бледная схема, далеко не отражающая всего многообразия и богатства жизни древнего народа.Естественно возникает вопрос, кто же все-таки были эти создатели мегалитических погребений, к какому этническому типу они принадлежали, на каком языке говорили и в каком отношении стояли к современному дравидийскому населению. Была ли это просто волна пришельцев, не оставившая в Южной Индии следов, кроме погребальных каменных колец и ритуальных менгиров? Или это были действительные предки современных дравидов, чья культура послужила основанием для многих теперешних традиций и чьи обычаи еще не забыты живущими сейчас потомками? Вопрос этот довольно сложный и имеет свою историю. Некоторые ученые и исследователи считают, что предки современных дравидов ниоткуда не приходили, что они испокон веков жили только в Индии. Другие утверждают, что мегалитические сооружения к дравидам не имеют никакого отношения. То, что создатели мегалитических погребений были пришельцами в Южной Индии, доказано последними археологическими исследованиями. Необходимо выяснить теперь, были ли эти пришельцы дравидами или нет. Значительная часть ученых считают, что были.Если мы внимательно разберемся в историческом материале, накопившемся за последнее время, то, возможно, тоже придем к такому же выводу. Как уже говорилось, современные дравидийские языки развились из так называемого примитивного дравидийского языка, формирование которого индийский лингвист и историк Сунити Кумар Чаттерджи датирует приблизительно 1500 годом до н. э. Наиболее древние образцы тамильской письменности (в шрифте брахми) были найдены в надписях в пещерах на крайнем Юге. Установленная дата этих надписей — III век до н. э. В период ранних южноиндийских империй Пандьев и Чолов появляются поэтические труды на тамильском языке. Основная часть этих трудов принадлежит к I—III векам н. э., а некоторые — к I—II векам до н. э. Эта литература описывает культуру, существовавшую на Юге Индии между III веком до н. э. и III веком н. э.Индийский ученый К.Р. Сринивасан тщательно исследовал эти поэтические антологии и нашел ряд описаний погребального ритуала древних тамиловСм.: К. R. Srinivasan, The Mogalithic. Burials and Urn-fields of South India in the Light of Tamil Literature and Traditions — «Ancient India», Delhi, 1946, № 2.. Чаще всего встречаются описания захоронения, и лишь несколько позже появляются указания на кремацию. Ранний тамильский эпос «Манимекхалаи» содержит описание пяти способов погребения у древних тамилов: это кремация, предварительное оставление трупа на съедение животным, свободное его разложение до погребения, захоронение в яме и помещение тела в урны. Последний способ был связан с каменными ящиками, куда ставили урны. Здесь же есть и указание на места погребения, отмеченные кругом камней. Один из ранних тамильских поэтов, Пуранар, описывает горе матери, чья дочь сбежала с любовником. Она призывает смерть на свою голову. «О, безвластный бог смерти,— причитает мать,— который не может забрать мою жизнь, чтобы поместить мое тело в яму и накрыть большой темной урной». А вот отрывок из поэмы Айюра Мудаванара, написанной им на смерть одного из императоров династии Чола — Киливалана: «О, горшечник, который делает сосуды для погребения, посылающий из своей печи клубы дыма, который поднимается, как большое облако, собравшее всю тьму мира. О, горшечник! Я хотел бы знать, что ты будешь делать теперь. Твое положение печально. Великий отпрыск линии Сембияров (Чола), чьи армии распространились по всей земле, которого славят ученые и сравнивают с солнцем, с его всепроникающими лучами, могущественный император, чьи слоны везут его развернутое знамя, трепещущее на ветру, ушел в мир богов. Ты должен сделать огромную урну, чтобы поместить такого великого монарха». У поэта Перункаттанара есть такие строчки: «Он достиг места погребения, где петух с красным гребешком сидит на кольце камней рядом с крышкой, покрывающей красную погребальную урну, где ворон с твердым клювом и сова веселятся с женщиной-демоном».Обычай мегалитического погребения исчезает в Тамилнаде к XI веку н. э., но память о нем еще сохраняется в более поздней литературе. Так, в стихах тамильских поэтов XII века упоминаются «погребальные урны» и «сосуды для древних». Из тех веков к нам дошло предание о том, что стариков, которые «заживались на этом свете», в ожидании их смерти сажали в урны.Эти литературные источники со всей очевидностью свидетельствуют, что мегалитический ритуал был органической составной частью культуры древних тамилов. Они сохраняли его в течение тысячелетий и, по всей видимости, соблюдали его еще в V веке н. э.Мегалитический ритуал лежал в основе формирования религии древних дравидов. Индийский ученый Венката Раманайя в 1930 году опубликовал интересное исследование — «Очерк происхождения южноиндийского храма»N. Venkata Ramanayya, An Essay of the Origin of the Smith Indian Temple, Madras, 1930.. В этой работе на основе многочисленных примеров он убедительно показывает, что южноиндийский храм со всеми его особенностями развился на основе мегалитических погребений и связанного с ними культа. Ученый совершенно справедливо отмечает, что архитектура южноиндийских храмов отличается от североиндийских.По сей день на Юге Индии существуют два типа индусских храмов: посвященные высшему божеству и посвященные местному, обычно деревенскому богу. Как правило, оба типа храмов тесно связаны с местами захоронений. Например, храм Шивы чаще всего строится вблизи места кремации. Эта особенность присуща и ранним шиваитским храмам. Многие местные божества нередко представлены просто камнями, врытыми вертикально. Вертикальные камни имеют своими предшественниками памятные камни, водружаемые в местах мегалитических погребений.Древние дравиды, по утверждению Раманайи, окружали места захоронений кольцом камней, чтобы духи мертвых не выходили за их границу и не тревожили живых. Поклоняясь духам предков, живые ставили в эти круги пищу для них и несколько позднее стали приносить там жертвы. Умершие предки постепенно начали обретать сан богов. Особого поклонения удостаивались предки, умершие при необычных обстоятельствах. Это служило им хорошим началом для карьеры бога. Так, исследование показало, что деревенские дравидийские боги — это «люди, которые вернулись в землю»Там же, стр. 29.. И естественно, что первым святилищем и алтарем такого бога являлось место его захоронения. В честь него воздвигался вертикальный камень в каменном кольце.Постепенно память о том, что в этом месте было погребение, стиралась, и камень, окруженный кольцом валунов, становился примитивным своеобразным храмом. Так возник, например, культ демона — бога Веталы — в некоторых районах Андхры. Как правило, он не имеет изображения и представлен камнем, врытым вертикально, в традиционном окружении. Со временем, в ходе развития индуистской религии, каменному Ветале было присвоено новое звание: воплощение высшего божества Вишну. И это несмотря на то, что у Веталы было сомнительное прошлое. Он, согласно преданиям, жил в местах погребения среди умерших. Поэтому святилище Веталы до сих пор имеет форму мегалитического погребения. Святилища некоторых деревенских храмов Тамилнада подстроены в виде урны-хижины. Такие храмы можно видеть в районе Салема. Известно, что южноиндийские дольмены, появившиеся позже традиционных мегалитических погребений, были связаны на ранней своей стадии с захоронениями. Впоследствии дольмены, повторяющие форму каменного киста древних погребений, стали играть роль храмов. Во многих районах Южной Индии, в частности в районах расселения племен, эти храмы-дольмены довольно широко распространены. Сложенные из плоских плит, они служат прибежищем деревенских и племенных божеств.Однажды мне удалось на машине пересечь дистрикт Тинневели (штат Мадрас) с севера на юг. Придорожные храмы, молельни и святилища с достаточной очевидностью показывают ту эволюцию, которую претерпел за тысячелетия южноиндийский примитивный храм. По дороге встречаются необработанные, стоящие вертикально камни (от одного до трех, иногда и больше), окруженные кольцом валунов. Необработанные камни сменяются каменными обелисками с выбеленной поверхностью. Эти обелиски водружены на платформы. Издали такое святилище полностью повторяет очертания традиционного кольца камней. Попадаются изображения богов, составляющих единое целое с обелисками. В некоторых местах обелиски исчезают, и на платформе остаются только фигуры богов. Наконец, над фигурами богов появляются каменные, из плоских плит, сооружения без передней стены, открывающие полному обзору святилище с богами. На смену «открытым» храмам приходят обычные деревенские и храмы маленьких городков. Святилище в них уже находится в глубине строения. Элементарная их конструкция имеет много сходства с высеченными в скалах и валунах храмами Махабалипурама. Эти храмы относятся к эпохе Паллавов (VI—VII века) и считаются самыми ранними из сохранившихся до наших дней южиоиндийских индуистских ритуальных сооружений.И архитектура индуистского храма Южной Индии, и сам ритуал сохранили прочные связи с мегалитическим культом мертвых древних дравидов. Традиции мегалитических погребений до сих пор живы среди современного населения дравидийского юга. Места этих погребений часто продолжают использоваться для тех же целей. Так, Рей при раскопках захоронений Адичиналлура нашел в позднем погребении статуэтку индусского бога Ганеша. Обычай вторичного погребения сохранился до сих пор в некоторых районах Южной Индии. После кремации отбирают кости и предают их земле. Тэйлор во время раскопок в Андхре встретился с интересным явлением — земля вокруг погребений была распахана, а погребения не были тронуты. Видимо, почитание погребений предков и суеверия, связанные с этим, не позволили местным крестьянам их потревожить. С аналогичным фактом столкнулся и Рей. Рабочие, нанятые им для раскопок, не хотели прикасаться к урнам и извлекать нх из земли.Если сравнить профиль керамики, найденной в древних погребениях, с современной, то мы найдем незначительную разницу. Несмотря на то что изменились методы обработки, элементы традиционной формы глиняной посуды сохранились. До сих пор в ряде районов Южной Индии население использует украшения из раковин, древние образцы которых были найдены в мегалитических погребениях.В горах Пални расположен храм индусского бога Муругана. Люди, посвятившие себя этому богу, прикрывают рот металлическими пластинками, в том числе и золотыми. Этот обычай вызывает в памяти найденные в погребениях Адичиналлура пластинки аналогичного назначения.Слишком глубоко влияние мегалитической культуры на дравидийском Юге, чтобы иметь основание отрицать причастность дравидов к ней. Мегалит питал истоки, формировавшие образ жизни и воззрения современного населения Южной Индии.Если предки современных дравидов пришли на Юг Индии и принесли с собой специфическую культуру мегалита, то возникает вопрос: не оставили ли они свои следы в стране в целом? Исследования, которые проводились в этой области, утверждают, что такие следы имеются и в других районах Индии. Живые и мертвые свидетельствуют об этом.В Центральной Индии есть племена, говорящие на дравидийских языках. На Северо-Западе Индии, на границе с Белуджистаном, сохранился народ, говорящий на языке брагуи, принадлежащем к дравидийской языковой семье. Мегалитические погребения были обнаружены в районе Карачи и в Синде, в северо-западных районах Индии.Если согласиться, что дравиды — пришлое население, то, по-видимому, маршрут иммигрантов шел через Северо-Западную Индию, затем вдоль западного побережья, на юг. Индийский историк Т.Б. Наяр утверждает, что часть пути в Южную Индию древние пришельцы проделали морем.Если мегалитические погребения связаны с дравидами, то вполне закономерно поставить и несколько иной вопрос. Имеют ли южноиндийская мегалитическая культура и дравиды какое-либо отношение к загадочному племени тода? Есть ли, несмотря на явное отличие, какое-либо сходство между древними погребениями Юга и аналогичными захоронениями тода? Существует ли что-либо общее в мегалитическом ритуале с обычаями тода? Оказывается, можно найти многое у тода, что роднит их и с мегалитом Южной Индии, и с самим дравидийским населением.Прежде всего необходимо отметить, что и древние погребения тода, и древние захоронения дравидов принадлежат к одной и той же культуре — мегалитической. Основная форма погребений — каменный круг — выдержана там и тут. Этот круг камней по-тамильски называется «аларам», на языке тода — «азарам». Значительная часть способов погребения, свойственных южноиндийским мегалитам, характерна и для захоронений тода. Те же разрозненные кости со следами первичной «обработки», включая и кремацию, тот же принцип помещения костей в глиняные урны и так далее.До сих пор тода хранят обычай второй погребальной, объясняющий происхождение разрозненных костей, которые мы обнаруживаем и в захоронениях тода, и в мегалитических погребениях Южной Индии. Поэтому традицию второй погребальной тода мы можем рассматривать как древний мегалитический ритуал, сохранившийся до наших дней. Известно, что тода, соблюдая вторую, или «сухую», погребальную церемонию, разбивают в азараме глиняный горшок. Осколками таких горшков усеяна поверхность земли древних погребений Нилгири.Такие же черепки были обнаружены при раскопках мегалитических погребений в Чинглепате и Дживарджи. Каменные плиты в погребениях тода сориентированы с северо-востока на юго-запад. По всей видимости, это традиционная ориентация в южноиндийских мегалитах. Так, в Шорануре тем же образом сориентированы каменные ящики и скелеты.Обнаруженные Тэйлором скелеты в погребениях Андхры без следов первичной «обработки» были помещены в землю или в кист лицом вниз. Мы знаем уже, что тода кладут умерших на кремационный костер тоже лицом вниз. Явные пережитки захоронения, а не кремации, которые мне удалось наблюдать во время погребальной церемонии у тода (бросание земли на труп), говорят о том, что шоранурскпй способ захоронения практиковался когда-то предками тода.Так же как и и мегалитах Южной Индии, мы находим в погребениях тода керамические сосуды, железное оружие, украшения, бронзовые изделия, предметы из золота и так далее — то есть все то, что должно сопровождать умершего в его путешествии в другой мир. Тода, пожалуй, единственное племя, донесшее эту древнюю мегалитическую традицию в ее «живом» виде до наших дней. Тонкие, но зримые нити связывают находки из древних погребений тода с содержимым мегалитических захоронений Юга Индии. Известно, что в погребениях Адичиналлура были обнаружены бронзовые фигурки животных на крышках бронзовых ваз, не содержавших костей. И статуэтки буйволов занимают среди них видное место. Их можно сравнивать с глиняными фигурками животных, обнаруженных на крышках многоярусных ваз из погребений тода. Аналогичная находка была сделана и в одном из погребений Пудуккоттаи. Крышка глиняной вазы, обнаруженной среди других предметов, была украшена фигуркой птицы.Очевидно, было что-то общее в погребальном ритуале Адичиналлура, Пудуккоттаи и Нилгири. В погребениях Адичиналлура были найдены золотые овальные диадемы, которые клали на лоб умершему. Тода до сих пор кладут на лоб покойнику золотую или серебряную монету. Несомненно, что этот обычай опять-таки связан с какой-то древней мегалитической традицией.Тэйлор в захоронениях Андхры нашел железные колокола. Ученый считает, что они имели ритуальное значение. Известно, какую роль играют такие же колокола и в ритуале тода. Более того, подобные колокола были обнаружены и в погребениях предков тода.Что еще общего у древних дравидов и тода? Те и другие были пришельцами. Только дравиды не сохранили об этом память, а в легендах тода мы находим указания на длительные путешествия. И у тода, и у древних дравидов в прошлом были очень развиты матриархальные отношения, элементы которых сохранились и в нашу пору.Греческий географ Мегасфен, живший в конце IV — начале III века до н. э. и посетивший Индию, пишет о том, что в империи Пандьев управляли женщины. На Юге Индии до сих пор развит культ матери-богини. Существует секта шактистов, которые поклоняются созидательной силе матери.Почти каждая деревня имеет свою богиню. Этот матриархальный культ в свое время был подорван влиянием арийской патриархальной религии и культуры. На смену богиням пришли боги. Но и сейчас, если вы спросите тамила или малаяли, кто более важный и могущественный: Шива или его жена Парвати, он затруднится сразу ответить. А некоторые, не задумываясь, назовут Парвати.Храмы тода имеют много общего с древними захоронениями и погребальным ритуалом, характерными для примитивных святилищ дравидийской Индии. Так, нередко тода используют храм в качестве хижины для мертвых, оставляя там тело накануне кремации. В молитвах жрецы часто употребляют одно и то же слово на кворжам, означающее и древнее погребение, и конический храм «по». Святилище Веталы, представляющее вертикальный камень, суженный кверху и окруженный кольцом необработанных валунов, обелиски Тинневели, повторяющие конструкцию первого, и, наконец, конический храм тода с циклической каменной изгородью являют собой поразительное сходство. Храм «по», видимо, наиболее древнее ритуальное сооружение тода. Мы можем рассматривать его как звено в цепи развития дравидийского храма, причем как наиболее раннее звено.Так же как и дравидийский храм, своеобразный храм тода возник на базе древних мегалитических погребений и связанного с ними культа мертвых и до сих пор сохранил свое конструктивное сходство с этими погребениями. Культ солнца, существующий до настоящего времени у тода, наблюдается, как уже было показано, и в некоторых других дравидийских племенах. Его пережитки можно найти и среди развитых народов Юга Индии. Ряд южноиндийских надписей свидетельствует о том, что в начале нашей эры в дравидийском городе Венги был храм, посвященный богу солнца — ЧитраратхасвамиТам же, стр. 63..Между языком тода и другими дравидийскими языками нет резких конструктивных отличий. Древний язык племени — кворжам, вполне вероятно, был тем примитивным и архаичным праязыком, который положил начало древним дравидийским языкам, в том числе и самому языку тода. Культура тода и древних дравидов была связана с культурами Двуречья и Ирана. Если, например, погребения Нилгири имеют параллели в захоронениях Бахрейна, то способ погребения в Адичиналлуре близок погребальным обычаям древнего Элама. Нет надобности здесь повторять общеизвестные факты, свидетельствующие о связях традиций тода и древних дравидов с традициями Месопотамии.Теперь наступило время подвести итоги и сделать кое-какие выводы. Не надо быть слишком внимательным, чтобы заметить одну закономерность. Очень многое отличает тода от современных дравидов, и очень многое роднит культуру тода с древней культурой дравидов. Можно ли безоговорочно отнести тода к современным дравидам? Пожалуй, нет. Но было бы нелепо отрицать их причастность к древним дравидам. Вероятно, культура тода была составной и органической частью древнедравидийской. Тода — единственное из сохранившихся племен, сумевшее донести до наших дней мегалитический погребальный ритуал, примитивную религию, вещи тысячелетней давности, архаический язык. Почему так случилось? Чем это можно объяснить?Трудно представить себе, что было на земле несколько тысяч лет тому назад. Но всегда находятся какие-то нити, позволяющие восстанавливать прошлое хотя бы в общих чертах. Возможно, тода были частью тех древних племен, которые вторглись много веков тому назад с запада в Южную Индию. Они широким потоком разлились по территории страны, захватив самые отдаленные ее уголки. Была ли это мирная иммиграция или ее сопровождали сражения и завоевательные походы — сейчас сказать нельзя. Одно лишь остается очевидным, что пришельцы принесли с собой высокую и отличавшуюся своеобразием культуру. Что задержало какую-то их группу на пути к долинам новой земли? Об этом можно только догадываться. Среди вторгшихся племен были, по-видимому, и скотоводы, и земледельцы. Голубые горы, вставшие на их пути, могли привлечь какую-то часть этих пришельцев. Прекрасные пастбища безлесных вершин Нилгири устраивали владельцев скота. Горы не были населены, а соседние с Нилгири племена проникли туда гораздо позже. Шли века за веками, и поселенцы Нилгири постепенно утрачивали связь с основным потоком иммигрантов. Удобных проходов, связывающих Нилгири с долинами, внизу не было. Возвращаться же назад, к горному лесистому хребту Западных Гхат, не было смысла. Этот путь уже однажды был пройден, и прибрежный район не сулил скотоводам ни бодрящего горного воздуха, ни просторных пастбищ. Так началась длительная изоляция племени, о существовании которого забыли его сородичи, осевшие в долине Коимбатура, и не подозревали местные племена, обитавшие внизу.Огражденные от всей страны труднопроходимыми перевалами и малярийными джунглями, Нилгири жили своей особой жизнью. Их не коснулось арийское нашествие, от которого гибли родственные обитателям Голубых гор племена. И только время от времени далекие отзвуки падения империй и завоевательных походов доносились до голубых вершин. Но это не меняло судьбы племени, жившего там. Они продолжали пасти буйволов и соблюдать все то, что было завещано им предками. Поколения, уходившие в страну мертвых, передавали свои знания потомкам. Древние традиции и обычаи проходили долгий путь — длиною в века и тысячелетия, проявляя удивительную устойчивость. Занятие скотоводством, которое давало пищу и жизнь людям, служило залогом этой неизменности. Буйволы постепенно становились средоточием жизни, и времена смелых охотников, а может быть, и причастность к земледелию постепенно забывались. Искусство выделки бронзовых ваз умерло с теми, кто пришел с предками. В горах не было олова, а древние вазы были отданы во владение умерших. Так требовал обычай. Забывались и другие ремесла, а может быть, предки их и не знали. Помнили только древние законы и традиции. Постепенно людей в племени становилось все меньше, и вряд ли можно было надеяться, что ими будут открыты пути дальнейшего прогресса и развития. Племя смотрело в прошлое. Там осталась их прародина и тот образ жизни, который надлежало сохранить. Их сил хватало только на то, чтобы удержать подмываемые рекой времени традиции и обычаи, древнюю культуру, утверждавшую их как часть того большого, что питало жизнь их предков. И время как будто остановилось в Голубых горах. Люди насильно пытались удержать его течение. Много позже время жестоко отомстило за это племени, которое называло себя тода.Ну а те, кто ушли в долины? Их захватил поток чужой жизни. И из этого потока они вышли совсем другими, непохожими на тех, кого они называли своими предками. Они смешивались с местным населением и теряли чистоту своего этнического типа; они смешивались с поздними пришельцами — ариями — и теряли свою древнюю культуру. Их язык впитывал чужие слова и становился непохожим на язык предков. Чужие боги стали их богами. Они стали поклоняться змее и забыли бога солнце. Процесс взаимной ассимиляции давно пришедших народов, местных племен и ариев длился веками. И в конфликтах, взаимной борьбе и взаимном влиянии создавались и формировались народы, называемые теперь современными дравидами. И когда настало время дравидам и тода, сохранившим многое из первоначальной древней культуры, вновь войти в контакт, они, как говорится, не узнали друг друга. И чтобы состоялось это «знакомство», потребовался не один год кропотливой исследовательской работы многих историков, антропологов, этнографов, археологов и лингвистов.К какой группе населения можно отнести тода? Они резко отличаются, как известно, от современного дравидийского населения. Вряд ли можно определить это племя словом «дравиды». Скорее всего их можно назвать протодравидами. Термин этот очень условный. Будем считать, что он означает те народности и племена, которые несколько тысяч лет назад пришли в Индию и были в числе предков современных дравидов.

lib.icr.su

Южный камень в городе Douane

Ю́жный ка́мень, называемый также камень юга, или камень беременной женщины — мегалитический каменный блок, находящийся в Баальбеке в Ливане. Известен с древности, является одним из самых больших обработанных человеком камней в мире. Вес камня составляет более 1000 тонн. По размерам камень достигает 20 с небольшим метров в длину, более 4 метров в ширину и около 4 метров в высоту, не является параллепипедом.

Происхождение названия

Первоначально камень называли Хаджар эль-Кибла (араб. حجر القبلة‎), что в переводе на русский означает «камень юга», в дальнейшем арабы переименовали его в Хаджар эль-Хубла (араб. حجر الحبلى‎) — «камень, отторгнутый от материнского массива». На многих языках мира второе название звучит как «камень беременной женщины».

По поводу происхождения названия «камень беременной женщины» существует несколько версий. По одной из версий камень так назван из-за беременной женщины, которая убеждала жителей Баальбека, что знает секрет древних по перемещению этого камня и что расскажет им, если они будут кормить её, пока та не родит ребёнка. По другой — название дала легенда о беременном джинне, которому было поручено изготовить и переместить этот каменный блок. Ещё есть поверье, что если женщина прикоснётся к нему, то у неё увеличится плодовитость.

Общие сведения

Южный камень находится в Баальбеке в Ливане на расстоянии примерно в 900 м от храма Юпитера. Его наклон к горизонту составляет угол около 30°, что соответствует общему наклону окружающей местности.

Каменный блок состоит из известняка, не является параллепипедом, и не полностью отделён от исходного пласта. Длина блока 20,31—20,76 м, ширина — 4 м внизу и 4,14—5,29 м вверху, высота — 4,21-4,32 м. При плотности 2,6-2,8 г/см³ вес составит порядка 1050 т. Южный камень по габаритам и массе превосходит камни трилитона, находящегося в основании храма Юпитера, вес каждого из которых оценивается в 800 т.

Аналогичные монолиты карьера Баальбека

В 1990-х годах в карьере Баальбека был обнаружен второй монолит аналогичный Южному камню и превосходящий его по своим параметрам. Его вес составляет порядка 1300 тонн, длина порядка 20 метров, сечение примерно 4,5 х 4,5 м.

В 2014 году, исследуя тот же Баальбекский карьер, Германский археологический институт нашёл третий монолит длиной около 19,6 метров, вес которого оценён в 1500 тонн. То есть, в настоящее время это самый большой камень из известных, когда-либо вырезанных руками человека.

Предназначение

Южный камень, как настоящий неуместный артефакт, является предметом очень давних споров относительно своего предназначения, а также способа изготовления и транспортировки. По мнению некоторых учёных, южный камень создавался для храма Юпитера. Он вместе с существующим трилитоном должен был располагаться в подпорной стене основания храма. По мнению других исследователей, такой каменный блок мог послужить заготовкой для обелиска. Мнение относительно перемещения камня, подкреплённое расчётами, сводится к требованию одновременного усилия десятков тысяч человек. В месте, в котором камень находится, разместить такое количество людей проблематично, равно как и координировать их усилия. Тем не менее является историческим фактом, что подобный по массе монолит — Гром-камень, был успешно транспортирован при использовании лишь известных с древних времён средств, а именно, блоков и рычагов. Кроме того, о том, как древние строители выдолбили и обработали такой кусок породы, тоже выдвинуто несколько версий, но все они спорны.

См. также

ru.advisor.travel

Южный камень Вики

Ю́жный ка́мень, называемый также камень юга, или камень беременной женщины — мегалитический каменный блок, находящийся в Баальбеке в Ливане. Известен с древности, является одним из самых больших обработанных человеком камней в мире. Вес камня составляет более 1000 тонн. По размерам камень достигает 20 с небольшим метров в длину, более 4 метров в ширину и около 4 метров в высоту, не является параллелепипедом.

Происхождение названия[ | код]

Южный камень. 1906 г.

Первоначально камень называли Хаджар эль-Кибла (араб. حجر القبلة‎), что в переводе на русский означает «камень юга», в дальнейшем арабы переименовали его в Хаджар эль-Хубла (араб. حجر الحبلى‎) — «камень, отторгнутый от материнского массива»[1]:52. На многих языках мира второе название звучит как «камень беременной женщины».

По поводу происхождения названия «камень беременной женщины» существует несколько версий. По одной из версий камень так назван из-за беременной женщины, которая убеждала жителей Баальбека, что знает секрет древних по перемещению этого камня и что расскажет им, если они будут кормить её, пока та не родит ребёнка[2]:12f. По другой — название дала легенда о беременном джинне, которому было поручено изготовить и переместить этот каменный блок[3]:74. Ещё есть поверье, что если женщина прикоснётся к нему, то у неё увеличится плодовитость[4]:213.

Общие сведения[ | код]

Южный камень находится в Баальбеке в Ливане на расстоянии примерно в 900 м от храма Юпитера. Его наклон к горизонту составляет угол около 30°, что соответствует общему наклону окружающей местности[2]:10[1]:52.

Каменный блок состоит из известняка, не является параллепипедом, и не полностью отделён от исходного пласта. Длина блока 20,31—20,76 м, ширина — 4 м внизу и 4,14—5,29 м вверху, высота — 4,21-4,32 м[2]:15. При плотности 2,6-2,8 г/см³ вес составит порядка 1050 т[2]:15. Южный камень по габаритам и массе превосходит камни трилитона, находящегося в основании храма Юпитера, вес каждого из которых оценивается в 800 т.

Аналогичные монолиты карьера Баальбека[ | код]

Второй монолит карьера Баальбека. 2007 г.

В 1990-х годах в карьере Баальбека был обнаружен второй монолит аналогичный Южному камню и превосходящий его по своим параметрам. Его вес составляет порядка 1300 тонн, длина порядка 20 метров, сечение примерно 4,5 × 4,5 м[2].

В 2014 году, исследуя тот же Баальбекский карьер, Германский археологический институт нашёл третий монолит длиной около 19,6 метров, вес которого оценён в 1500 тонн. То есть, в настоящее время это самый большой камень из известных, когда-либо вырезанных руками человека[5] (хотя перемещённый вес Гром-камня и составлял также около 1500 тонн, а первоначальный 2000 тонн, в процессе создания постамента Медного всадника он был разделён на 3 части).

Предназначение[ | код]

Южный камень, как настоящий неуместный артефакт, является предметом очень давних споров относительно своего предназначения, а также способа изготовления и транспортировки. По мнению некоторых учёных, южный камень создавался для храма Юпитера. Он вместе с существующим трилитоном должен был располагаться в подпорной стене основания храма. По мнению других исследователей, такой каменный блок мог послужить заготовкой для обелиска. Мнение относительно перемещения камня, подкреплённое расчётами, сводится к требованию одновременного усилия десятков тысяч человек. В месте, в котором камень находится, разместить такое количество людей проблематично, равно как и координировать их усилия. О том, как древние строители выдолбили и обработали такой кусок породы, тоже выдвинуто несколько версий, но все они спорны[2]:15.

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • Булавинцев Г. Баальбекский «камень преткновения» // Техника молодёжи : журнал. — М.: «Молодая гвардия», 1973. — № 11. — С. 55-58.

ru.wikibedia.ru

Южный камень Википедия

Ю́жный ка́мень, называемый также камень юга, или камень беременной женщины — мегалитический каменный блок, находящийся в Баальбеке в Ливане. Известен с древности, является одним из самых больших обработанных человеком камней в мире. Вес камня составляет более 1000 тонн. По размерам камень достигает 20 с небольшим метров в длину, более 4 метров в ширину и около 4 метров в высоту, не является параллелепипедом.

Происхождение названия[ | код]

Южный камень. 1906 г.

Первоначально камень называли Хаджар эль-Кибла (араб. حجر القبلة‎), что в переводе на русский означает «камень юга», в дальнейшем арабы переименовали его в Хаджар эль-Хубла (араб. حجر الحبلى‎) — «камень, отторгнутый от материнского массива»[1]:52. На многих языках мира второе название звучит как «камень беременной женщины».

По поводу происхождения названия «камень беременной женщины» существует несколько версий. По одной из версий камень так назван из-за беременной женщины, которая убеждала жителей Баальбека, что знает секрет древних по перемещению этого камня и что расскажет им, если они будут кормить её, пока та не родит ребёнка[2]:12f. По другой — название дала легенда о беременном джинне, которому было поручено изготовить и переместить этот каменный блок[3]:74. Ещё есть поверье, что если женщина прикоснётся к нему, то у неё увеличится плодовитость[4]:213.

Общие сведения[ | код]

Южный камень находится в Баальбеке в Ливане на расстоянии примерно в 900 м от храма Юпитера. Его наклон к горизонту составляет угол около 30°, что соответствует общему наклону окружающей местности[2]:10[1]:52.

Каменный блок состоит из известняка, не является параллепипедом, и не полностью отделён от исходного пласта. Длина блока 20,31—20,76 м, ширина — 4 м внизу и 4,14—5,29 м вверху, высота — 4,21-4,32 м[2]:15. При плотности 2,6-2,8 г/см³ вес составит порядка 1050 т[2]:15. Южный камень по габаритам и массе превосходит камни трилитона, находящегося в основании храма Юпитера, вес каждого из которых оценивается в 800 т.

Аналогичные монолиты карьера Баальбека[ | код]

Второй монолит карьера Баальбека. 2007 г.

В 1990-х годах в карьере Баальбека был обнаружен второй монолит аналогичный Южному камню и превосходящий его по своим параметрам. Его вес составляет порядка 1300 тонн, длина порядка 20 метров, сечение примерно 4,5 × 4,5 м[2].

В 2014 году, исследуя тот же Баальбекский карьер, Германский археологический институт нашёл третий монолит длиной около 19,6 метров, вес которого оценён в 1500 тонн. То есть, в настоящее время это самый большой камень из известных, когда-либо вырезанных руками человека[5] (хотя перемещённый вес Гром-камня и составлял также около 1500 тонн, а первоначальный 2000 тонн, в процессе создания постамента Медного всадника он был разделён на 3 части).

Предназначение[ | код]

Южный камень, как настоящий неуместный артефакт, является предметом очень давних споров относительно своего предназначения, а также способа изготовления и транспортировки. По мнению некоторых учёных, южный камень создавался для храма Юпитера. Он вместе с существующим трилитоном должен был располагаться в подпорной стене основания храма. По мнению других исследователей, такой каменный блок мог послужить заготовкой для обелиска. Мнение относительно перемещения камня, подкреплённое расчётами, сводится к требованию одновременного усилия десятков тысяч человек. В месте, в котором камень находится, разместить такое количество людей проблематично, равно как и координировать их усилия. О том, как древние строители выдолбили и обработали такой кусок породы, тоже выдвинуто несколько версий, но все они спорны[2]:15.

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

  • Булавинцев Г. Баальбекский «камень преткновения» // Техника молодёжи : журнал. — М.: «Молодая гвардия», 1973. — № 11. — С. 55-58.

ru-wiki.ru


Смотрите также