Камни неба. Камни неба


Камни цвета неба — Сапфиры

Сапфир, наряду с бриллиантом и рубином, один из главных драгоценных камней первого класса. Классический цвет сапфира-сине-васильковый (сапфиры именно этого цвета украшают британскую корону). Однако в последнее десятилетие в моде не классические, а цветные, или фантазийные сапфиры.

Сапфир — синий или темно-синий прозрачный корунд ювелирного качества, окрашенный примесями железа и титана, драгоценный камень высшего класса. Современный термин \»сапфир\» произошел от греческого слова \»sapfeiros\», которое, возможно, восходит к древнееврейскому \»sappir\». Согласно другой версии, слово \»сапфир\» происходит от вавилонского \»сипру\» — \»царапающий\», что вполне вероятно, учитывая твердость этого камня. При этом следует помнить, что до XIX века сапфирами называли многие синие камни, например лазурит. На Руси сапфиры называли лазоревыми яхонтами.

 подарки в киевеИногда употребляют устаревшие термины, которые могут ввести в заблуждение: \»бразильский сапфир\» (синий турмалин), \»водяной сапфир\» (кордиерит) и др. В действительности настоящий сапфир отличается, прежде всего, высокой твердостью (9 по шкале Мооса).

Окраска камня зависит от присутствия титана, является очень устойчивой и бывает от светлой голубовато-синей до темно-синей. \»Одни из них похожи на васильки в пшенице, — писал А.И. Куприн, — другие на осеннее небо, иные — на море в ясную погоду\». Цвет ярких васильковых кристаллов (из Мьянмы, Таиланда) называют \»звонким\», а синих с шелковистым блеском — \»королевским\».

Самыми лучшими считаются и дороже других ценятся цейлонские сапфиры. Они василькового цвета с переливом в фиолетовые оттенки, прозрачны и горят ярким огоньком. Затем идут густого синего цвета с бархатистым отливом, будто покрытые инеем, знаменитые кашмирские сапфиры. Несколько уступают им по красоте индийские и сиамские синие корунды. Самым же дорогим из всех сапфиров считается чрезвычайно редко встречающийся сапфир с переливчатой шестилучевой звездой внутри камня, так называемый звездчатый сапфир.

Природный сапфир добывается в различных частях света, но самые редкие сорта находятся в регионе от Кашмира до Мьянмы (Бирма), они более ценные, поскольку их цвет максимально приближен к чистому спектральному синеву цвету. Прекрасные сапфиры добывают также на Шри-Ланке (в ограниченных количествах), как синей и так фантазийной окраски. Месторождения сапфира имеются в Таиланде, Камбодже, Танзании, на Мадагаскаре, в Австралии и США (Монтана).

При оценке стоимости сапфира во главу угла ставится его цвет. Чем более чистый синий цвет у природного сапфира, тем выше цена, которую можно просить за камень. Значительно более темные камни либо более бледные обычно имеют меньшую ценность, но не обязательно они пользуются меньшим спросом. Красота в глазах смотрящего, а отношение к цвету дело субъективное.

За последнее время технология отжига сапфиров шагнула вперед, и теперь для удаления дефектов камни подвергают обработке при очень высокой температуре.

На самом деле большинство сапфиров имеющихся на сегодняшнем рынке подвергали отжигу для того, что улучшить их яркость и цвет. Этот процесс отлажен и не влияет на стоимость камня, за исключением самых верхних ценовых категорий рынка.

lol54.ru

Книга "Камни неба" автора Неруда Пабло

www.rulit.me

Авторизация

или
  • OK

Поиск по автору

ФИО или ник содержит: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н ОП Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю ЯВсе авторы

Поиск по серии

Название серии содержит: Все серии

Поиск по жанру

  • Деловая литература
  • Детективы
  • Детские
  • Документальные
  • Дом и Семья
  • Драматургия
  • Другие
  • Журналы, газеты
  • Искусство, Культура, Дизайн
  • Компьютеры и Интернет
  • Любовные романы
  • Научные
  • Поэзия
  • Приключения
  • Проза
  • Религия и духовность
  • Справочная литература
  • Старинная литература
  • Техника
  • Триллеры
  • Учебники и пособия
  • Фантастика
  • Фольклор
  • Юмор

Последние комментарии

онлайн

Tararam Фарфоровое сердце

 Ничего выделяющего роман из огромного количества малышек. 

мурзик Второй шанс

Интересно, понравилось

мурзик Явно не мой размер (СИ)

понравилось. Автор хорошо пишет.

Катюшка Прятки с Вельзевулом (СИ)

Мне понравилось,легкая и интересная книга!

valyavik Темный лорд

Легкая книга, без заморочек, все у ГГни получается, и все то она умеет, и счастлива она и по сей день

lolecka Почти понарошку (СИ)

Ничего особенного..так скоротала вечеров  

tamarales Для вкуса добавить "карри"- 2, или Дом восьмого бога (СИ)

Замечательное произведение. Прочитала обе книги  не отрываясь!!!

Главная » Книги » Неруда Пабло
 
 

Камни неба

Автор: Неруда Пабло Жанр: Другая поэзия, Другая проза Год: 2008 Добавил: Admin 28 Апр 13 Проверил: Admin 28 Апр 13 События книги Формат:  PDF (51 Kb)
  • Currently 0.00/5

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Камни неба

Объявления

Загрузка...

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Неруда Пабло

Знать всех

(«Похоже, что неведомый корабль...»)

(«В Я возвращаются, как в старый дом...»)

Любовь

(«Я вспоминаю - какой ты была в последнюю осень...»)

(«Педро похож на Когда и на Как...»)

Похожие книги

Завяшчанне (на белорусском языке)

Смерть Тентакиля

Красная азалия (Жизнь и любовь в Китае)

Сёгун (части 3-4)

Романы прославленных сочинителей, или романисты-лауреаты премий 'Панча'

Утренняя звезда

Теккерей в воспоминаниях современников

Сон Гофолии

ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ

Пережитое

Гробовщик

Роковые сапоги

Комментарии к книге "Камни неба"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

syg.ma — Камни неба

В 1970 году Пабло Неруда написал книгу «Las piedras del cielo» («Камни Неба»), в 2008 Андрей Щетников перевел ее с испанского, в 2016 Ирина Кузнецова нарисовала иллюстрации, вскоре превратившиеся в цикл самостоятельных картин. Познакомиться с ними можно на выставке в ГПНТБ, начиная с 25 августа (экспозиция продлится до 8 сентября). В этот же день в 17:30 состоится презентация книги, на которой можно будет задать вопросы переводчику и художнику.

Камни неба, 2016, графика  Ирины Кузнецовой

Что нужно сделать для того, чтобы камни заговорили? Для начала — заговорить с камнями. Но еще раньше — выучить их язык. Вот — непосильная задача искусства.

У нас нет такого времени, как у неба и у камней, но есть глаза, и руки, и мысль. И возможность объединить их для познания и сравнения.

В геологическом музее торжествует чистый цвет и совершенная форма. Природные минеральные пигменты — это еще не живопись, но уже — ее первооснова. Небо — необъятно. Человек может поднять камень с земли и бросить вверх. Также он может описать полет этого камня, найти причины его падения, тогда этот человек будет ученым. Если же некто возьмет растертое тело камня и проведет им линию, мы назовем этого человека художником. Но тот, кто станет камнем, мыслью и стремлением камня — будет поэтом. Тот, кто станет небом, мыслью и стремлением неба — будет поэтом.

Неруда — поэт, со строгой страстью ученого описывающий объекты невероятной красоты. Драгоценные камни, тщательно классифицированные и уложенные в книгу, превращаются в объемные картины, сверкающие в сознании наблюдателя. Как нам объять их?

округлый камень, дитя вулкана,

воды и гор, голубка,

снежных вершин,

он катится вниз к побережью,

и оставляет всюду свой яростный след,

горный пик теряет свою верхушку,

свой вымпел смерти,

падает в реку небесным яйцом

Плотность текста такова, что взгляд буксует, сознание буквально вязнет в камне, ошеломленное геологическим сюрреализмом. Образ одновременно конкретен и неосязаем, словно из руки в последний момент выпадает привычный инструмент познания. Но тут на помощь наблюдателю приходит опыт других.

Подобно мыслителю эпохи Возрождения Пабло Неруда восхищается многогранностью человека и мира, в своих «Одах изначальным вещам» он пишет буквально обо всем, что доступно человеческому сердцу и разуму: Америке, атоме, вине, воздухе, глазе, книге, критике, меди, море, надежде, печали, печени, простом человеке, поэзии, разных вещах, Сесаре Вальехо, соли, цветке, чайке, человеке в лаборатории, черепе, числах, ясности и т.д.

Книга «Камни Неба» создана людьми, обладающими опытом профессиональной деятельности в разных сферах познания: Андрей Щетников помимо переводов занимается точными науками, а Ирина Кузнецова не только художник, но и вдумчивый теоретик искусства, поэт, переводчик, режиссер театра и кино. Для понимания поэтики Неруды необходима постоянная смена точек зрения, нужно живое желание увидеть мир по-другому. Пространство выставки открыто к диалогу, камни тянутся к человеку, камни хотят быть услышаны.

столбики хризолитов,

базальт эфиопов,

циклопические письмена

на граните

замерли в ожидании,

но никто не приходит,

разве что незнакомый рыбак

со своим невероятным товаром.

Но сложность заключается в молчании, обернутом в молчание: если стихи говорят за себя сами, то картины не скажут ни слова, особенно, если они о камнях.

Абстрактная графика требует исключительного внимания к движению формы и цвета, максимального созерцания вне ассоциативных и логических связей. Стоит задуматься о самодостаточности глаза (этого невероятного зеркала), о самой природе смотрения, как уже становится не по себе от слова «реальность». К счастью, искусство формирует иную действительность, наблюдающую нас со своей внутренней стороны. Картина — не просто лист бумаги с нанесенными в определенном порядке символами, это переход в другое пространство, в котором отражаются предметы, существующие вне словесных оболочек. Следовательно, чтобы увидеть картину, нужно потерять время перед ней.

Графика Ирины Кузнецовой обладает удивительным свойством сдвига реальности, отличающим искусство от домысла. Мы видим краски, прикрывающие присутствие внутренней жизни. В фигурах камней постоянно что-то движется, перетекает, обретает неожиданные объемы. Вода (стремительное синее) проходит сквозь камень (скрученное серое). Это как выйти сквозь стену, спрессовав миллионы лет в одно мгновение. Вода терпелива, камень нетороплив. На следующей картине вода и камень меняются местами: теперь камень стремится вырваться из воды и сам постепенно превращается в воду. Эти отношения стихий пронизаны предчувствием третьей формы — черного света, чьи угольные лучи проникают сквозь камень и воду. И можно только почувствовать на какой глубине происходит подобное преображение. И свет все тонет и тонет, и вода полощет синее знамя на белом победном ветру.

Камни неба, 2016, графика Ирины Кузнецовой

Но нет ни воды, ни камня, есть первичные элементы, названные так или иначе, вступающие в необъяснимые отношения друг с другом. Светящийся порошок атомов или железная констелляция, журавлик, собранный из железа, из детского конструктора, естественно, знакомого до слез.

Камни неба, 2016, графика Ирины Кузнецовой

Парящие среди опрокинутых гор пустотные птицы-мосты с уплывающей геометрией.

С какой сладостью и теплом выведены они рукой, убежавшей от мысли, чтобы прийти к абсолютной точности? Дрогнувшая линия строгого века — она не может быть случайной, потому что живет в собственном интуитивном пространстве, как полунота у медитативного джазмена.

Следующая фигура замкнулась в себе, будто бы действительно камень — интроверт, но зреющее напряжение через пару шагов выйдет на свет, и станет понятна невероятная сила, сдерживающая его на предыдущей картине.

Казалось бы случайная связь между графикой и текстом может преобразиться в путеводную нить и привести к материальному, осязаемому, тяжелому морскому или вечно выпрыгивающему из воздуха — речному, камню, лежащему на самом дне памяти.

В этих работах краски приглушены, но глубоко энергичны, обретя особенную выразительность в контрасте с ослепительно-яркими метафорами Пабло Неруды.

Камень движется внутри себя в священной немоте и выкатывается за пределы листа. Человек живет в привычном течении времени, пока не сталкивается с искусством.

Так рождается слово.

Хотя к чему приводит медитативная абстракция в смешанной технике, науке неизвестно.

И тем интереснее поставить эксперимент.

О его результатах — post factum.

Камни неба, 2016, графика Ирины Кузнецовой

syg.ma

Тектиты. Камни с неба или дар Земли?

Тектиты. Камни с неба или дар Земли?

 

Тектиты — это легендарные камни-стекла. Ученые близки к решению многолетней проблемы — что же такое тектиты и какие процессы их порождают.

Разнообразные по форме, похожие на брызги и оплавленные осколки бутылочного стекла, они издавна привлекали внимание ученых своими необычными свойствами. Камни хорошо шлифовались, были очень прочными и лишь при сильном ударе рассыпались на мелкие крошки. Химический состав их разнообразен. В числе уже известных земных стекол не существовало аналога.

Среди древних народов южных стран ходило немало легенд и поверий, связанных с этими непонятными камнями. Австралийские аборигены называли их "оога" и "мурамура". Они служили им магическими атрибутами для вызова дождя, а "мунгари" (знахари) использовали их для врачевания, подобно кристаллам кварца, которым островитяне приписывали чудодейственную силу. Жители островов Океании верили в небесное происхождение камней. В одном случае их надевали на человека в виде наказания, в другом — на счастье.

Термин "тектиты" ввел в 1900 году известный австрийский ученый-геолог Зюсс. Слово "тектиты" (от греческого "тектос" — оплавленный) было безоговорочно принято в научную терминологию. Стекловидные камни называли по месту находки. Так, например, филипиниты были обнаружены в Индонезии и на Филиппинских островах. Индошиниты — черные стекла Индокитая, родина австралитов — Австралия и прилегающие к ней острова.

Широкую известность приобрела в свое время находка известного французского минералога Альфреда Лакруа. Он обнаружил в джунглях Нижнего Лаоса 2500 обломков тектитов. В знаменитой метеоритной коллекции хранится обломок лаосского индошинита величиной с крупную картофелину, подаренный академику Вернадскому во время его поездки во Францию.

Спор о происхождении этих стекловидных камней идет давно. Ученые, теряясь в догадках, считали, что это продукт извержения лунных вулканов. Многие поддерживали гипотезу о космическом происхождении прозрачных камней-стекол. Но никто и никогда не видел их падения.

Проблемой тектитов интересовались крупнейшие ученые. В свое время академики Вернадский и Ферсман искали связь между космическим и земным веществом, и поэтому загадочное происхождение тектитов привлекало их особое внимание. Позднее исследованием тектитов занялись специальные центры. Однако, несмотря на большой интерес к этой проблеме, не было главного — ученые не располагали тектитами, найденными на территории страны.

...Однажды в адрес Московского института нефтехимической и газовой промышленности, на кафедру петрографии, поступили своеобразные куски пород. Надо сказать, что на этой кафедре изучают состав и структуру древнейших геологических образований Земли, скрытых на глубине нескольких километров. Конечная цель этих исследований — поиски нефти и газа.

Необычные образцы были похожи на капельки черного стекла или на куски спекшегося шлака. Они были доставлены из южных районов Урала, где расположено давно привлекавшее урочище Жаманшин, место довольно мрачное и геологически запутанное. Изучение жаманшинского материала велось одновременно и в Геологическом институте. То, что эти образования весьма необычные, было ясно с самого начала, но что это?

Ученые рассуждали так: если это продукт вулканического извержения, то в образцах должно присутствовать 5—10 процентов калия и натрия, но здесь наличие этих компонентов составляло всего 2—3 процента. Кроме того, на всей территории от Байкала до Кавказа, в том числе и в районе Жаманшина, нет геологически крупных вулканов. Тогда, быть может, эти шлаки образовались при выплавлении руды нашими предками? Например, в горах Мангышлакского Каратау археологи обнаружили следы древнего производства бронзы, и там же было найдено большое количество отходов этого производства. Однако отсутствие в образцах повышенного содержания ртутных металлов, присущих древним металлургическим шлакам, опровергало и это предположение. К тому же в районе Жаманшина нет никаких следов материальной культуры далеких эпох. Оставался третий вариант — переплавление пород от удара метеорита при падении на Землю. Было решено продолжить поиск образцов, и группа ученых выехала на место находки.

Урочище Жаманшин затерялось между Аральским морем и Мугоджарами, среди песчаной и каменистой пустыни. По казахски Жаманшин — "плохая земля". И это вполне оправдано: до ближайших колодцев — десятки километров. Ни людей, ни отар овец, лишь орлы неподвижно сидят на высоких холмах, опоясавших впадину. Ее внешний диаметр — около 10 километров. Образуя прерывистое кольцо, на разных горизонтах залегают породы, геологический возраст которых лишь десятки миллионов лет, а вокруг перемешанные и разрыхленные породы, содержащие осколки, которые насчитывают 200—600 миллионов лет. Их кольцевое положение свидетельствует о том, что они были выброшены из центральной чащи урочища взрывом огромной силы, вызванным падением метеорита. 

Первое, что бросилось в глаза исследователям в юго-восточной части впадины, — это множество разбросанных повсюду застывших стеклянных камушков размером от 2 — 3 миллиметров до 2—3 сантиметров. Одни из них выглядели как идеальные капельки, другие имели форму сплющенных шариков, закрученных винтом фигурок или смятых, застывших брызг, словно они сформировались и застывали при полете в воздухе расплавленного вещества. Температура такого плавления должна была быть никак не меньше 1700— 2000 градусов (температура лавы извержения вулкана 900—1000 градусов). Химический состав этих камней-фигурок резко отличен от типичных земных образований.

Это и были тектиты, впервые найденные на территории страны. Они обнаружены в бассейне реки Иргиз, и по традиции их назвали по месту находки — иргизитами. Найденные на других участках урочища получили название жаманшитов.

Подтвердились догадки о том, что переплавление вещества при температуре 2000 градусов образует бесщелочные стеклотектиты.

ktotak.ru


Смотрите также