Натуральный камень Udeco Гоби S (10-20 см.) Код 7646. Гоби камень


Натуральный камень Udeco Гоби S (10-20 см.),

  • Gobi Stone название и вид этого камня говорит сам за себя, этот камень напоминает слоистые горы пустыни Гоби.
  • Сочетая камни "Гоби" и песочный грунт, можно создать выразительный пустынный пейзаж.
  • Мы провели исследование и убедились, что камень Gobi Stone не выделяет в воду вредных веществ и практически не повышает общую и карбонатную жесткость воды.
Яндекс Маркет Все товары/Дом и дача/Товары для животных/Аквариумистика/Декорации для аквариума
Длина 20 см
Ширина 10 см
Материал Камень
Происхождение Натуральное
Производитель UDeco
Артикул: UDC20440

Натуральный камень Udeco Гоби S (10-20 см.) отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

aqatema.ru

Загадочные камни-дзи из гоби-агата - Волшебная мастерская Наталии

Эти необыкновенные камни в старые времена были хорошо известны тибетским шаманам. Их использовали для защиты от злых духов и сглаза, а также для привлечения удачи как разновидность камней зи (дзи).

Всего несколько десятилетий назад такие вот камни с таинственными рельефными глазками считали исчезнувшими. Но не так давно их запасы обнаружили в пустыне Гоби Внутренней Монголии (так называется один из районов Китая), на землях, где обитали наследники Хасара — брата Чингисхана. Необычные камни с глазками получили название гоби-агат.

На самом деле камень представляет из себя слияние минералов (чаще агатов и халцедонов) с базальтом, кварцевыми кристаллами и сланцами, а также нередко с реликтовыми останками. Рельефные глазки тысячелетиями формируются глубоко в недрах земли. Как будто сама природа создает уникальную резьбу по камню…

Глазки гоби-агата очень красивые, многослойные, их даже не шлифуют. Берут камушек, просверливают дырку и крепят получившуюся бусину на леску в браслет, в нить бус, делают брелок …

Браслет из гоби-агата

Иногда используют для изготовления самостоятельных композиций или украшения горшочков с деревьями бонсай. Поэтому такой камень, к примеру, японцы называют «гоби-агат суйсека бонсай»…

Это не только уникальное творение природы, но по-мнению шаманов — сильный оберег от зла и амулет на счастье.

Сейчас добыча обнаруженного гоби-агата идет полным ходом. Однако тибетские шаманы полагают, что Небеса ненадолго открыли людям этот природный клад, и вскоре он исчезнет — так же внезапно, как и появился. Их мнение разделяют ученые, которые считают, что запасы «глазастого» камня не безграничны и в ближайшее время, скорее всего — иссякнут.

Четки из гоби-агата

natalymaster.com

Камень утренней зари. Самоцветное ожерелье Гоби

«Белый коралл»

Слово «цагаан» (белый, белое) — одно из самых распространенных в монгольском языке. Если взглянуть на географическую карту Монголии, то можно без труда найти на ней десятки названий со словом «цагаан»: белые реки и озера, белые вершины и перевалы, белые урочища, колодцы и многое другое. Даже монгольский новый год, по лунному календарю, назван Цагаан-Сар — белый месяц, и встречают его на рассвете с пиалой, наполненной монгольской пшеничной водкой — цагаан-архи.

Цагаан — это священный для каждого монгола цвет. Это цвет символа Земли и всего прекрасного — цветка лотоса, это цвет традиционного монгольского жилища — юрты, цвет материнского молока, которым вскормлен весь мир…

Отсюда понятна давняя любовь монголов к камням белого цвета. Более всего ценился и ценится поныне цагаан-хаш — белый нефрит, чистый, непрозрачный, похожий на легендарный лотос. Почитался также и серовато-белый хорошо просвечивающий нефрит с влажно-масляным блеском — это нефрит цвета свиного сала или целебного тарбаганьего жира.

Белый нефрит, привозимый из Китая, использовался для изготовления мундштуков курительных трубок и табакерок для нюхательного табака. Тибетские знахари вытачивали из белого нефрита шары для медитации, ибо считалось, что белый нефрит своим мягким блеском, глубоким и спокойным тоном призван отгонять буйные страсти, вселять в душу покой и умиротворение.

О белом нефрите было много народных поверий. «Если тебя безудержно заносит куда-то, если в твое сердце закрались обида и злоба, — говорилось в одном из них, — не дай разгореться этим страстям. Возьми в свои ладони белый и скользкий, как свиное сало, цагаан-хаш, сожми его крепко, и он успокоит тебя». Недаром белый нефрит издавна называли «камнем спокойствия», олицетворяющим собой одну из заповедей Востока: «Не волнуйся и не спеши — дней в году много».

Среди девяти издавна почитаемых монголами драгоценностей три — белого цвета: это серебро, перламутр и жемчуг. Однако все они, кроме серебра, также привозились из соседнего Китая.

Найти белый самоцвет в Монголии было мечтой каждого геолога-самоцветчика, и усилий к этому прилагалось немало. В год желтой курицы известный в Монголии мастер-камнерез Чойнзон, придя в партию «Цветные камни», поведал о находке белого нефрита в местности Шарнохойт — в 180 км к северо-западу от Улан-Батора. Однако геологов там постигла неудача: вместо белого нефрита в Шарнохойте оказался белый халцедон. Внешне он был очень похож на нефрит — того же однородного белого цвета с хорошей просвечиваемостью. И запасов его на этом проявлении было достаточно, но камень не удался. Попытки изготовить из него традиционные табакерки и мундштуки были тщетны: из-за большой твердости, хрупкости и сильной трещиноватости камень «не давался». Сам мастер Чойнзон досадливо махнул на него рукой: заменить им нефрит не удалось.

Искали геологи и любимый на Востоке кахолонг, чистый и белый, как молоко. Недаром в одной из легенд говорилось, что кахолонг — это окаменевшие сгустки молока. Народные поверья связывали его с материнством; считалось, что он увеличивает количество молока у кормящих матерей и облегчает роды. Словом, это был истинно женский камень. Женщины Востока любят носить бусы из кахолонга, которые своей белизной хорошо гармонируют с их смуглой кожей и белоснежной улыбкой.

Минералоги называют кахолонгом фарфоровидный непрозрачный халцедон, или обыкновенный опал, подвергшийся дегидратации.

Происхождение названия этого красивого белого камня точно не установлено. Впервые название «кахолонг» появилось в Европе в 1801 г. и ошибочно считалось монгольским, означающим «прекрасный камень». Однако по-монгольски эти слова звучат иначе, а потому более убедительно их толкование, данное минералогом И. Валериусом: «В Калмыцкой земле, — писал он, — так, как и прочие голыши, кусками его находят при реке Кахе, как оную калмыки называют, а каменья у них слывут общим именем холонг, почему сей камень кахолонгом назван».

Но не только в «Калмыцкой земле» находили белый самоцвет. По сведениям академика А. Е. Ферсмана, хороший ювелирно-подарочный кахолонг добывался в россыпях Забайкалья. Из него делали резные изображения — геммы, использовали и для флорентийской мозаики.

Первые сведения о монгольском кахолонге содержатся в трудах академика П. Палласа, много путешествовавшего по разным провинциям Российской империи и сопредельным странам.

По утверждению П. Палласа, кахолонг в изобилии встречается в Гобийской пустыне. Однако, несмотря на столь авторитетное заверение российского академика, с кахолонгом монгольским самоцветчикам так же не везло, как и с белым нефритом. В различных частях Гоби нам попадались отдельные находки кахолонга, но сколько-нибудь заметных скоплений его, хотя бы небольшой «россыпушки», встретить не удавалось.

И вот тогда в партию «Цветные камни» снова наведался Чойнзон. Старый мастер прекрасно знал все приемы обработки камня, знал и любил камень, собирал сведения и заявки о новых находках и передавал их геологам. Его появлению всегда были рады, ибо он приходил с какой-нибудь новой идеей и непременно с «камнем за пазухой». На сей раз Чойнзон после принятого этикетом чаепития и неторопливого разговора о погоде и последних столичных новостях вытащил из потайного кармана дэла белый-белый камешек.

Геологи приняли его за кахолонг и стали расспрашивать дархана, где он его нашел. Чойнзон только загадочно ухмылялся и попыхивал своей трубкой. Тогда с его разрешения камень тут же в цехе распилили и отполировали. И вот тут-то и выяснилось, что камень совсем легко (не так, как кахолонг) режется алмазной пилой, приобретает хорошую зеркальную полировку и имеет приятный матовый блеск. Он был похож на кахолонг по ровному молочно-белому цвету, плотной структуре и в то же время имел небольшую по сравнению с кахолонгом твердость. Что это за камень?

— Гобийцы называют его цагаан-шуур (белый коралл), — довольный произведенным впечатлением произнес Чойнзон. — А нашли его у родника Хуцын-Булаг, в Южной Гоби, там его видимо-невидимо. Так что поезжайте туда и привозите побольше, а мы тем временем подумаем, что из него делать.

Разговор этот проходил в год белой свиньи под знаком железа и доминирующего белого цвета. И, конечно, все сошлись на том, что на сей раз белый камень должен быть найден.

В своих ожиданиях геологи не ошиблись: поисковый отряд, возглавляемый С. В. Юровым и Т. Намсараем, исколесив по пустыне сотни километров, достиг, наконец, родника Хуцын-Булаг, что в 30 км к югу от Далан-Дзадгада. И тут перед взором изнуренных дорогой и жаждой путников предстала необычная картина — россыпь белого, слепящего на солнце глаза камня. Камешки хорошей сохранности и округлой формы имели в поперечнике от 2–3 до 20 см. Как выяснилось, источником их являлись верхнемезозойские туфогравелиты, переслаивающиеся с туфами и туфолавами андезито-базальтов. При детальном изучении геологи установили, что большая часть стяжений белого камня концентрируется в непосредственной близости к контакту туфогравелитов с перекрывающими их туфолавами. Сами туфогравелиты на поверхности сильно выветриваются, и стяжения белого камня легко освобождаются от материнских пород, образуя россыпи. По ориентировочной оценке, в россыпях содержалась не одна сотня тонн хорошего поделочного сырья. Это была удача. Геологи собрали с поверхности достаточное количество белого камня. Последнее слово было за камнерезами, и мастер Чойнзон доказал, что новый самоцвет из Гоби — прекрасный поделочный материал, чем-то напоминающий в обработанном виде слоновую кость. Этот камень с успехом мог быть использован для изготовления табакерок, мундштуков, бус и других изделий.

Что же представляет собой этот камень по составу? К какому минеральному виду его следует отнести? Всеми этими вопросами заинтересовались специалисты. Петрограф Л. И. Третьякова из Ленинградского горного института, проведя лабораторные исследования, подтвердила карбонатную природу камня. Оказалось, что в основном (на 85 %) он состоит из кальцита и в меньшей степени — из кремнезема. Судя по всему, это окремненная скрытокристаллическая разновидность кальцита. Аналогов найденному в Гоби камню не нашлось. Мы оставили за новым поделочным камнем Монголии его местное название — «Цагаан-шуур» («белый коралл»).

librolife.ru

Таинственные каменные круги и другие фигуры в пустыне Гоби

Около 200 таинственных каменных кругов находятся в безжизненной пустыне Гоби на северо-западе Китая. Эти рукотворные каменные образования, по оценкам экспертов, сделаны 4500 лет назад.

Каменные сооружения, расположенные недалеко от города Турфан, имеют форму кругов и квадратов, некоторые из камней, как выяснили учёные, привезены издалека, видимо, с определённой целью.

Эньго Лю, местный археолог, занимающийся изучением каменных образований в Турфане, говорит, что такого рода сооружения встречаются по всей Центральной Азии, они использовались для жертвоприношений. Похожие сооружения могут быть найдены в Монголии, сказал MailOnline археолог Фолькер Хейд из Университета Бристоля.

В 2003 году археологи провели раскопки в окрестностях Турфана в надежде найти захоронения, но никаких человеческих останков или артефактов не нашли.

Учёные предполагают, что некоторые из каменных кругов сделаны в бронзовом веке, в то время как другие, более сложные образования, вероятно, в средние века.

Древние каменные круги расположены неподалеку от Огненных гор в бассейне Турфан. Местность характеризуется очень высокими дневными температурами (до 50°C), это одно из самых жарких мест на Земле.

По каким-то причинам древние кочевники выбрали это место для создания сотен загадочных и сложных каменных образований.

Вы можете прочитать другие новости на эту тему:

paranormal-news.ru

Натуральный камень Udeco Гоби M (15-25 см.),

  • Gobi Stone название и вид этого камня говорит сам за себя, этот камень напоминает слоистые горы пустыни Гоби.
  • Сочетая камни "Гоби" и песочный грунт, можно создать выразительный пустынный пейзаж.
  • Мы провели исследование и убедились, что камень Gobi Stone не выделяет в воду вредных веществ и практически не повышает общую и карбонатную жесткость воды.
Яндекс Маркет Все товары/Дом и дача/Товары для животных/Аквариумистика/Декорации для аквариума
Длина 25 см
Ширина 15 см
Материал Камень
Происхождение Натуральное
Производитель UDeco
Артикул: UDC20450

Натуральный камень Udeco Гоби M (15-25 см.) отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

aqatema.ru

Натуральный камень Udeco Гоби L (20-30 см.),

  • Gobi Stone название и вид этого камня говорит сам за себя, этот камень напоминает слоистые горы пустыни Гоби.
  • Сочетая камни "Гоби" и песочный грунт, можно создать выразительный пустынный пейзаж.
  • Мы провели исследование и убедились, что камень Gobi Stone не выделяет в воду вредных веществ и практически не повышает общую и карбонатную жесткость воды.
Яндекс Маркет Все товары/Дом и дача/Товары для животных/Аквариумистика/Декорации для аквариума
Длина 30 см
Ширина 20 см
Материал Камень
Происхождение Натуральное
Производитель UDeco
Артикул: UDC20460

Натуральный камень Udeco Гоби L (20-30 см.) отзывы

Оставьте отзыв об этом товаре первым!

aqatema.ru

Юрий Липовский - Самоцветное ожерелье Гоби

Книга рассказывает о камнях-самоцветах, их удивительных свойствах, тайнах и связанных с ними интересных историях, легендах и народных поверьях. Большой познавательный материал представляют сведения об использовании самоцветов в тибетской медицине, индийской астрологии и магии, а также биолокационные методы поисков полезных ископаемых и различных аномалий.

Книга представляет большой интерес не только для специалистов, работающих с цветным камнем, но и для широкого круга читателей.

Содержание:

Ю. О. ЛиповскийСамоцветное ожерелье Гоби

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Ответственный редактор Р. А. Хасин

Рецензент В. В. Буканов

От автора

Эта книга - увлекательное путешествие в мир самоцветов, которые на протяжении долгой своей истории будоражат человеческое воображение гармонией форм, яркими красками, замечательными свойствами и тайнами, еще не раскрытыми до конца. С самоцветами - этими вечными цветами Земли - связано немало интересных историй, легенд, сказаний и народных поверий. Их удивительные свойства нашли широкое применение в быту, науке и технике. Они использовались для лечения в тибетской и китайской медицине, индийские астрологи принимали во внимание самоцветные камни при составлении гороскопов, прорицатели "считывали" с кристаллов информацию и предсказывали будущее, а йоги "впитывали" биоэнергию камня. Обо всем этом и о многом другом, связанном с камнем, пойдет речь впереди. Самоцветы не только прекрасные, но и чрезвычайно редкие творения природы, которые встречаются в ограниченных количествах и в немногих регионах нашей планеты.

Богата самоцветами и соседняя с нами Монголия. На мою долю выпало большое счастье - за шесть с лишним лет объехать огромную территорию этой страны и вместе с монгольскими геологами участвовать в увлекательном поиске многих самоцветов. Неизгладимое впечатление произвела на меня пустыня Гоби - настоящий рай для любителей камня, охотников и туристов. Это сокровенное место Земли, где еще можно встретить памятники древних культур, найти уникальные захоронения динозавров, встретить стада диких животных, отыскать самые разнообразные полезные ископаемые, а среди них - яркие и неповторимые самоцветы. Разбросанные щедрой рукой Природы по всей Гоби, россыпи самоцветов протянулись огромной дугой с востока на запад, образуя самоцветное ожерелье ярких и экзотических камней - цветных агатов, сердолика, сапфирина, окаменелого дерева, "белого коралла", граната-альмандина, кошачьего глаза и многих других. Многоликая и удивительно красивая Гоби широко отворила свои самоцветные кладовые геологам, проложившим в ней далеко не простые и памятные маршруты. Неоценимую помощь геологам в поисках самоцветов оказывали монгольские кочевники-араты, у которых европейцам еще предстоит многое позаимствовать. От общения с ними, а также с буддийскими монахами-ламами, китайскими мастерами-экстрасенсами я узнал много занимательного и поучительного не только о камнях, но и в области тибетской медицины, астрологии и биолокации.

Путешествуя по Монголии и встречаясь с различными людьми, я не раз был свидетелем разумного и удивительно бережливого отношения человека к природе, соблюдавшего великий нравственный принцип, родившийся на Востоке: "В природе уже заложено все - и красота, и разумность, и целесообразность. Нужно только увидеть это и понять. Не изменять или переделывать, а только выявить то, что в ней заложено". В этом смысле Монгольская Гоби - один из немногих на нашей планете уголков нетронутой человеком первозданной природы, где лиловые, как на полотнах Н. Рериха, цепи холмов тают в прозрачной синеве неба.

Итак, читатель, мы предлагаем окунуться в мир самоцветного камня и вслед за автором отправиться за самоцветами в высокогорную пустыню Гоби, встретиться там с интересными людьми и полюбоваться необычайно своеобразной, суровой и неповторимой красотой этого края. И если Вы готовы к этому, то по обычаю гостеприимных гобийских кочевников мы скажем: "Морилон ормуу!" ("Добро пожаловать!").

Окаменелые цветы пустыни

"С этим камнем связано старинное поверье о том, что он прогоняет злых духов и способствует развитию внутренней энергии человека"

Из индийского трактата о камне

Первая встреча с монгольским чудом

На фоне желтых сухих песков четко вырисовывались многоярусные контуры белоснежной пагоды, уходящей в голубую полоску воды. Храм на берегу озера в пустыне! Такую картину, казалось, может создать мираж или болезненное воображение путника, исступленного испепеляющим пожаром жажды. Однако эту картину я увидел в камне - полированном срезе цветного агата.

Рядом с агатом "Пагода" лежали столь же диковинные агаты янтарно-желтого, оранжевого, рубиновокрасного, сиреневого, зеленого и других цветов, сложно сочетающихся между собой и создающих какие-то фантастические картины, подобные творениям Чюрлениса. Чудодейственная сила природы, дополненная воображением человека, создала в камне волнующееся море с белыми барашками волн, гряды сиреневых сопок, позолоченные осенью деревья, морское дно с зарослями зеленых водорослей или веточками розовых кораллов. В одном из срезов открылись руины древней крепости с зияющими в ее стенах бойницами, а в других появились изображения бегущего оленя, недремлющей совы и затаившегося перед прыжком тигра.

Наряду с картинными агатами встречались камни со сравнительно простым волнисто-полосчатым рисунком, с яркими и четкими полосами красного, коричневого, желтого и голубовато-синего цвета. И каждый срез камня открывал свою неповторимую и неожиданную для взора картину, созданную одним и тем же непревзойденным художником - Природой.

Это каменное великолепие я увидел в минералогической лаборатории Геолого-разведочного треста "Цветные камни" в Москве. Агаты были аккуратно разложены здесь на длинном столе и все значились под одним номером. Судя по всему, они представляли собой единую пробу с какого-то неведомого мне месторождения.

- Откуда это чудо? - приходя в себя от изумления, спросил я минералогов Е. Ф. Зитту и Л. С. Путолову, исследовавших необычную пробу агатов.

- Это чудо мы получили из Монголии, - улыбнулась Путолова. - Его прислал нам для оценки наш бывший главный геолог Борис Берман. Он второй год работает в Монголии, организовал там при Министерстве геологии специальную партию "Цветные камни" - почти как в нашем тресте, только масштабом поменьше. Однако они уже сумели открыть там немало интересных самоцветов, о которых мы раньше ничего не знали. К нам уже поступило несколько проб монгольских самоцветов - сердолика, лиственита, окаменелого дерева и теперь вот проба агата. И все это из одного и того же района Монголии - пустыни Гоби. Самоцветы из пустыни - это разве не чудо!? - закончила Путолова с присущей ей эмоциональностью.

- А как называется это месторождение агатов? - полюбопытствовал я.

- О-о, название у него тоже интересное, - улыбнулась Людмила Степановна. - Его называют "Их-Джаргалан", что по-монгольски, кажется, означает "Большое счастье".

- Э-эх, нам бы такое счастье, - мечтательно произнес кто-то из присутствовавших в комнате геологов, выражая этим общее мнение.

- Ну и какую оценку вы дали монгольскому агату? - поинтересовались мы у минералогов.

- Конечно, самую высокую! - вступила в разговор Е. Ф. Зитта. - В нашем цехе из этого материала изготовили около 20 кабошонов, они необычайно хороши, абсолютно бездефектны и принимают высшую зеркальную полировку. Мы настоятельно рекомендуем монгольский агат ювелирной промышленности. Что же касается пейзажных агатов, вроде увиденной Вами "Пагоды", то это прекрасный коллекционный материал. Надо сказать, что это месторождение уникальное по качеству и многообразию агатов - мы нашли в пробе все известные разновидности агатов и практически все цвета, кроме, конечно, черного.

- Но черного агата вообще нет в природе! - категорически заявила Путолова. - Это ошибочное представление, которое, к сожалению, получило распространение в литературе, где можно встретить такие выражения, как "черные, как агат, глаза", "печатки из черного агата" и т. п.

- А может все же есть черный агат на этом самом монгольском месторождении? - непроизвольно вырвалось у меня.

- Для этого нужно совсем немного - найти черный агат, - улыбнулась Людмила Степановна. - Как говорится: ищите и обрящете!

Что и говорить, монгольские агаты из великой и таинственной Гоби произвели на меня неизгладимое впечатление. Они заслонили собой все до сих пор виденные мной агаты Тимана, Урала, Казахстана и Закавказья. И вместе с красотой агата из далекой Монголии в память врезалось это интригующее название "Их-Джаргалан" - "Большое счастье". Мог ли я думать тогда, что, спустя четыре года, окажусь в Монголии и побываю на всех ее чудо-месторождениях. По счастливой случайности я приехал работать в ту самую геологическую партию "Цветные камни" (по-монгольски она называлась "Унгут чулуу"), основанную в 1968 г. Б. И. Берманом, которая занималась поисками, разведкой и добычей самоцветов в республике.

profilib.org