Камень на пашне и в поле. Камень поле


Камень на пашне и в поле

 

Если мы нашли камни на дне больших озер и морей, то уж вряд ли минералог найдет что-нибудь интересное на пашне и в поле. Всякий камень здесь только мешает человеку, и каждый раз, когда колхознику при пахоте попадается обломок горной породы или округлый валун, он собирает их в кучи между полосами поля, а иногда увозит к себе на фундамент домов и сараев. Но почва, которую обрабатывают плуг и борона, образуется из каких-то камней, и сама-то она является очень интересной и очень сложной частью неживой природы.

Если вам приходилось много путешествовать и вы при этом были наблюдательны, вы могли подметить, что почва далеко не всюду одинакова. Почва очень сильно меняется по виду и по цвету, а иногда на берегу реки ясно вырисовываются отдельные ее слои в виде пестрой и сложной картины.

Мне пришлось в детстве совершить очень интересное путешествие с севера на юг, в Грецию, и я как сейчас помню, как менялись картины и краски. Черноземы южных степей Украины сменялись более бурыми тонами почвы Крыма и Одессы. Уже у Константинополя сквозь яркую южную зелень берегов Босфора можно было подметить каштаново-красные тона. Когда наш пароход подошел к берегам Греции, то на фоне белых известковых скал меня поразили ярко-красные краски почвенного покрова.

Было время, когда окраске почвы не придавали значения. Почва представлялась землей, образующейся на поверхности. Только известный русский профессор В. В. Докучаев обратил на нее внимание и стал изучать ее строение, состав и происхождение. Действительно, посмотрите в прекрасном Почвенном музее Академии наук на громадные ящики, в которых почва находится в том виде, как она залегает в природе. Если разрезать ее сверху вниз вертикально, вы легко убедитесь, как разнообразны бывают почвы и как трудно на глаз в них разобраться. Они состоят из маленьких частичек самых разнообразных минералов, но таких маленьких, что не только простым глазом, но даже и в лупу или микроскоп их трудно разглядеть. А всё-таки это тоже минералы, но их судьба особенная, так как почва живет какой-то своей, особенной жизнью.

Почва образуется из разных камней и каменных горных пород. В ее образовании принимают участие и солнце, которое своим теплом разрушает породы, и дождь, который приносит из воздуха углекислоту и немного азотной кислоты; воздух с его газами — кислородом и угольной кислотой: все они разрушают породы. В холодных, полярных странах образование почвы идет медленно, в горячих пустынях юга, где земля днем накаляется так, что вода нагревается до 80° и в ней можно сварить яйца, разрушение минералов идет даже слишком быстро, и горячие ветры уносят мельчайшие частицы, оставляя лишь море песков. Но зато в средних широтах, и особенно под тропиками, так энергично образуется почва, что ее толщина — не метр и не два, а иногда многие десятки и даже сотни метров.

Не следует думать, что почва — просто измельченное вещество горных пород; нет, это гораздо более сложное тело, ибо на ней отражаются колебания температуры дня и ночи, зимы и лета; в ней начинается и часто кончается жизнь растений и животных, и нельзя отделить почву от населяющего ее живого мира. В сущности сама почва есть нечто живое: в ней копошатся самые разнообразные организмы, начиная с мельчайших бактерий. В одном грамме — в щепоточке земли — содержатся миллиарды мельчайших организмов, но с глубиной число их сильно падает, и глубже одного метра их уже очень мало. Грызуны, кроты, муравьи, жуки, тарантулы, даже некоторые улитки — все копошатся в земле, иногда проглатывают ее и, пропуская через свое тело, вновь выделяют ее. Оказывается, что на каждом гектаре ежегодно двадцать — двадцать пять тонн почвы проходит через пищеварительные органы дождевых червей. Громадные черви Мадагаскара — геофаги (пожиратели земли) — пропускают через себя ежегодно миллиарды кубических метров, то есть целый кубический километр земли.

И, конечно, те минералы, которые содержатся в почве, внутри организма этих червей подвергаются очень сильному и сложному изменению.

Даже муравьи, не говоря уже о тропических термитах, в некоторых местах проявляют такую громадную деятельность, что за сто лет перерывают всю поверхность земли. Корни растений и деревьев, осенние листья, омертвевшие стебли — всё это ведь тоже непосредственно живет и изменяется в почве, за счет почвы и для почвы.

Почва живет своеобразной жизнью, где химические процессы неживой природы так переплетаются с жизнью организмов, что отделить их друг от друга представляется совершенно невозможным.

Но мы, минералоги, и не хотим искусственно делить природу на отдельные клеточки и раскладывать ее явления в отдельные коробочки. Для нас вся природа рисуется в сложнейшем сплетении различных сил, в том числе и самой жизни и деятельности человека; для нас мертвый минерал — только частица, и притом временная, вечно происходящих в земле изменений и превращений.

 

Похожие статьи:

poznayka.org

Камень на пашне и в поле

Если мы нашли камни на дне больших озер и морей, то уж вряд ли минералог найдет что-нибудь интересное на пашне и в поле. Всякий камень здесь только мешает человеку, и каждый раз, когда колхознику при пахоте попадается обломок горной породы или округлый валун, он собирает их в кучи между полосами поля, а иногда увозит к себе на фундамент домов и сараев. Но почва, которую обрабатывают плуг и борона, образуется из каких-то камней, и сама-то она является очень интересной и очень сложной частью неживой природы.Если вам приходилось много путешествовать и вы при этом были наблюдательны, вы могли подметить, что почва далеко не всюду одинакова. Почва очень сильно меняется по виду и по цвету, а иногда на берегу реки ясно вырисовываются отдельные ее слои в виде пестрой и сложной картины.Мне пришлось в детстве совершить очень интересное путешествие с севера на юг, в Грецию, и я как сейчас помню, как менялись картины и краски. Черноземы южных степей Украины сменялись более бурыми тонами почвы Крыма и Одессы. Уже у Константинополя сквозь яркую южную зелень берегов Босфора можно было подметить каштаново-красные тона. Когда наш пароход подошел к берегам Греции, то на фоне белых известковых скал меня поразили ярко-красные краски почвенного покрова.Было время, когда окраске почвы не придавали значения. Почва представлялась землей, образующейся на поверхности. Только известный русский профессор В. В. Докучаев обратил на нее внимание и стал изучать ее строение, состав и происхождение. Действительно, посмотрите в прекрасном Почвенном музее Академии наук на громадные ящики, в которых почва находится в том виде, как она залегает в природе. Если разрезать ее сверху вниз вертикально, вы легко убедитесь, как разнообразны бывают почвы и как трудно на глаз в них разобраться. Они состоят из маленьких частичек самых разнообразных минералов, но таких маленьких, что не только простым глазом, но даже и в лупу или микроскоп их трудно разглядеть. А всё-таки это тоже минералы, но их судьба особенная, так как почва живет какой-то своей, особенной жизнью.Почва образуется из разных камней и каменных горных пород. В ее образовании принимают участие и солнце, которое своим теплом разрушает породы, и дождь, который приносит из воздуха углекислоту и немного азотной кислоты; воздух с его газами — кислородом и угольной кислотой: все они разрушают породы. В холодных, полярных странах образование почвы идет медленно, в горячих пустынях юга, где земля днем накаляется так, что вода нагревается до 80° и в ней можно сварить яйца, разрушение минералов идет даже слишком быстро, и горячие ветры уносят мельчайшие частицы, оставляя лишь море песков. Но зато в средних широтах, и особенно под тропиками, так энергично образуется почва, что ее толщина — не метр и не два, а иногда многие десятки и даже сотни метров.Не следует думать, что почва — просто измельченное вещество горных пород; нет, это гораздо более сложное тело, ибо на ней отражаются колебания температуры дня и ночи, зимы и лета; в ней начинается и часто кончается жизнь растений и животных, и нельзя отделить почву от населяющего ее живого мира. В сущности сама почва есть нечто живое: в ней копошатся самые разнообразные организмы, начиная с мельчайших бактерий. В одном грамме — в щепоточке земли — содержатся миллиарды мельчайших организмов, но с глубиной число их сильно падает, и глубже одного метра их уже очень мало. Грызуны, кроты, муравьи, жуки, тарантулы, даже некоторые улитки — все копошатся в земле, иногда проглатывают ее и, пропуская через свое тело, вновь выделяют ее. Оказывается, что на каждом гектаре ежегодно двадцать — двадцать пять тонн почвы проходит через пищеварительные органы дождевых червей. Громадные черви Мадагаскара — геофаги (пожиратели земли) — пропускают через себя ежегодно миллиарды кубических метров, то есть целый кубический километр земли.И, конечно, те минералы, которые содержатся в почве, внутри организма этих червей подвергаются очень сильному и сложному изменению.Даже муравьи, не говоря уже о тропических термитах, в некоторых местах проявляют такую громадную деятельность, что за сто лет перерывают всю поверхность земли. Корни растений и деревьев, осенние листья, омертвевшие стебли — всё это ведь тоже непосредственно живет и изменяется в почве, за счет почвы и для почвы.Почва живет своеобразной жизнью, где химические процессы неживой природы так переплетаются с жизнью организмов, что отделить их друг от друга представляется совершенно невозможным.Но мы, минералоги, и не хотим искусственно делить природу на отдельные клеточки и раскладывать ее явления в отдельные коробочки. Для нас вся природа рисуется в сложнейшем сплетении различных сил, в том числе и самой жизни и деятельности человека; для нас мертвый минерал — только частица, и притом временная, вечно происходящих в земле изменений и превращений.

collectedpapers.com.ua

Мегалиты на Куликовом поле. Подойдём поближе? | Культура

Очень мало найдется на нашей планете тех, кто не знает, что такое Стоунхедж — это самый знаменитый из мегалитов, т. е. доисторических сооружений из дикого или грубо обработанного камня. В нашей стране достаточно широко известны кавказские До сегодняшнего дня дошли далеко не все предания, связанные с каменной тайной Куликова поля, но древние памятники стоят как молчаливые свидетели истории, и одним своим присутствием напоминают о скоротечности времени, о бренности мирской суеты и о неоценимой важности связи между поколениями…

Что ж, давайте совершим мысленную экскурсию к этим местам.

Конь-камень и его соседи

Он находится возле села Козьего и представляет собой огромный, почти двадцатитонный валун, который держится на трех каменных опорах. На камне видны следы обработки в виде «чаш» и «следов», по верху идет глубокая борозда, а сбоку — выемка вроде кресла. С этим сооружением связано предание, записанное еще в XIX веке А. Н. Афанасьевым:

«В незапамятную старину явился на берегу Красивой Мечи витязь-великан в блестящей одежде, на белом коне. В тоскливом раздумье смотрел он на реку, потом бросился в воду, а одинокий конь его тут же окаменел. По ночам камень оживает, принимая образ коня, скачет по окрестным холмам и громко ржет».

По другой версии, «гнали Мамаево войско русские полки до самой до Мечи и рубили неверных без милости. И в погоне той одни ордынцы пали, другие в реке утонули. А те, которые достигли берега, от страха застыли, превратились в камень и навечно остались здесь».

Кроме того, среди местного населения существовало поверье, согласно которому коровья смерть является под видом старухи, губит скотину и по ночам сидит на Конь-камне. И в лихую пору «скотского мора» вокруг него совершалось опахивание, дабы остановить напасть: прокладывалась защищающая борозда в земле.

Козьинское святилище

Неподалеку от Конь-камня, у деревни Козье стоит еще один комплекс мегалитов в виде двух вертикально поставленных впритык друг к другу камней, находящихся в окружении нескольких более мелких. Центральная пара имеет несколько чаш со сливами. По предположению специалистов, этот комплекс мог использоваться в ритуальных действах.

Цыганский камень

Этот достопримечательный валун расположен в окрестностях деревень Красный Холм и Ивановка. Длина его более метра, а ширина — около трех. В камне имеется сквозное прямое отверстие, тянущееся с северо-востока на юго-запад, которое представляет собой воронку с диаметром входа порядка полуметра, сужающуюся на выходе до 15 сантиметров.

Рассказывают, что здесь можно избавиться от тоски и печали: если в дни, близкие к летнему солнцестоянию, перед восходом солнца приложить голову к камню определенным образом, направив взгляд в отверстие, то встающее светило заполнит его ярчайшим лучом света, который передаст ощущение внутренней радости на всю жизнь.

Правда, у этого поверья есть противники, которые считают, что не стоит тратить время понапрасну, поскольку история валуна гораздо прозаичнее: некогда на этом месте стоял цыганский табор, который использовал камень в качестве печки.

Краснохолмский комплекс

У деревни Красный Холм, в глубокой балке, заросшей дубами, находится еще одна россыпь камней, в центре которой стоит большой валун прямоугольной формы. По оси его проходит ложбина со стоком в круглую чашу, из которой к земле ведет еще один сток.

Белозерский комплекс

Неподалеку от деревни Белоозеро на невысоком холме стоит классический менгир — закопанный в землю и поставленный вертикально камень, вокруг которого находятся несколько камней-чашечников. Высота центрального объекта композиции составляет 1,8 м, а внимательный взгляд поможет обнаружить на поверхности следы полировки.

Сабуровская плита

Она лежит на дне балки близ населенного пункта с тем же названием и представляет собой обработанный каменный диск толщиной около полуметра, с диаметром 1,35 м. В середине имеет кольцевая канавка, а центр несколько углублен. Исследователи предполагают, что изначально плита находилась на вершине холма, откуда была сброшена, и что она могла быть неподвижной частью солнечных часов либо азимутальным солнечным календарем.

Монастырщинская плита

На склоне холма близ села Монастырщина, на площадке, образованной древним оползнем, находится каменная плита длиной около трех метров и высотой 80 сантиметров. Она примечательная тем, что имеет форму равнобедренного треугольника и к тому же имеет хорошо отшлифованную сторону, сориентированную на запад.

Неподалеку от этой плиты можно увидеть огромный валун, по форме напоминающий голову зверя, обращенную также на запад. «Скульптура» имеет высоту более двух метров, длину около семи и ширину порядка двух.

* * * Мегалитическая архитектура давно притягивает интерес исследователей. Каких только мнений об их происхождении не высказывается: то это друидические алтари, то постройки инопланетян, то сооружения великанов, которые якобы были предшественниками человечества на Земле. Но достоверных данных нет. Узнаем ли мы когда-нибудь доисторическую тайну мегалитов?..

Кто-то может сказать, а зачем это нужно? Но ведь не секрет, что мегалиты находятся в местах с особыми геомагнитными показателями, и по такому же принципу ставились первые православные храмы. Значит, изучение этих сооружений представляет интерес не только с точки зрения культурной истории, но также физики, биологии и даже психологии…

shkolazhizni.ru

Минное поле — Path of Exile Wiki

Уровень Меньшеуронаот мин Опыт Общий опыт 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
8 0 0 40% 0 0
10 0 0 39% 3,231 3,231
13 0 16 38% 9,569 12,800
17 14 20 37% 28,189 40,989
21 16 23 36% 59,146 100,135
25 19 27 35% 111,192 211,327
29 21 31 34% 193,800 405,127
33 24 35 33% 320,280 725,407
37 27 39 32% 507,839 1,233,246
40 29 41 31% 554,379 1,787,625
43 31 44 30% 755,049 2,542,674
46 33 47 29% 1,016,533 3,559,207
49 35 50 28% 1,898,602 5,457,809
52 37 53 27% 1,964,019 7,421,828
55 39 56 26% 2,573,731 9,995,559
58 41 58 25% 7,610,839 17,606,398
61 43 61 24% 13,436,884 31,043,282
64 44 64 23% 25,050,611 56,093,893
67 46 67 22% 43,867,388 99,961,281
70 48 70 21% 242,078,618 342,039,899
72 50 72 20% N/A N/A
74 19% N/A N/A
76 18% N/A N/A
78 17% N/A N/A
80 16% N/A N/A
82 15% N/A N/A
84 14% N/A N/A
86 13% N/A N/A
88 12% N/A N/A
90 11% N/A N/A

pathofexile-ru.gamepedia.com

Откуда берутся камни? » Боги Славян

Статья из КРИСТАЛЛИКУМА

откуда берутся камниПроисхождение и характер камней весьма разнообразен. Они бывают различных размеров, от мелкой гальки до огромных валунов весом сотни и тысячи тонн. Камни окружают нас повсюду, в лесах и полях, на поверхности земли и глубоко под ней, в реках и крупных водоёмах.

Камень — это лучший строительный материал, используется для строительства дорог и домов, для отделки фасада и внутренних помещений.

Частицы осадочных пород образуют такие камни, как мрамор, известняк и песчаник. В результате кристаллизации растворов появляются сталактиты. Скелеты морских обитателей скрепляются илом и прессуется многими тысячелетиями, так образуется камень-ракушечник. Растительные смолы, перемешиваясь, с другими компонентами застывают и каменеют, превращаясь в каменный уголь и графит. Трованты — это удивительные камни, которые способны расти и размножаться. Внешне трованты напоминают валуны, они состоят из песчаника, но после дождя происходит процесс цементации и они увеличиваются. Космические осадки слой за слоем укладываются на больших глубинах океанов и морей, уплотняются и за миллионы лет образуют твёрдые горные породы. Обломки скал падают в бурлящие воды морей и океанов, омываются волнами, перекатываются и сглаживаются, так получаются округлые и гладкие камни или галька. На нашу планету падают метеориты, которые тоже являются камнями. Вулканические извержения образуют базальт или лавовый камень. Извергаясь, раскалённая и густая лава расплавляет горную породу, стекает по горе вниз и застывает.

На земле всегда кипит жизнь, она всегда находится в движении. Горы и горные хребты в прошлом были океаническим дном. Реки и сильные течения размывают твёрдые скалы и превращают их в груды обломков. Затем эти куски горных пород начинают своё самостоятельное движение по рекам, попадая в моря.

Люди тоже научились создавать камни. Обжигая в печах глиняные смеси, минералы, песок и известь, получается кирпич.

bogislavyan.ru

Камень на пашне и в поле | Глава I Камень в природе и городе  |  Читать онлайн, без регистрации

Камень на пашне и в поле

Если мы видели камни даже на дне больших озер и морей, то, казалось бы, вряд ли минералог найдет уже что-нибудь интересное на пашне и в поле. Всякий камень здесь только мешает человеку, и каждый раз, когда колхозник выпашет из черной земли обломок горной породы или округлый валун, он собирает их в кучи между полосами поля, а если подвернется возможность, то и совсем увозит к себе на фундамент домов и сараев. Это все верно, но ведь сама почва, которую обрабатывают плуг и борона, образуется из каких-то камней, и сама-то она является очень интересной и очень сложной частью неживой природы.

Если вам приходилось много путешествовать и вы при этом были наблюдательны, то могли подметить, что почва далеко не всюду одинакова. Почва очень сильно меняется по виду и по цвету, а иногда на берегу реки ясно вырисовываются отдельные ее слои в виде пестрой и сложной картины.

Мне пришлось в детстве совершить очень интересное путешествие с севера на юг, в Грецию, и я как сейчас помню, как менялись картины и краски. Черноземы южных степей Украины сменялись более бурыми тонами почвы Крыма и Одессы. Уже у Константинополя сквозь яркую южную зелень берегов Босфора можно было подметить каштаново-красные тона. Когда наш пароход подошел к берегам Греции, то на фоне белых известковых скал меня поразили ярко-красные краски почвенного покрова.

Было время, когда окраске почвы не придавали значения. Почва представлялась нам как просто земля, образующаяся на поверхности. Только известный русский ученый В. В. Докучаев обратил на нее внимание и стал изучать ее строение, состав и происхождение. Действительно, посмотрите в прекрасном Почвенном музее Академии наук на громадные ящики, в которых почва находится в том виде, как она залегает в природе. Если разрезать ее сверху вниз вертикально, вы легко убедитесь, как разнообразны бывают почвы и как трудно на глаз в них разобраться.

Они состоят из маленьких частичек самых разнообразных минералов, но таких маленьких, что не только простым глазом, но даже и в лупу или микроскоп их трудно разглядеть. А все-таки это тоже минералы, но их судьба особенная, так как почва живет какой-то своей особенной жизнью.

Почва образуется из твердых камней и каменных горных пород. В ее образовании принимают участие и солнце, которое своим теплом разрушает породы, и дождь, который приносит из воздуха углекислоту и немного азотной кислоты; и воздух с его газами – кислородом и угольной кислотой: все они разрушают породы. В холодных полярных странах образование почвы идет медленно, в горячих пустынях юга, где песок днем накаляется так, что в нем можно сварить яйца, разрушение минералов идет очень быстро, и горячие ветры уносят мельчайшие частицы, оставляя лишь море песков. Но зато в средних широтах, и особенно под тропиками, почва образуется так энергично, что ее толщина – не метр и не два, а иногда многие десятки и даже сотни метров.

Но не надо думать, что почва – просто измельченное вещество наших горных пород; нет, это гораздо более сложное целое, ибо на ней отражаются колебания температуры дня и ночи, зимы и лета; в ней начинается и часто кончается жизнь растений и животных, и нельзя отделить почву от населяющего ее живого мира. В сущности, сама почва есть нечто живое: в ней копошатся самые разнообразные организмы начиная с мельчайших бактерий. В одном грамме – в щепоточке земли – содержатся миллиарды мельчайших организмов, но с глубиной число их сильно падает, и глубже одного метра их уже очень мало. Грызуны, кроты, муравьи, жуки, тарантулы, даже некоторые улитки – все копошатся в земле, иногда проглатывают ее и, пропуская через свое тело, вновь выделяют ее. Оказывается, что на каждом гектаре ежегодно двадцать – двадцать пять тонн почвы проходит через пищеварительные органы дождевых червей. А громадные черви Мадагаскара – геофаги (пожиратели земли) – пропускают через себя ежегодно миллиарды кубических метров, то есть целые кубические километры земли. И конечно, те минералы, которые содержатся в почве, внутри организма этих червей подвергаются очень сильному и сложному изменению.

Даже муравьи, не говоря уже о тропических термитах, возводящих огромные постройки, в некоторых местах проявляют такую громадную деятельность, что за сто лет перерывают всю поверхность Земли. И корни растений и деревьев, осенние листья, омертвевшие стебли – все это ведь тоже непосредственно живет и изменяется в почве, за счет почвы и для почвы.

Почва живет своеобразной жизнью, где химические процессы неживой природы так переплетаются с жизнью организмов, что отделить их друг от друга представляется совершенно невозможным.

Но мы, минералоги, и не хотим искусственно делить природу на отдельные клеточки и раскладывать ее явления в отдельные коробочки. Для нас вся природа рисуется в сложнейшем сплетении различных сил, в том числе и самой жизни и деятельности человека; для нас мертвый минерал – только частица, и притом временная, рождаемая вечно происходящими в земле изменениями и превращениями.

velib.com

Каменное Поле — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Каменное. К:Населённые пункты, основанные в 1874 году

Каменное Поле (укр. Кам'яне Поле) — село, Орджоникидзенский сельский совет, Криворожский район, Днепропетровская область, Украина.

Код КОАТУУ — 1221885904. Население по переписи 2001 года составляло 502 человека [1].

Географическое положение

Село Каменное Поле находится на левом берегу реки Саксагань, ниже по течению на расстоянии в 1 км расположено село Шевченковское, на противоположном берегу — город Кривой Рог. Рядом проходит железная дорога, станция Каменное Поле в 2-х км.

История

  • 1874 — дата основания как немецкая колония Штейнфельд.

Напишите отзыв о статье "Каменное Поле"

Примечания

  1. ↑ [gska2.rada.gov.ua/pls/z7502/A005?rdat1=09.06.2009&rf7571=5440 Сайт Верховной Рады Украины.]

Отрывок, характеризующий Каменное Поле

Здоровье и характер князя Николая Андреича Болконского, в этот последний год после отъезда сына, очень ослабели. Он сделался еще более раздражителен, чем прежде, и все вспышки его беспричинного гнева большей частью обрушивались на княжне Марье. Он как будто старательно изыскивал все больные места ее, чтобы как можно жесточе нравственно мучить ее. У княжны Марьи были две страсти и потому две радости: племянник Николушка и религия, и обе были любимыми темами нападений и насмешек князя. О чем бы ни заговорили, он сводил разговор на суеверия старых девок или на баловство и порчу детей. – «Тебе хочется его (Николеньку) сделать такой же старой девкой, как ты сама; напрасно: князю Андрею нужно сына, а не девку», говорил он. Или, обращаясь к mademoiselle Bourime, он спрашивал ее при княжне Марье, как ей нравятся наши попы и образа, и шутил… Он беспрестанно больно оскорблял княжну Марью, но дочь даже не делала усилий над собой, чтобы прощать его. Разве мог он быть виноват перед нею, и разве мог отец ее, который, она всё таки знала это, любил ее, быть несправедливым? Да и что такое справедливость? Княжна никогда не думала об этом гордом слове: «справедливость». Все сложные законы человечества сосредоточивались для нее в одном простом и ясном законе – в законе любви и самоотвержения, преподанном нам Тем, Который с любовью страдал за человечество, когда сам он – Бог. Что ей было за дело до справедливости или несправедливости других людей? Ей надо было самой страдать и любить, и это она делала. Зимой в Лысые Горы приезжал князь Андрей, был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья. Она предчувствовала, что с ним что то случилось, но он не сказал ничего княжне Марье о своей любви. Перед отъездом князь Андрей долго беседовал о чем то с отцом и княжна Марья заметила, что перед отъездом оба были недовольны друг другом. Вскоре после отъезда князя Андрея, княжна Марья писала из Лысых Гор в Петербург своему другу Жюли Карагиной, которую княжна Марья мечтала, как мечтают всегда девушки, выдать за своего брата, и которая в это время была в трауре по случаю смерти своего брата, убитого в Турции. «Горести, видно, общий удел наш, милый и нежный друг Julieie». «Ваша потеря так ужасна, что я иначе не могу себе объяснить ее, как особенную милость Бога, Который хочет испытать – любя вас – вас и вашу превосходную мать. Ах, мой друг, религия, и только одна религия, может нас, уже не говорю утешить, но избавить от отчаяния; одна религия может объяснить нам то, чего без ее помощи не может понять человек: для чего, зачем существа добрые, возвышенные, умеющие находить счастие в жизни, никому не только не вредящие, но необходимые для счастия других – призываются к Богу, а остаются жить злые, бесполезные, вредные, или такие, которые в тягость себе и другим. Первая смерть, которую я видела и которую никогда не забуду – смерть моей милой невестки, произвела на меня такое впечатление. Точно так же как вы спрашиваете судьбу, для чего было умирать вашему прекрасному брату, точно так же спрашивала я, для чего было умирать этому ангелу Лизе, которая не только не сделала какого нибудь зла человеку, но никогда кроме добрых мыслей не имела в своей душе. И что ж, мой друг, вот прошло с тех пор пять лет, и я, с своим ничтожным умом, уже начинаю ясно понимать, для чего ей нужно было умереть, и каким образом эта смерть была только выражением бесконечной благости Творца, все действия Которого, хотя мы их большею частью не понимаем, суть только проявления Его бесконечной любви к Своему творению. Может быть, я часто думаю, она была слишком ангельски невинна для того, чтобы иметь силу перенести все обязанности матери. Она была безупречна, как молодая жена; может быть, она не могла бы быть такою матерью. Теперь, мало того, что она оставила нам, и в особенности князю Андрею, самое чистое сожаление и воспоминание, она там вероятно получит то место, которого я не смею надеяться для себя. Но, не говоря уже о ней одной, эта ранняя и страшная смерть имела самое благотворное влияние, несмотря на всю печаль, на меня и на брата. Тогда, в минуту потери, эти мысли не могли притти мне; тогда я с ужасом отогнала бы их, но теперь это так ясно и несомненно. Пишу всё это вам, мой друг, только для того, чтобы убедить вас в евангельской истине, сделавшейся для меня жизненным правилом: ни один волос с головы не упадет без Его воли. А воля Его руководствуется только одною беспредельною любовью к нам, и потому всё, что ни случается с нами, всё для нашего блага. Вы спрашиваете, проведем ли мы следующую зиму в Москве? Несмотря на всё желание вас видеть, не думаю и не желаю этого. И вы удивитесь, что причиною тому Буонапарте. И вот почему: здоровье отца моего заметно слабеет: он не может переносить противоречий и делается раздражителен. Раздражительность эта, как вы знаете, обращена преимущественно на политические дела. Он не может перенести мысли о том, что Буонапарте ведет дело как с равными, со всеми государями Европы и в особенности с нашим, внуком Великой Екатерины! Как вы знаете, я совершенно равнодушна к политическим делам, но из слов моего отца и разговоров его с Михаилом Ивановичем, я знаю всё, что делается в мире, и в особенности все почести, воздаваемые Буонапарте, которого, как кажется, еще только в Лысых Горах на всем земном шаре не признают ни великим человеком, ни еще менее французским императором. И мой отец не может переносить этого. Мне кажется, что мой отец, преимущественно вследствие своего взгляда на политические дела и предвидя столкновения, которые у него будут, вследствие его манеры, не стесняясь ни с кем, высказывать свои мнения, неохотно говорит о поездке в Москву. Всё, что он выиграет от лечения, он потеряет вследствие споров о Буонапарте, которые неминуемы. Во всяком случае это решится очень скоро. Семейная жизнь наша идет по старому, за исключением присутствия брата Андрея. Он, как я уже писала вам, очень изменился последнее время. После его горя, он теперь только, в нынешнем году, совершенно нравственно ожил. Он стал таким, каким я его знала ребенком: добрым, нежным, с тем золотым сердцем, которому я не знаю равного. Он понял, как мне кажется, что жизнь для него не кончена. Но вместе с этой нравственной переменой, он физически очень ослабел. Он стал худее чем прежде, нервнее. Я боюсь за него и рада, что он предпринял эту поездку за границу, которую доктора уже давно предписывали ему. Я надеюсь, что это поправит его. Вы мне пишете, что в Петербурге о нем говорят, как об одном из самых деятельных, образованных и умных молодых людей. Простите за самолюбие родства – я никогда в этом не сомневалась. Нельзя счесть добро, которое он здесь сделал всем, начиная с своих мужиков и до дворян. Приехав в Петербург, он взял только то, что ему следовало. Удивляюсь, каким образом вообще доходят слухи из Петербурга в Москву и особенно такие неверные, как тот, о котором вы мне пишете, – слух о мнимой женитьбе брата на маленькой Ростовой. Я не думаю, чтобы Андрей когда нибудь женился на ком бы то ни было и в особенности на ней. И вот почему: во первых я знаю, что хотя он и редко говорит о покойной жене, но печаль этой потери слишком глубоко вкоренилась в его сердце, чтобы когда нибудь он решился дать ей преемницу и мачеху нашему маленькому ангелу. Во вторых потому, что, сколько я знаю, эта девушка не из того разряда женщин, которые могут нравиться князю Андрею. Не думаю, чтобы князь Андрей выбрал ее своею женою, и откровенно скажу: я не желаю этого. Но я заболталась, кончаю свой второй листок. Прощайте, мой милый друг; да сохранит вас Бог под Своим святым и могучим покровом. Моя милая подруга, mademoiselle Bourienne, целует вас.

wiki-org.ru