Я познаю мир. Драгоценные камни и минералы, стр. 1. Читать камни


Читать Я познаю мир. Драгоценные камни и минералы - Орлова Н. Р. - Страница 1

Введение

Дивно сотворена Земля наша, украшенная бесконечными полями, густыми лесами, устремленными в небо вершинами гор и громадными чашами морей–океанов. Прекрасна она, расстилающаяся перед нашими глазами, прекрасна с высоты птичьего полета. Известно, какой необычайно красивой видится Земля из космоса. Но еще великолепнее и богаче недра нашей матушки–Земли. Они сияют золотом и серебром, драгоценными камнями – разноцветными, лучащимися, пламенеющими огнем. Да и самые простые, скромные камни тоже по–своему красивы и важны. Ведь это – обломки горных пород, образующие горные хребты, дно морей и океанов. Они составляют твердую земную кору – «верхнюю одежду» Земли.

Войти в мир энциклопедии о минералах и драгоценных камнях – это словно бы спуститься на некоторое время в сказочные подземные мастерские гномов, чтобы услышать истории о самых знаменитых камнях: «Кох–и–норе», который, будто человек, имеет свое собственное имя; рубине, который носил библейский царь Соломон, изумруде, останавливающем змею.

Более ста захватывающих историй ожидает вас. Читайте, и, быть может, мир минералов – такой манящий, но такой сложный, – станет для вас ближе, понятней.

Драгоценное ожерелье земли

Твердый характер царя камней

«...Возвышаясь на троне, сидя на неизменной своей антилопе, с четырьмя распростертыми к четырем сторонам свста руками, воспарил над нами мрачный и страшный в мистическом небесном свете бог луны. И на лбу божества сиял желтый камень – алмаз». Так заканчивает свой роман о похищенном из индийского храма прекрасном желтом алмазе писатель У. Коллинз. Много приключений пришлось пережить этому божественному камню, пока он вернулся к своему владельцу. События, которые описываются в романе, не выдумка, они имеют под собой вполне реальную основу. В Индии алмаз был известен еще за 3.000 лет до нашей зры. Уже в древности он стал предметом поклонения и считался истинным божеством.

Первое письменное упоминание об алмазе встречается в Ветхом Завете, где говорится, что первосвященник иудеев носил алмаз на наперснике (грудной пластине панциря) как знак своего высокого положения.

А первых»! ученым, который попробовал дать научную характеристику алмазу, был

Плиний Старший, живший в I веке нашей эры. Он указал на одно из самых главных свойств этого минерала – непревзойденную твердость. «Твердость алмаза несказанная, – писал Плиний, – он так сопротивляется ударам о наковальню, что железо, с обоих концов, разлетается, и сама наковальня растрескивается... Что же может одолеть эту силу несокрушимую? Алмаз разламывается от козлиной крови и не иначе как, будучи отмачиваемый в свежей, теплой». Насчет козлиной крови Плиний погорячился, вернее, слишком доверился утверждениям индийских жрецов, считавших, что кровь козла призвана умиротворять любое божество, в том числе и алмаз. Но уникальная твердость алмаза – действительно одно из главных и определяющих его свойств. Твердость его по шкале Мооса – 10, самая высокая из всех минералов!

Но если алмаз – наитвердейшее вещество, чем же можно было обработать его? Ведь необработанный алмаз редко бывает красив. В основном, неограненные алмазы имеют мутную, шероховатую поверхность и ничем не привлекают внимания. «Необработанные сырые алмазы похожи на кусочки гуммиарабика, – пишет в своей работе минералог М.И. Пыляев, – найдя на столе у себя такой камешек, вы брезгливо сбросите его на пол». Еще в древности люди искали и нашли способ обработать этот стойкий минерал. Они поняли, что алмаз можно обрабатывать с помощью самого алмаза! В стихотворении, написанном в начале первого тысячелетия нашей эры, об алмазе сказано:

Фария не может царапать никакой драгоценный камень – он царапает все камни. Фарий царапает Фария

«Фарий» – по–древнеиндийски «алмаз». Что алмаз можно обрабатывать алмазом, в Индии знали уже в IV веке. В XIV веке искусство огранки алмазов проникло в Венецию, а уж оттуда распространилось по всей Европе.

«Алмаз имеет такую антипатию к магнитному камню, – писал Плиний, – что, будучи положен возле него, не допускает, чтобы железо от него притягивалось, а если магнит притягивает железо, то алмаз хватает оное и отнимает от него». В действительности же алмаз не обладает никакими магнитными свойствами. «Он никогда не нагревается», – утверждал древний ученый. Подтверждают это и наши минералоги, говоря, что алмаз обладает хорошей теплопроводностью. Кроме того, алмаз обладает совершенной спайностью, то есть способностью раскалываться по заданным направлениям.

Он не смачивается водой, но прилипает к жировым смесям. Легенда о том, как во время похода в Индию Александр Македонский добыл сокровище «Долины алмазов», отражает реальное свойство минерала. Чтобы добыть сокровища, надо было спуститься в пропасть, а кругом его сторожили огромные змеи, взгляд которых убивал все живое. Древнегреческий полководец придумал, как победить их. Он приказал своим солдатам так начистить щиты, чтобы они блестели, как зеркала. Прикрывшись ими, воины двинулись вперед. Стражи долины увидели в щитах свои отражения, и их взгляды сделали свое дело – все змеи мгновенно погибли. Но как спуститься в пропасть? Александр Македонский приказал заколоть несколько овец и бросить вниз. Сокровища, которыми была усыпана долина, прилипли к жирным тушам. Через некоторое время к мясу спустились орлы. Когда они поднялись с добычей в когтях в воздух, солдаты поразили их стрелами... Так, по преданию, древние греки впервые увидели алмазы и назвали их «адамас» – то есть, «несокрушимый».

Свойство, которое объясняет яркий алмазный блеск камня и которое сделало его царем камней, затмившим своей красотой все другие драгоценные камни, – высокое светопреломление. Оно, так же, как и твердость, у алмазов намного выше, чем у других минералов. Этим объясняется игра бриллиантов, то есть ограненных алмазов. «Это свет солнца, сгустившийся в земле и охлажденный временем... он играет всеми цветами, но сам остается прозрачным, словно капля воды». Так пишет о царе камней – алмазе – А.И. Куприн в своей повести «Суламифь».

Когда был изучен состав алмаза, выяснилось, что он состоит из углерода, того же самого, что и графит. Камень удивил всех еще раз. Как это – тусклый и невзрачный графит состоит из того же, что и сияющий всеми цветами радуги алмаз? Но дело в том, что свойства вещества зависят не только от того, из атомов какого элемента оно состоит, но и от взаимного расположения и связей этих атомов, от его атомной структуры. В графите атомы углерода располагаются в виде листов. А в пределах листа расположены по шестиугольнику. В алмазе же атомы образуют гораздо более плотную пространственную упаковку, которая называется алмазной решеткой. Такое взаимное расположение атомов углерода и определяет замечательные оптические свойства алмаза: в нем так чудесно и радужно преломляется свет. Но почему же в недрах Земли из одного и того же углерода образуются такие разные вещества? Потому, что на образование минерала больше всего влияет давление, под которым он образуется.

Алмаз состоит из углерода на 96–99,8 процента. Остальное составляют примеси магния, алюминия, железа, марганца и других металлов. Совершенно бесцветные алмазы встречаются довольно редко. Обычно у них есть хотя бы слабый оттенок. Но встречаются и интенсивно окрашенные камни – оранжевые, желтые, голубые, синие, розовые, коричневые, черные.

online-knigi.com

Красные камни Белого – читать онлайн бесплатно

Вадим Панов

Красные камни БелогоПролог

в котором у охотников урчит в желудкеПусто, пусто, пусто…

Повсюду пусто: вокруг, внутри… От одиночества не спасают даже бегущие рядом родичи. Их ровное дыхание дарило чувство защищенности, однако охотник не мог побороть охватившую его неуверенность. И не только он. Все охотники пребывали в растерянности, вся стая. Они нервничали, поскольку не понимали, что происходит: камни, скалы, поросшие лесом склоны, трава – все вокруг знакомо и незнакомо одновременно. Горы и деревья – знакомы, запахи – нет. Охотники знали, что такое горы, знали, что такое деревья, они должны были успокоиться, вырвавшись из того страшного места, где побывали несколько часов назад, но продолжали тревожиться, мешали чужие запахи, совсем не такие, как в других горах и деревьях. Чужие и странные. Трава другая, деревья другие, добыча… Добычи нет. Настоящей добычи, большой и питательной, – нет. Мелкая прячется под камнями, шмыгает в норки, торопясь укрыться от страшных чужаков, но переполох напрасен: мелкие – не добыча. Охотники чуяли ужас трясущихся в норках зверьков, но пробегали мимо. Были голодны, но пробегали мимо, потому что это – не добыча. Двумя-тремя мелкими шестерым охотникам не наесться, нужно искать что-то большее. Нужно изучать незнакомые ароматы, стараясь найти в них запах добычи. Запах сочного мяса. А главное – запах страха, который издает добыча, чувствуя приближение охотника.

Но добычи нет.

Пусто.

И внутри тоже пусто, потому что исчез Лидер.

Шесть охотников давно вышли из щенячьего возраста. Все они были взрослыми, сильными самцами, и каждый мог позаботиться о себе. Так было заложено в их природе – заботиться о себе самостоятельно. Шесть охотников были одиночками по сути, но их долго учили жить в стае, и они привыкли полагаться на Лидера. Они признали его вожаком, доверяли и с удовольствием подчинялись. Они любили Лидера, и теперь, оставшись одни, чувствовали себя неуютно. Срывались по пустякам, огрызались друг на друга и подсознательно искали не столько добычу, сколько его – Лидера. Они надеялись, что он сумел вырваться из того страшного места, где они оказались несколько часов назад.

Но добычи не было.

И Лидера – тоже.

И знакомо-незнакомая местность вызывала у охотников понятное отвращение.

Деревья, скалы, чужие запахи… Мы одни.

Все не так!

Через пару часов бега они остановились. Река все время была рядом, бурлила меж камней, казалось бы – задержись, попей и догоняй остальных, – но охотники привыкли жить в стае, а потому бежали до тех пор, пока один из них не подал сигнал, что пора отдохнуть. Пора, значит, пора. Кто-то улегся на камни, невозмутимо разглядывая остальных, кто-то принялся лакать воду, а один и вовсе вошел в холодный поток, стараясь отыскать водяную добычу. Напрасно. Пусто…

Нет!

Вошедший в воду охотник вдруг поднял голову и выдал короткий, похожий на кашель, лай:

– Кха!

Стая насторожилась.

Охотники легко обходились без звуков, но считали, что те прибавляют общению выразительности, и лающий кашель показывал, что дело важное.

– Кхе-ер!

«Добыча?»

Очень похоже.

«Водяная добыча?»

Нет, в реках добыча мелкая и глупая, совсем как в норах, и ради нее родич не стал бы подавать голос. Что-то другое…

Охотники вошли в воду и принялись принюхиваться, стараясь уловить едва заметные следы большой и питательной добычи.

– Кхе-ер! – вновь подал голос первый. Он был уверен, что не ошибся, но отвечать ему не спешили.

– Кхе-ер!!

– Кха!

Один из охотников повернулся к родичу и дружески ощерился:

«Не мешай

ruwapa.net

Читать книгу «Поющие камни» онлайн

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

© Андрей Посняков, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Глава 1

Девчонка бежала так быстро, как только могла. Пробиралась сквозь заросли можжевельника, перепрыгивала через поваленные ветром деревья. Обутые в кожаные полусапожки ноги скользили, вязли в грязи. Когтистые лапы елей царапали щеки. Больно, до крови! Беглянка не обращала внимания, продолжала свой нелегкий путь и остановилась лишь на берегу лесного озера с черной болотной водой. Отдышаться, оглядеться, прийти в себя.

Нагнувшись, девушка зачерпнула воду ладонью, напилась и застыла, к чему-то напряженно прислушиваясь. Красивая – изящная, с небольшой грудью и милым личиком, обрамленным дивным златом волос, словно напоенных солнцем. Красивая и юная, лет шестнадцать, может, чуть больше. Трепетные загнутые ресницы, черные брови, напряженно сжатые губы… Чувствовалось, как пошла бы этому личику, этим синим, как озера, очам веселая озорная улыбка! Увы, красавице нынче было не до смеха. Грудь ее тяжело вздымалась, капали со лба крупные капли пота. Устала, что и сказать.

Странная девушка. Странная одежда – синий, вышитый бисером сарафан из плотной ткани, тонкие лямки заколоты сверкающими овальными застежками – фибулами. Из-под сарафана виднелось платье или рубашка – желтая, с короткими плиссированными рукавами, открывающими до локтей изящные девичьи руки, исцарапанные в кровь.

Браслеты – похоже, из золота! – наборный поясок с висевшим на нем ножом с костяной, украшенной витиеватой вязью рукоятью.

Услышав позади шум, красавица схватилась за нож, и, затравленно озираясь, бросилась к большому серому камню, что виднелся невдалеке, за вековыми соснами.

Далеко за озером вставало солнце. Желтые лучи его уже окрасили высокие вершины деревьев, пробежали по черной воде золотистой дорожкой. Выбитый на валуне рисунок – спираль – словно бы вспыхнул под воздействием животворящего света!

Прятавшаяся за камнем девчонка что-то шептала, как видно – молилась, испрашивая удачи. На шее ее сверкало ожерелье из красновато-оранжевого, с белыми восковыми прожилками, сердолика. Каждая бусина была тщательно отшлифована… и украшена все тем же знаком – спиралью. Змеей, свернувшейся в клубок.

Позади в лесу послышались крики. На берег озера выбежали какие-то люди с топорами и короткими копьями. У одного – с узким злым лицом и редковатой бородкой – сверкнул в руках меч. Не очень длинный, почти без перекрестья, с закругленным концом. Таким хорошо рубить, но вот колоть и парировать удары – проблемно.

– Искать! – распорядился узколицый, поправив накинутый на плечи плащ. Роскошный, из ярко-зеленой ткани с желтым подбоем. – Она не могла далеко уйти. Чувствую, прячется где-то здесь.

– Господин… А если найдем? – несмело осведомился коренастый парень в бобровой шапке, с луком в руках.

– Убить! – тут же последовал конкретный приказ. – Если не сможете догнать. Если сможете – тащите ко мне. Да что вы встали? А ну, живо обыскать все вокруг, иначе я прикажу содрать с вас живьем шкуры!

Испуганно попятившись, преследователи – человек десять – рассредоточились по всему берегу, тщательно проверяя каждый кустик, каждый овраг, не пропуская ни папоротников, ни можжевельника, ни бурелома. Кто-то уже подошел к валуну…

Девчонка не стала ждать. Выскочила, оттолкнув бросившихся за ней парней, и с разбегу прыгнула в воду.

Вздыбились в небо черные брызги, сверкнули на солнце…

Вместо того чтобы нырнуть следом, парни в страхе застыли и попятились.

Кто-то растерянно обернулся:

– Господин…

– Эта тварь осквернила священное озеро, – гневно прошептал предводитель. – Что ж… тем хуже для нее. Гордайл! Дай сюда лук.

– Вот, господин… Но…

– Я помню заклятье! Однако она сама разгневала богиню. Я же должен лишь покарать. Просто придется…

– Надеюсь, богиня не будет в обиде…

– Не будет! Ага-а…

Ловко наложив стрелу, узколицый прищурился, терпеливо дожидаясь цели…

Как видно, беглянка умела хорошо плавать. Еще бы – в обуви, в тяжелом сарафане проплыла под водой почти все озеро – длинное и глубокое. Проплыла и, наконец, вынырнула, оглянулась…

Тотчас пропела стрела! Пущенная меткой рукой, угодила девчонке в шею!

Черная вода вмиг окрасилась кровью, юная красавица захрипела, схватилась за рану рукою… И словно кто-то схватил ее за ноги, потащил вниз, глубоко-глубоко. Толщи воды сдавили грудь, и невозможно стало вздохнуть, да и воздуха вокруг не было. Ни воздуха, ни света…

– Тьфу ты, черт!

Правообладателям и читателям! Данное произведение защищается авторским правом, поэтому, вы можете ознакомиться с легальным фрагментом. Если начало вам понравилось, то можно приобрести легальную полную версию произведения по ссылке на последней странице фрагмента у нашего проверенного и надежного партнера.

knigochei.net

Читать онлайн книгу «Поющие камни» бесплатно — Страница 1

Андрей Посняков

Викинг: Поющие камни

Глава 1

Девчонка бежала так быстро, как только могла. Пробиралась сквозь заросли можжевельника, перепрыгивала через поваленные ветром деревья. Обутые в кожаные полусапожки ноги скользили, вязли в грязи. Когтистые лапы елей царапали щеки. Больно, до крови! Беглянка не обращала внимания, продолжала свой нелегкий путь и остановилась лишь на берегу лесного озера с черной болотной водой. Отдышаться, оглядеться, прийти в себя.

Нагнувшись, девушка зачерпнула воду ладонью, напилась и застыла, к чему-то напряженно прислушиваясь. Красивая – изящная, с небольшой грудью и милым личиком, обрамленным дивным златом волос, словно напоенных солнцем. Красивая и юная, лет шестнадцать, может, чуть больше. Трепетные загнутые ресницы, черные брови, напряженно сжатые губы… Чувствовалось, как пошла бы этому личику, этим синим, как озера, очам веселая озорная улыбка! Увы, красавице нынче было не до смеха. Грудь ее тяжело вздымалась, капали со лба крупные капли пота. Устала, что и сказать.

Странная девушка. Странная одежда – синий, вышитый бисером сарафан из плотной ткани, тонкие лямки заколоты сверкающими овальными застежками – фибулами. Из-под сарафана виднелось платье или рубашка – желтая, с короткими плиссированными рукавами, открывающими до локтей изящные девичьи руки, исцарапанные в кровь.

Браслеты – похоже, из золота! – наборный поясок с висевшим на нем ножом с костяной, украшенной витиеватой вязью рукоятью.

Услышав позади шум, красавица схватилась за нож, и, затравленно озираясь, бросилась к большому серому камню, что виднелся невдалеке, за вековыми соснами.

Далеко за озером вставало солнце. Желтые лучи его уже окрасили высокие вершины деревьев, пробежали по черной воде золотистой дорожкой. Выбитый на валуне рисунок – спираль – словно бы вспыхнул под воздействием животворящего света!

Прятавшаяся за камнем девчонка что-то шептала, как видно – молилась, испрашивая удачи. На шее ее сверкало ожерелье из красновато-оранжевого, с белыми восковыми прожилками, сердолика. Каждая бусина была тщательно отшлифована… и украшена все тем же знаком – спиралью. Змеей, свернувшейся в клубок.

Позади в лесу послышались крики. На берег озера выбежали какие-то люди с топорами и короткими копьями. У одного – с узким злым лицом и редковатой бородкой – сверкнул в руках меч. Не очень длинный, почти без перекрестья, с закругленным концом. Таким хорошо рубить, но вот колоть и парировать удары – проблемно.

– Искать! – распорядился узколицый, поправив накинутый на плечи плащ. Роскошный, из ярко-зеленой ткани с желтым подбоем. – Она не могла далеко уйти. Чувствую, прячется где-то здесь.

– Господин… А если найдем? – несмело осведомился коренастый парень в бобровой шапке, с луком в руках.

– Убить! – тут же последовал конкретный приказ. – Если не сможете догнать. Если сможете – тащите ко мне. Да что вы встали? А ну, живо обыскать все вокруг, иначе я прикажу содрать с вас живьем шкуры!

Испуганно попятившись, преследователи – человек десять – рассредоточились по всему берегу, тщательно проверяя каждый кустик, каждый овраг, не пропуская ни папоротников, ни можжевельника, ни бурелома. Кто-то уже подошел к валуну…

Девчонка не стала ждать. Выскочила, оттолкнув бросившихся за ней парней, и с разбегу прыгнула в воду.

Вздыбились в небо черные брызги, сверкнули на солнце…

Вместо того чтобы нырнуть следом, парни в страхе застыли и попятились.

Кто-то растерянно обернулся:

– Господин…

– Эта тварь осквернила священное озеро, – гневно прошептал предводитель. – Что ж… тем хуже для нее. Гордайл! Дай сюда лук.

– Вот, господин… Но…

– Я помню заклятье! Однако она сама разгневала богиню. Я же должен лишь покарать. Просто придется…

– Надеюсь, богиня не будет в обиде…

– Не будет! Ага-а…

Ловко наложив стрелу, узколицый прищурился, терпеливо дожидаясь цели…

Как видно, беглянка умела хорошо плавать. Еще бы – в обуви, в тяжелом сарафане проплыла под водой почти все озеро – длинное и глубокое. Проплыла и, наконец, вынырнула, оглянулась…

Тотчас пропела стрела! Пущенная меткой рукой, угодила девчонке в шею!

Черная вода вмиг окрасилась кровью, юная красавица захрипела, схватилась за рану рукою… И словно кто-то схватил ее за ноги, потащил вниз, глубоко-глубоко. Толщи воды сдавили грудь, и невозможно стало вздохнуть, да и воздуха вокруг не было. Ни воздуха, ни света…

* * *

– Тьфу ты, черт!

Гена проснулся в холодном поту. Выругался, выбрался из спальника и, откинув полог палатки, высунул голову, жадно хватая ртом прохладный ночной воздух. Как будто это его самого чуть было не утопили! Да утопили почти…

Проклятый сон! Все тот же. Геннадий видел его уже не раз и не два. Невероятно красивая девчонка с золотыми волосами, погоня… И – непроходимые леса кругом, и озеро. Муст-озеро, или, по-местному – Муст-ярв. Черное озеро. Муст – черный, по-вепсски. Вепсы – остаток древнего народа, некогда могущественного племени весь, нынче проживающий в здешних местах. Вепсы – угро-финны, потому и все названия здесь – полурусские, полуфинские. Харагеничи, Корбеничи, Озровичи – Харагл, Корб, Озоргл…

Гена давно хотел сходить сюда. Вот так вот – байдарками, с палатками и всем прочим.

Нет, ну к чему такой сон-то, а?

Молодой человек уже собрался забраться обратно в спальник, да вдруг увидел маячившую у догорающего костра тень. Присмотрелся, накинул на плечи рубаху с длинными рукавами – от комаров – и выбрался:

– Что, Лентя, не спишь?

– А, Геннадий Викторович, не спится.

Лентя – Ленка Ревякина из девятого «А». Хорошая, добрая девчонка. Правда, с учителями – не ах, зато в походах – надежна. Работает, как вол, надо грести – гребет, да и на берегу без дела не сидит, даже если и не дежурит.

– Ты, Лентя, физику-то сдала?

– Да так, – Ленка отмахнулась. Худенькая, с веснушками, она выглядела немного младше своих лет, чего, откровенно говоря, стеснялась… но никому стеснения своего не показывала. Но Гена-то это видел! Не зря Лесгафта закончил. Преподавал вот уже третий год физкультуру в райцентре, да еще пару секций вел. На жизнь хватало, да и то, что делал – нравилось, что вообще-то значит по нынешним временам немало.

Вот и сейчас, в конце июня, повел ребят в очередной поход по вепсским речкам-озерам. Паше, Капше и прочим. Десять человек взял, хотя просились многие. И еще двое взрослых – напарников. Хорошо шли, весело, хотя и трудно. Трудно, потому как дни стояли жаркие – воды в реке маловато, больше все перекаты, камни. Тащить лодочки приходилось, а часто – и обносить, перетаскивать по заросшему берегу вместе с вещами, потом сушить, дырки заклеивать.

– Рыбу доедать будете, Геннадий Викторович?

Рыбу… Рыбу можно и доесть. Только не с Лентей, напарника растолкать, Леху, Иваныча, инструктора из Дома творчества юных. С ним рыбу и съесть. Под водочку, точнее – под самогон. Пара бутылок оставалось еще. И самим – с устатку, и детям – вечером половину столовой ложки в чай, для профилактики. Чтоб не заболели. Хуже нет, когда кто-то в дальнем походе болеть начинает. Вот в позапрошлом году, помнится…

– Так рыбу-то…

– Нет, Лена, не буду. Сама кушай.

– А я не хочу. А выкинуть – жалко. В чью-нибудь миску переложу, ладно. Котел-то мне мыть.

– А чего тебе? – удивился Гена. – Не твоя ж лодка нынче дежурит.

– В карты проигралась, – девчонка улыбнулась и шмыгнула носом. – В «верю – не верю».

– А, помню… играли вечером. У тебя там семь тузов в колоде было?

– Было. Да не повелись, черти.

Ночи, как всегда в ту пору, стояли белые, светлые. Костер давно уже не горел, а так, мерцал углями, или, как говорят – шаял. На лесной опушке, одна подле другой, стояли палатки-двухместки и одна однушка, продуктовая. Чуть ниже, ближе к реке, пузырились горбами перевернутые, вытащенные на ночь на берег лодки.

– Геннадий Викторович, а Башня с Максом, знаете, как свою байду назвали?

– Знаю. «Титаником».

– Вот дураки-то! А у Тимыча еще хлеще – «Беда». Это из мультика все, из старого. И у нас – «Черная каракатица»… Геннадий Викторович… а вы меня весной в Хибины возьмете?

– Возьму, сама ж знаешь.

– Да знаю, – Лентя хитровато улыбнулась. – А Машку, подругу? Машка, знаете, какая сильная!

– Это Ивантеева-то, – прищурился Гена. – Она хоть на лыжах-то стоять умеет? Не-е… не возьму. Пока все зачеты мне не сдаст, не возьму, пусть и не просится.

– Она сдаст. Она очень с нами хочет. И сейчас бы пошла, да родители в отпуск уехали – все хозяйство на ней.

Ишь ты, оказывается, вечная прогульщица Ивантеева-то какая хозяйственная! Геннадий про себя хмыкнул, но вслух ничего не сказал – там видно будет. Нечего заранее обещать, тем более – детям.

– Геннадий Викторович, – выкладывая из котла остатки ухи, не отставала Ленка. – А вы что-то интересное под вечер рассказывали. Про какие-то камни.

– А ты что, не слышала?

– Не-е. Мы рыбу чистили, а потом – купались.

– Легенда такая есть, местная… – Гена прикрыл глаза. – Даже не легенда – быль или сказ. Кто как понимает. Местные вепсы с древних лет особым камням поклонялись. Большим серым булыжникам, что вокруг озер да в урочищах. Иногда и часовни в тех местах ставили, в священных своих рощах. Язычество – чего уж. А камни украшали рисунками, приносили жертвы…

– И людей?!

– Про людей – не слыхал, а вот петухов да лесную дичь – запросто. Непростые то камни, Лена. Говорят, по утрам они петь начинают.

– Как это петь?

– Не знаю. Не слышал никогда. Но вот есть шанс услышать. Мы ведь туда, к поющим камням, и идем – к Черному озеру.

Задумчиво посмотрев в небо, Геннадий помешал палкой тлеющие угли и продолжил, уловив заинтересованный взгляд девчонки:

– Говорят, когда камни поют, открываются иные миры. Местные зовут их – колну паллишт – «мертвые поляны».

– А почему мертвые?

– Наверное, потому что – иные. Иной сказочный мир и там же – красавица леса… или фея леса, лесная нимфа. Красавица с глазами-озерами и волосами, как солнце.

Позабыв про рыбу, Лентя вдруг сверкнула глазами: зеленовато-серыми, дерзкими, большими. Все ж красивая была девчонка, правда, сама свою красоту еще не осознавала. Веснушек вот почему-то стеснялась.

– Вот бы эти поляны увидеть, Геннадий Викторович! Прямо фантастика какая-то. Я много фантастики читала – и Стругацких, и Лема, и Гаррисона… У меня папа увлекается… Геннадий Викторовичи, а про летающих змей вы ничего такого не слышали? Они ведь тоже здесь водятся. Говорят, на грибников нападают… ужас какой!

– Ну, на нас-то не нападут, – посмеялся Гена.

Ленка тотчас же согласилась, закивала:

– Конечно, не нападут, мы же такие шумные. Любой змей испугается, даже трехголовый! Ох, была б только вода в речке… А то не Капша-река, а какая-то Каменная Тунгуска!

– Подкаменная, – машинально поправил Геннадий и вдруг замер, прислушиваясь. Почудился какой-то странный шорох со стороны леса. Может, зверь какой, а скорее – собака. Прибежала из какой-нибудь деревни, объедки доедать да брошенные где попало миски вылизывать – так частенько случалось. Кстати, миски-то брошенные неплохо было б собрать да в кусты выкинуть – пущай с утра ищут. Заодно посмотреть – кто это такой ленивый? Провести профбеседу да вечером отправить заготовлять дрова.

Точно!

Какой-то шорох. Даже нет – шаги.

Молодой человек не успел и голову повернуть, как Ленка уже глаза вскинула:

– Здравствуйте!

Есть у туристов (впрочем, не только у них) такая шутка – посмотреть человеку в глаза, а затем перевести взгляд вбок и громко поздороваться. Собеседник обернется… а там и нет никого. Юмор такой. Шутка.

Вот и тут подумалось – пошутила Ленка. Однако нет…

– И вам да пошлют боги здоровья, – глуховато откликнулся вышедший из леса старик. Высокий, худой, в длинном темном балахоне и с клюкой, точнее сказать – с посохом, он чем-то напоминал странствующего монаха, какие ходили по городам и весям в седую старину. Правда, нынче времена-то стояли не те, вовсе не монашеские. Да и креста на груди незнакомца не было, а было какое-то ожерелье… из черепов мелких птиц!

Всклокоченные седые волосы, лучше сказать – космы, длинная, такая же седая, борода, большой хрящеватый нос – клювом, как у хищной птицы. И – затаившиеся, глубоко посаженные глаза. Внимательные, цепкие. Странный старик. Наверное, из местных.

– Садитесь, дедушка, к костру, – гостеприимно предложила Лентя. – Рыбки не хотите? Или вот чай?

– Ничего не хочу, благодарствуйте, – незнакомец с достоинством отказался и пригладил бороду. – Пойду я по своим делам – поспешаю. У вас же лишь спросить хочу – не видели ли вы здесь златовласую деву? Властную и красивую, как смерть.

В груди Геннадия что-то екнуло. Златовласая дева! Красивая… Не та ли? Из снов…

– Одну видели, – между тем отвечала школьница. – Но это еще днем было, у деревни. Да, и еще одну – почтальоншу. А ваша как одета была?

– В платье варяжском, с фибулами о двух зверях, – сверкнув глазами, туманно пояснил старик.

Ленка махнула рукой:

– Не, та в шортиках была. И в майке.

– А что конкретно за дева-то? – наконец, поинтересовался Геннадий. – Откуда, с какой целью здесь, по лесам бродит? Как имя-фамилия?

– Узнаете, ежели вдруг к становищу вашему выйдет, – старик нахмурил кустистые брови и пристукнул посохом оземь. – Говорю же – властна, красива. Беда ей грозит большая. Пусть вернется! Она знает, куда.

Не прощаясь, незнакомец повернулся и быстро зашагал к лесу.

– Эй, эй, дедушка, – чуть подумав, Гена бросился следом. – А что за беда-то? Что за…

Странный старик исчез. Растворился в лесу, как и не было. Даже следов на мокрой тропке – не осталось и тех.

– Странный дед, – хмыкнула у костра девчонка. – Я про таких слышала. Как это… Хиппи – во!

* * *

На следующий день плыли с утра и почти что до вечера, пользовались хорошей погодой. Ближе к вечеру присмотрели по левому берегу местечко для стоянки. Совсем недалеко от Черного озера. Лесом – три километра всего.

К озеру Геннадий отправился еще до рассвета – благо белая ночь позволяла. Очень хотелось сначала осмотреть Муст-ярв самому, а уж потом взять ребят. Глянуть на тропу – достаточно ли безопасно, заранее присмотреть место для перекуса, даже для купания, может быть.

Еще с детства Гена любил бродить по лесу один, наслаждаясь пением птиц и вековым покоем. Вот как сейчас. Шел не спеша, принюхивался к пряному запаху деревьев и трав, прислушивался: вот задолбил где-то совсем рядом неутомимый трудяга-дятел, вот закуковала кукушка… начала, да бросила, не успел и спросить: «кукушка, кукушка, сколько мне лет?».

Где-то вдалеке, на болоте, пронзительно закричала выпь. Словно в ответ ей на бору, средь сосен и елей, гулко заухала сова, а в перелеске – хорошо видно было – проскочил стремительной серой тенью заяц.

Путник вышел к цели с рассветом. Вода в озере и в самом деле оказалось темной, а на ощупь – холодной, студеной даже. В такой уж точно в свое удовольствие не покупаешься. Разве только после бани нырнуть – освежиться. Да где ж тут найдешь баню-то? Хотя заброшенных деревень по здешним лесам хватало. Когда-то – лет пятьдесят и больше назад – вокруг располагались колхозы, совхозы, прочие леспромхозы. Фермы, пастбища, покосы. Даже в самых дальних деревнях – клубы с кино и танцами. Нынче ушло всё. Исчезло. Вот уж поистине – иной мир. Зазеркалье, или, как местные вепсы говорили – «мертвые поляны» – колну паллишт.

За дальними соснами показался желтый краешек солнца. Теплые утренние лучи прогнали небольшой туман, клубившийся над водою, в черной воде отразилось небо, прозрачное и пронзительно синее… как глаза у той девушки из снов.

Оп!

Присмотревшись, Гена увидел на том берегу камень. Большой серый валун размерами примерно два на три метра. Округлый, осанистый… с хорошо видимым рисунком, выбитым в незапамятные времена. Спираль!

Верно, тот самый камень… поющий… А вот неподалеку еще один! И еще… Правда, эти – без всяких рисунков, просто камни… Переправиться бы, поближе взглянуть. Или обойти… Нет, судя по карте, Муст-ярв – озеро длинное, четырнадцать с половиной километров. А он, Геннадий Викторович Иванов, преподаватель физкультуры и ОБЖ с первым разрядом ЕТС – как раз посередине. Семь верст туда, семь верст туда… Нет уж, лучше вернуться, да потом с детьми к камням этим добраться. Хотя не так уж эти камни и далеко – напрямик если, по озеру. Метров пятьдесят… да, пожалуй, и меньше. Переплыть? Или – не заморачиваться?

Хмыкнув, Гена прищурился, глядя, как исчезают, тают прямо на глазах последние остатки тумана, и без того не очень-то плотного, словно редкие перистые облачка. Восходящее солнце отразилось в воде, пробежало золотою дорожкой… И тотчас же послышался какой-то звук, словно бы затрещали, затянули свою серенаду кузнечики или цикады. Поначалу тихий, едва заметный, звук нарастал, становился все громче, пока не превратился в ровное гудение, вовсе не гулкое, басовое, а чуть тоньше, похожее на затянувшуюся ноту соло-гитары.

Нет, это, конечно, были не кузнечики и уж тем более никакие не цикады… Молодой человек только сейчас сообразил – именно так пели камни! Именно эти – со спиралями и без. Поющие… Нет, не пение, скорее – какой-то звон. Длинный, растянутый звук колокола… гитарное соло…

Геннадий стоял, словно на концерте, даже прикрыл глаза… покачивался… Пока не услышал на противоположном берегу, у камней, какой-то шум! Чьи-то грубые голоса, окрики, топот. Словно охотники загоняли дичь… или кто-то кого-то ловил, преследовал.

Шум быстро приближался… и вдруг из-за деревьев к озеру выбежала светловолосая красавица дева! Та самая, из снов. Выбежала и с разбега нырнула в черную студеную воду. Точно так же, как и во сне. И точно так же – на берегу появились лучники во главе с узколицым мужчиной в ярко-зеленом плаще. Подбежав к самому берегу, он поднимает лук с наложенной стрелою…

То, что сейчас произойдет, Геннадий хорошо понимал – не раз видел все это во сне. Сейчас этот вот хмырь ту девчонку – стрелой… Эх, ей бы не по центру вынырнуть. Влево бы уйти… или вправо. Глотнуть воздуха, и снова – нырнуть – а там уж…

Хищно улыбаясь, узколицый выцеливал девчонку… Та вот-вот вынырнет… и получит стрелу в шею!

Геннадий не выдержал. Скинув кроссовки и куртку, бросился в воду! Нырнул, поплыл навстречу девушке…

Вот она, выныривает, плывет наверх, вдохнуть воздуха… Влево, влево давай! Девчонка уже почти вынырнула. Гена едва успел. В самый последний момент дотянулся, схватил озерную нимфу за ногу, потянул… Лишь бы не попали, не попали бы…

Не попали! Но лицо у девчонки было такое… вот-вот захлебнется… Геннадий показал жестом – левей! Красавица поняла, взяла левее… вынырнула, а следом за ней – и Гена… Отдышались, да снова под воду… подальше от стрел.

Теперь – плыть, плыть под водой из последних сил, покуда хватает дыхания!

Они вынырнули вместе, у самого берега. Выбрались из воды. Гена оглянулся – на том берегу уже никого не было, одни «поющие» камни. Куда же делись преследователи во главе с узколицым? Решили рвануть в обход? Или бросились в воду и уже плывут, вот-вот вынырнут…

Нет. Не бросились.

– Они не доберутся сюда, славный витязь, – взяв своего спасителя за руку, златовласая дева улыбнулась. Словно солнышко одарило лучом! А в глазах – синь бездонная… Пожалуй, только во сне такую красоту и встретишь.

– Камни уже кончили петь… а они не прошли, не успели…

– Кто – они? – молодой человек очумело помотал головой.

– В свое время узнаешь, – загадочно отозвалась синеглазая. – Если то будет угодно судьбе. Ой…

Висевшее на шее девушки ожерелье вдруг порвалось, и камешки слетели в траву. Красотка тут же бросилась на колени, принялась подбирать… и Гена решил ей в этом помочь. Что и сделал.

– Возьми, славный воин, – усевшись в траву, златовласка протянула на ладони камешек… один из ожерелья. Тщательно отшлифованный сердолик красновато-оранжевого цвета, теплый… горячий даже! На бусине тщательно нанесен рисунок – спираль. Такой же, как и на «поющих камнях».

– Это мой камень, – улыбнулась дева. – Он живет там, где я. Я далеко – он холодный. Я рядом – теплый. Сейчас какой?

– Г-горячий… – молодой человек нервно сглотнул слюну и попытался перекреститься – может, это наваждение все же исчезнет?

Геннадий Иванов вовсе не был робок с девушками, скорее – наоборот, да и они его любили. Да и как такого пропустить, высокого светлоглазого красавца с темно-русыми волосами и модной щетиной-бородкой? Хорош собой, тем более – спортсмен… Потому, верно, Гена до сих пор и не женился – все из-за девушек…

Никогда с ними он не чувствовал себя скованно, но тут вот… Может, все дело в некой необычности встречи… или – во снах?

– Ты вообще кто? – наконец, спросил Иванов. – И откуда здесь взялась?

– Меня зовут Эдна, – опустив пушистые ресницы, девчонка провела ладонью по мокрой одежде. – Вымокла. Ничего, нынче солнышко – высохнем.

Она так и сказала – «высохнем», а не «высохну». Что ж, собралась… А ведь и собралась! Встала, да вмиг сбросила с себя сарафан, отцепив лямки. И осталась в одном платьишке – тоненьком, мокром, ничуть не скрывающем всех прелестей обворожительно стройной фигурки. Похоже, Эдна сбросила бы и платье, да не успела…

Из кустов вдруг появился старик! Тот самый, косматый, что разговаривал с Геннадием еще ночью… Так вот он кого искал, оказывается…

– Вот ты где, моя дорогая, – покивав головой, старик пристукнул посохом. – Слава Великой Корвале, наконец-то я тебя нашел!

– Здравствуй, Хирб, – голос девушки вовсе не показался Гене веселым. – Опять ты следишь за мной.

– Я лишь выполняю приказ.

Эдна вдруг сверкнула глазами с упреком и гневом:

– А знаешь, меня сейчас едва не убили! Подлый ярл кюльфингов Торкель Кю и его слуги преследовали меня и, если бы не этот мужественный юноша… не знаю, разговаривала бы я сейчас в тобой или нет.

– Торкель Кю в здешних местах? – удивленно переспросил старик Хирб. – Он что же, осмелился сунуться в воды священного озера?

– Не осмелился. Но лихо бил стрелами. Едва не попал…

Что было дальше, Геннадий уже не помнил. Вновь запели камни. Черные воды озера заволок странный зеленоватый туман. Именно туда, в этот туман, прямо в озеро – шагнули разом старик Хирб и златовласая красавица Эдна. Сделали пару шагов и исчезли, словно растворились в тумане среди поющих камней.

Гена проснулся часа через два. Солнце уже сверкало вовсю, слепило очи. Никакой девушки, конечно же, не было. Как и старика. Всё привиделось. Опять тот же сон, только – в другой вариации. Однако… старика же видел не только сам Геннадий, но еще и Лентя, девчонка из девятого «А». Точно видела? Вернуться – спросить… не быть бы…

Да-а-а… однако, и привидится же!

Широко зевнув, молодой человек прикрыл рот рукою. Что-то упало в траву. Выпало из ладони… Геннадий принялся шарить вокруг себя руками, до тех пор, пока не обнаружил камешек. Тщательно отшлифованный камешек – ярко-оранжевый сердолик! Бусина с изображением спирали. Тот самый камень! С ожерелья. Холодный, как лед.

* * *

Город назывался – Таррагона. Не большой, но и не маленький, около полутораста тысяч человек населения. В древнее римское время – центр так называемой Тарраконской Испании, затем – вестготы, арабы, Реконкиста. Как и положено, памятники старины: римский амфитеатр, готический собор и прочее. Прогулочный бульвар – Рамбла, почти такой же, что и в расположенной километрах в ста к северу Барселоне. Там, кстати, тоже – Рамбла.

Ныне был базарный день, и весь бульвар заполонили торговцы. Торговали рубашками, джинсами, мужским и женским бельем, пляжными полотенцами, шлепанцами… да чем только ни торговали. Среди сувениров Геннадий вдруг увидел бусы – ярко-оранжевые, с белыми рунами… почти такие же, как и тот камешек со спиралью, что висел у него на шее. Только тот-то был – настоящий сердолик, а эти… Скорее всего – пластмасса, подделка дешевая. И все равно – забавно, да и просили недорого, вот Гена взял да и купил.

Сунул в рюкзачок да поспешно догнал ушедших далеко вперед приятелей. Те уже уселись возле забавного памятника строителям «живых башен» – кастельерс. Чугунные люди, отлитые практически в натуральный рост, поддерживая другу друга, образовывали пирамиду, чем-то напоминавшую парады физкультурников в СССР 1930-х годов.

Приятели – высокий чернявый парень – компьютерщик Серега, и две девушки – тут же предложили «заглянуть во-он в тот симпатичный кабачок», попить вина-пива да заказать паэлью. Да, паэлья была бы кстати – проголодались, да и пиво-вино. Вроде бы здесь, на побережье, даже сейчас, в августе, не так уж и знойно – термометр редко забирается выше тридцати, когда во всей остальной Испании – где-то под сорок. Не знойно, но все ж таки жарковато, однако.

– Гена, вы о чем задумались?

Она упорно называла его на «вы», светлоглазая девушка с косой и странным именем Розалинда. Учительница начальных классов. Высокая, сильная – раньше занималась академической греблей. Большая упругая грудь, лицо – вполне приятное, длинная русая коса. Казалось бы – вот оно счастье-то! Ан нет, Геннадий почему-то все равно вспоминал другую… ту самую синеглазку из снов.

Из снов, конечно же, из снов, ведь все, что с ним случилось тогда, на Черном озере Муст-ярв, явно не могло происходить на самом деле. Какие-то люди в старинных одеждах, погоня за девушкой, пущенные стрелы… Нет, не может такого быть! Оно понятно – закемарил с устатку, вот и приснилось, привиделось.

Привиделось. Однако так четко, правдоподобно… Эти синие глаза, золотые волосы… «Благодарю тебя, славный воин»… Ах!

Приятели между тем уже заказывали. Для начала – три пива «Эстрелла» и бокал сухого вина. Розалинда – Розалинда Михайловна – вино не жаловала, предпочитая напитки покрепче или вот пиво. А вот ее подружка Наденька, зам главбуха из роно, пила только вино. Правда, лошадиными дозами, за вечер запросто могла усидеть три бутылки какой-нибудь «Риохи», причем не особо пьянея. Бухгалтерская закалка, чего уж!

– Гена, давай две паэльи закажем. Одной мало будет. Она хоть и большая, но…

– Две так две. Заказывайте.

– Экий ты сегодня немногословный.

Официантка принесла пиво с вином, пока ждали паэлью – выпили.

– Мальчики, а давайте завтра в Барселону съездим! – тряхнув высветленной челкой, предложила Наденька. Маленькая, сухая, заводная, она не давала покоя никому. Какой там пляж! Часа два в день – не больше. А как же – ведь надо все посмотреть, и, самое главное, пробежаться по лавкам!

Кстати, тут Геннадий был с ней полностью согласен. Не насчет лавок, конечно, насчет «посмотреть». На пляже-то и дома можно належаться, озер с реками полно, да и лето нынче выдалось жаркое. Здесь, в Каталонии, посмотреть было что, хоть и не первый раз сюда уже летали, правда, не в точности такой вот компанией. В прошлый раз, года три назад, вместо Розалинды другая девчонка была, Вера. Худенькая такая, навроде вот Наденьки. Впрочем, какая разница? Все равно – не та, не синеглазая… Да, а ведь старик-то был настоящий! Не мог же он сразу обоим привидеться – ему, Гене, и девятикласснице Ленке. Раз старик – настоящий (местный сумасшедший, наверное), то, может быть…

1 2 3 4 5

www.litlib.net

Серия книг Камни Силы читать онлайн бесплатно

Название: Царь призраков Автор: Дэвид Геммел Жанр: Фэнтези, Зарубежное фэнтези Рейтинг:

2

Описание: Дэвид Геммел. Царь призраков Камни Силы - 1   Эта книга с

Читать

knijky.ru

Читать книгу Легенды о камнях. Храни меня, мой талисман Анна Мудрова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Составитель Анна Юрьевна МудроваЛегенды о камняхХрани меня, мой талисман

Предисловие

Природные кристаллы являются удивительными творениями природы и обладают многими загадочными свойствами. Они – древнейшие обитатели Земли, накопившие в себе за несколько миллиардов лет огромное количество энергии. Люди, посвятившие свою жизнь исследованию минералов, относятся к ним как к живым существам.

Древняя авестийская легенда повествует о том, что в начале времен существовало первичное каменное небо – защита и охрана мира. Оно было расколото, и на землю вторглось Зло. Мелкие осколки каменного неба просыпались самоцветами. Каждый самоцветный камень, являясь осколком той небесной тверди, может активизировать защитные силы своего владельца и положительно воздействовать на его здоровье.

Человечество, радуясь красоте этого мира, отдавало должное очарованию камней-самоцветов как одному из проявлений гармонии. Люди находили и обрабатывали самоцветы, давали им имена, украшали ими себя и свои жилища. Камни были самым ходовым материалом для изготовления различных амулетов и талисманов. В некоторых религиозных учениях они являются необходимым атрибутом при проведении различных обрядов и свершений таинств.

Одна из персидских легенд утверждает, что драгоценные камни сотворил сатана. Заметив, как Ева любуется растущими в райских садах цветами, он раскрасил их великолепными пестрыми красками, чтобы они возбуждали в сердцах людей алчность и соблазн.

С древнейших времен благородные камни служили украшениями, многоцветие и блеск их вызывали у людей восхищение. В каждую эпоху отдавалось предпочтение определенным драгоценным камням. Так, излюбленными камнями египтян были изумруды, аметисты, бирюза и горный хрусталь. Римляне носили украшения с алмазами и сапфирами. Великие царицы Семирамида и Клеопатра предпочитали жемчуга. В эпохи Ренессанса и барокко вошли в моду такие драгоценные каменья, как топазы, рубины и сапфиры. В период рококо туалеты дам и кавалеров богато украшались бриллиантами, а в эпоху романтизма модницы открыли для себя красоту полудрагоценных камней: гранатов, опалов, хризолитов и аквамаринов. Искусные мастера-ювелиры изготавливали оригинальные украшения из россыпи красноватых сердоликов, зеленого кошачьего глаза и отливающих молочно-голубым блеском лунных камней.

Истории известны случаи, когда камень приравнивался к божеству. Ярким примером тому служит черный камень из храма Кааба в Мекке, окруженного тайнами и легендами.

Несметные сокровища, спрятанные нашими предками на морском дне и в недрах земли, во все времена будоражили умы людей. Сундуки капитана Флинта, золото Колчака, библиотека Ивана Грозного и Янтарная комната – это лишь часть всемирно известных сокровищ, до сих пор не найденных кладоискателями. Если верить ученым, в настоящее время в земле и на морском дне находится разных ценностей более чем на 900 млрд долларов.

Среди них и легендарные сокровища Российский императорского дома, которые пока никто так и не нашел. Российская императорская фамилия была самой богатой из всех европейских правящих династий. Поэтому неудивительно, что вокруг таинственно исчезнувших драгоценностей последнего русского самодержца существует огромное количество загадок, раскрыть которые историкам не удается по сей день.

Одно из наиболее характерных свойств драгоценных камней – их химическая устойчивость, они инертны в отношении воздуха, влаги и многих химических реагентов; могут в течение столетий стойко выдерживать любые колебания температуры. Драгоценные камни мало распространены в природе, обычно труднодоступны, требуют большой затраты труда на огранку и шлифовку, что значительно увеличивает их стоимость.

К драгоценным камням-самоцветам относится около 60 минералов. В зависимости от ювелирной ценности они делятся на три группы (порядка).

Первый порядок: алмаз, рубин, сапфир, изумруд, александрит, благородная шпинель, эвклаз.

Второй порядок: топаз, аквамарин, берилл, красный турмалин, демантоид, кровяной аметист, альмандин, уваровит, гиацинт, благородный опал, циркон.

Третий порядок: гранат, кордиелит, кианит, эпидот, диоптаз, бирюза, зеленый турмалин, полихромный турмалин; горный хрусталь, дымчатый кварц, светлый аметист, халцедон, агат, сердолик, гелиотроп, хризопраз, празем, полуопал; солнечный камень, лунный камень, Лабрадор, элеолит, содалит, обсидиан, титанит, бентонит, пренит, андалузит, диопсид, скаполит, томсонит; гематит, пирит, касситерит, рутил, золотистый кварц.

Но классифицировать драгоценные и полудрагоценные камни можно и по-другому, взяв за основу общность их химической природы. Тогда камни будут объединены в семейства: кварца, корунда, берилла, граната, турмалина, шпинели.

Людей всегда влекло к камням, возможно, потому, что центр человеческой психики до странности похож на многогранный камень. А может, это потому, что неизменным остается удивление, что в мире, полном хаоса, есть нечто настолько упорядоченное и прекрасное, как каменный кристалл. Многие ищут «свои» камни, будь то камни знаков Зодиака или имен, и многие находят – не по таблицам и рекомендациям, а интуитивно, увидев и потрогав самоцвет, отождествив с ним свой внутренний мир. Еще в XVIII веке сложилась уверенность в том, что: аметист оберегает от пьянства, карбункул примиряет друзей, хризолит отгоняет ночные кошмары, коралл хранит от молнии, гранат веселит сердца, топаз усмиряет гнев, сапфир защищает женщину от клеветы. В медицинской практике многих древних культур было рекомендовано ношение драгоценных камней в виде талисманов для защиты, удачи и здоровья. В европейской цивилизации наука о кристаллах пользовалась огромной популярностью. Еще Теофраст (в 372 году до н. э.), ученик Платона и последователь Аристотеля, свел воедино имевшиеся сведения и опыт минералогии античного мира в капитальном труде «О камнях», в котором приводились тысячи рецептов использования камней на все случаи жизни – лечение, гадание, защита, влияние, исправление судьбы или плохого характера и многое другое.

Ношение драгоценностей, кроме того, подчинялось правилам хорошего тона. Гранаты, жемчуг, бирюзу считали подходящими для молодых девиц. Незамужней женщине, независимо от возраста, не подобало носить бриллианты. Непрозрачные камни – агат, оникс или хризоберилл – были единственным допустимым украшением траурной одежды.

Европейские монархи драгоценности обожали не только за их магические качества, но и за красоту – мужчины и женщины равно носили и серьги, и ожерелья, и кольца; сосуды и одежда расшивалась жемчугом и драгоценными камнями. Многие аристократы всю жизнь посвящали лишь собиранию сокровищ. Король Карл V так активно копил драгоценности, что имел сразу несколько корон вдобавок к несметному количеству алмазов, рубинов и изумрудов высокой стоимости. Генрих III носил до сотни колец на пальцах. Королева Елизавета так любила украшения, что даже с трудом выходила на аудиенции под гнетом тяжести драгоценностей. Играли камни и другую роль – в те жестокие времена популярны были перстни «с секретом», где под камнем хранилась капсула с ядом; особенно отличилось здесь знаменитое семейство Медичи.

Свою тягу к большому количеству драгоценностей европейцы, несомненно, заимствовали с Востока – потому что до сих пор не существует аналогов пышности украшений багдадских калифов и индийских раджей. Тому немало способствовало то, что восточные страны обладали неистощимыми самоцветными рудниками, которые используются даже по сей день. Драгоценные камни часто меняли своих владельцев в результате постоянных войн и междоусобиц, многие из которых и были спровоцированы желанием обладать сокровищами противника.

В странах Востока основными источниками знаний о камнях служили труды среднеазиатских ученых Бируни и Авиценны, созданные в XI веке.

Особенным богатством отличалась империя Великого Могола в Индии – знамениты легенды о его семи тронах, из которых один был полностью усыпан алмазами, другой – рубинами, два сапфирами, два изумрудами; и восьмой, самый желанный из всех – Павлиний трон из литого золота, украшенный равноценно всеми вышеперечисленными камнями, а также крупным жемчугом. Сохранились рассказы путешественников, допущенных ко двору падишахов и серифов, о блюдах и вазах, полных переливающихся многокаратных камней. Легендарными стали и сокровища иранских шахов, в том числе Золотой глобус – золотой шар диаметром 45 см покрывают более 51 тысячи драгоценных камней. Славилась сокровищница коллекциями желтых алмазов и изумрудов.

На Руси первым известным источником сведений о камнях считается «Изборник Святослава», составленный по заказу этого киевского князя в 1037 году. Туда вошли переводы работ множества знаменитых западных авторов и историков. Иван Грозный имел удивительной красоты царский посох, сделанный якобы из рога единорога и украшенный алмазами, изумрудами, рубинами и сапфирами; самоцветами был усыпан и трон царя. С восхищением рассказывали иноземцы о царице Ирине Годуновой, которая была с ног до головы увешана жемчугами, аметистами, топазами, алмазами и карбункулами.

Русские люди были очень суеверны в отношении самоцветов – особенно отличался этим Иван Грозный; английский посол, видевшийся с царем накануне его кончины, описывал, как грозный государь жаловался на то, что изменения цвета коралла и бирюзы ясно предвещает ему смерть.

Россия богата самыми разнообразными камнями, в том числе и такими, которых не знает европейский Запад. Нигде нет ни такого ярко-зеленого малахита, ни такого вишнево-розового орлеца, ни такого густого по тону зеленого нефрита, ни пестрых, цветистых яшм. Единственными в мире являются наши золотисто-зеленые хризолиты – демантоиды Урала. Не имеет себе равных александрит, меняющий цвет при искусственном освещении.

Во все времена разноцветные минералы кажутся пришельцами из иного измерения, чудесным подарком благосклонных Богов. Сказания, в которых красочно описывается появление на свет того или иного прекрасного камня, живут в фольклорной памяти всех народов на всех континентах. Несмотря на их очевидную сказочность, нередко в них под прикрытием вымысла присутствует иносказательная, скрытая от глаз истина.

Легенды о камнях

Алмаз дарует людям добродетель,

Приносит счастье и хранит от ран.

Рубин лечебной мистикой известен,

Сулит победу и любовь всех дам.

Гранат рождает страстные желанья,

Власть, целеустремленность, высоту.

Цвет бирюзы дарует обаянье,

Любовь, доверие и чистоту.

Янтарь – загадочней нет амулета,

Он лечит раны, дарит царство снов.

Аквамарин подарит море света.

Александрит очистит душу, кровь.

Великое и щедрое преданье.

Все камни – дар божественной мечты.

Авантюрин

Авантюрин представляет собой разновидность кварца, в которой заключены мелкие частицы слюды или гематита, реже – самородной меди. Сам внешний вид авантюрина навевает мысли о сверхъестественном огне: в глубине просвечивающего камня, который бывает обычно красной или желтой цветовой гаммы и очень редко зеленым или синим, посверкивают крошечные разноцветные искорки, чье таинственное мерцание кажется слишком прекрасным, чтоб быть естественным эффектом.

Название этого камня выводят сразу от итальянского выражения «per awentura» – «случайно». Утверждают, что подобное имя авантюрин получил потому, что в XVI веке в Венеции случайно было получено «авантюрное» стекло, то есть стекло, напоминающее камень авантюрин. Итальянский стеклодув ненамеренно насыпал в расплавленную стеклянную массу немного медных опилок. Оплошность обернулась открытием – неожиданно получилось очень красивое, необычное стекло с искристым блеском. Этот сорт стекла, внешне очень похожий на уже известный в то время камень, назвали авантюрином, а постепенно название перешло и на камушек.

Надо отметить, что авантюриновое стекло нельзя назвать изобретением итальянцев. Его умели изготавливать еще в Древнем Египте, однако секрет создания был утерян. Из Древней Индии, где он считался талисманом фокусников и заклинателей змей, индийские торговцы завезли авантюрин в Европу в Средние века, где он стал материалом для украшений и поделок.

Украшения из авантюрина не особенно рекомендуются взрослым, в основном – детям до 16 лет. В старину считалось, что свойства камня предполагают, что его могут носить только люди, которые не занимают высоких постов, не обременены семьей или другой ответственностью (потому и возрастное ограничение). Будто бы взрослого человека при длительном контакте авантюрин может сделать истеричным, излишне доверчивым, что никак не годится для того, кто обременен ответственностью и обязанностями.

Месторождения авантюрина были найдены и на Урале, после чего камень стал популярен среди камнерезов. В Эрмитаже хранится уникальная ваза из светлого авантюрина высотой 146 см и шириной 246 см и авантюриновая столешница; такая же ваза высотой 125 см находится в Павловске, а еще одну крупную авантюриновую вазу на подставке из серого порфира император Николай I подарил британскому аристократу сэру Мурчисону, который завещал ее Геологическому музею Лондона, где она экспонируется по сей день.

В России авантюрин добывают на Таганайском хребте на Южном Урале.

Из Индии (штат Мадрас) поступает разновидность авантюрина, которая именуется индийский жад. Добывают авантюрин в Канаде (красный), в Зимбабве (зелёный).

Также месторождения авантюрина находятся в Бразилии, Австрии (отсюда, из окрестностей Зальцбурга, поступает авантюрин синего цвета), Японии, Китае, Мадагаскаре и США.

Агат

Агат, пожалуй, можно назвать одним из лидеров среди драгоценных камней по количеству мифов и легенд, связанных с ним.

Существуют два варианта толкования названия этого камня. По мнению знаменитого ученого древности Плиния Старшего, слово «агат» происходит от названия реки Ахатес на Сицилии. Другой вариант: название «агат» произошло от греческого слова «achates», что означает «добрый, хороший, счастливый».

Агат – минерал, разновидность халцедона (который, в свою очередь, является разновидностью кварца) со слоистым или полосчатым распределением окраски.

Полосчатость может быть концентрической, иногда сочетается концентрическое и горизонтальное расположение слоев, как, например, у уругвайских агатов. Очень красивы «глазковые» агаты – в них концентрические слои расположены вокруг центральной точки. Нередко ювелиры говорят об агате, подразумевая разновидности халцедона без явной слоистости. Например, моховым агатом называют халцедон, зеленоватые включения внутри которого напоминают по форме мох или водоросли.

Агат бывает различных цветов: голубоватый, тёмно-серый, молочно-белый. Часто серые или голубые слои чередуются с белыми, иногда полупрозрачными. Могут встречаться и желтоватые, зеленоватые, чёрные полоски.

По характеру окраски это иризирующий (радужный) минерал. Твёрдость агата – 6,5–7 по шкале Мооса. Плотность – 2,6–2,65 г/см3. Блеск тусклый жирный или матовый на изломе, а полированная поверхность агата обладает стеклянным блеском.

Это ценный поделочный и полудрагоценный камень. Применяется как в ювелирном деле, так и в качестве материала для художественной резьбы. Еще одна сфера использования – точное приборостроение. Служит материалом для ступок и пестиков для химико-аналитических работ.

Встречаются агаты, рисунок которых напоминает глаз, и с этим связана одна из легенд. Согласно ей, агат – это глаз небесного белого орла. Между ним и черным колдуном была жестокая битва в небе, после которой белый орел упал на Землю и превратился в камень. Много веков его глаз продолжает смотреть на людей, отделяя их добрые дела от злых. Поэтому агат ещё называют Оком Творца. В древности было принято помещать обработанный в форме глаза агат в глазницы статуй. Делалось это для того, чтобы камень отгонял темные силы.

В Древнем Риме агат считался камнем богини плодородия Помоны. Чтобы она защищала растения и дарила богатый урожай, при посадке в почву закапывали агатовые шарики. Еще одно поверье прошлого связано с тем, что этот минерал использовался как противоядие при укусах пауков и скорпионов.

Фигурирует агат и в известной легенде о святом Граале. Она гласит, что низвергнутый в ад Сатана выронил из своей короны агат (правда, в некоторых источниках говорится, что это был изумруд), который превратился в чашу – святой Грааль. Именно в нее Иосиф Арифейский собрал по каплям кровь Иисуса Христа.

У разных народов есть поверья и традиции, связывающие этот минерал с новорожденными. Например, в Индии с давних времен считалось, что этот камень помогает успокоить младенца и раньше научить его ходить. А в Грузии новорожденному при крещении надевали на запястье бусинку из белого агата. Она была призвана охранять его от всего негативного, что несет внешний мир.

Люди, до сих пор верящие в чудесное свойство камня, считают, что агат способен помочь человеку при самых различных заболеваниях. При ангине, долго не проходящем кашле, бронхите, астме или хроническом кашле, болезнях горла и зубов рекомендуется носить агатовые бусы. Если у вас болят зубы, примерьте серьги с агатом. А браслеты с этим камнем советуют носить при проблемах с суставами. Ношение этого минерала на левой руке способствует снижению раздражительности, уменьшает головную боль.

Лечебные свойства агата зависят также от цвета камня. При болезнях щитовидной железы рекомендуется носить камень голубого цвета, он же подходит и страдающим остеохондрозом. Если есть проблемы с органами пищеварения, то нужен агат желтоватого оттенка.

Агат издавна считается камнем здоровья, процветания и долголетия. Если вы перенесли какое-то эмоциональное потрясение, находитесь в подавленном состоянии, то этот камень может помочь вам. Он избавит от внутреннего напряжения, поможет вернуть уверенность в себе и покой, привести в состояние душевного равновесия, преодолеть внутренний гнев.

Считается, что украшения с агатом делают человека более красноречивым, приятным в общении, помогают ему произвести желаемое впечатление на аудиторию.

Еще одно свойство этого минерала – способность противостоять энергетическим вампирам, защищая своего владельца. После общения с людьми, которые, как вам кажется, пытались «подпитаться» вашей энергией, агат обязательно надо почистить. Вернувшись домой, снимите украшение с этим камнем и положите его в холодную воду.

В древности агат служил оберегом, защищающим от удара молнии и от землетрясения. А еще ему приписывалась способность обострять слух человека и даже пробуждать в нем способность к ясновидению.

В зависимости от цвета у агатов выделяют разные магические свойства. Например, светлые (белые и желтоватые) агаты – самые добрые: они сделают вас более терпеливым, мягким, спокойным, вселят чувство уверенности. Чёрный агат считается мужским талисманом, действует как оберег от тёмных сил. Чёрный с белыми прожилками агат – своеобразный «сторож»: он вовремя предупредит о предстоящих неприятностях, и он же поможет их преодолеть.

Помните, что носить агат постоянно не рекомендуется, надо давать ему отдых, иначе не избежать чувства печали и одиночества.

Адуляр

Адуляр – разновидность лунного камня. Его отличительная черта – нежные сияющие голубоватые переливы и отсветы. Цвет адуляра обычно белый, светло-серый или голубоватый. Камень этот просвечивающий, реже – прозрачный, обладает стеклянным блеском. Своим цветом и сиянием он напоминает диск луны, отсюда и его название – «лунный камень». А название «адуляр» происходит от слова «Адула». Адула – горы в Швейцарии, где были впервые найдены кристаллы этого камня. Встречается адуляр, обладающий эффектом «кошачьего глаза», но это редкость и, как правило, он высоко ценится.

Этот камень считается подходящим для людей, родившихся во время полнолуния.

О лунном камне существует множество легенд. Говорят, например, что на его поверхности появляется белое пятно, растущее по мере того, как увеличивается сияние Луны до полнолуния. Мудрецы отметили, что в новолуние камень холодеет и словно наливается лунным светом, начиная сиять заметно ярче, а вместе с этим увеличивается и магическая сила минерала. С уменьшением лунного диска блеск затухает до следующего новолуния. Как может кусок породы столь сильно отражать ход лунного месяца – неизвестно до сих пор.

В Индии адуляр стал священным камнем, приносящим счастье.

В древности считали, что изначально лунный камень присутствовал в каждом камне, но не все из них могли превратиться в драгоценность. Чтобы это произошло, камень должен был лежать в определенном месте очень долгое время и вбирать в себя лунный свет тысяч полнолуний. После этого он сам начинал светиться как луна, и этот свет делал его ровным и гладким, словно галька. А человек, которому посчастливится найти такой камень, обретал способность к предсказанию. Халдейские маги клали адуляр под язык, чтобы увидеть будущее.

Считается, что адуляр помогает найти верное решение в сложной ситуации. Для этого после восхода Луны надо взять камень в руки, подставить его под лучи ночного светила и сосредоточиться на своем вопросе. Скорее всего, камень «подскажет», что нужно делать – верное решение само придет в голову.

Из-за необычного переливчато-белого цвета с голубоватым или желтоватым отливом его называли «лунной пеной» – верили, что камни эти суть застывшие слезы лунной богини; он обладает иризацией и как будто имеет внутри себя собственный источник сияния, он всегда разный, изменчивый, чуть заметно переливается всеми красками радуги.

В древнегреческой мифологии лунный камень фигурирует как дар северного края гипербореев. Борей олицетворял северный ветер, и именно в далекой северной стране – «за Бореем» – жил этот сказочный народ. Гипербореи все как один были чрезвычайно жизнерадостными и талантливыми по части музыки, танцев и песен. Из их страны в остальной мир, по преданию, привозили лунные камни, которые несли в себе заряд гиперборейской жизнерадостности, а также магическую силу: давали возможность прикоснуться к мистическим откровениям и видениям.

Другая древняя легенда рассказывает, что лунный камень создал Сатана. Он видел, как Ева любуется красивыми цветами Эдема, и захотел, чтобы ее внимание переключилось на его творение. Так появился прекрасный камень с необъяснимым волшебным сиянием. Конечно, драгоценность не могла не восхитить Еву. Согласно легенде, это положило начало пробуждению в людских сердцах алчности.

Адуляр не носят постоянно – его можно надевать в период от новолуния до полнолуния, на ущербной Луне он становится настоящим энерговампиром, ослабляя своего владельца. Наиболее мощно он проявляет свои качества по понедельникам. Носить камень лучше всего на шее или груди, либо в кольце на безымянном пальце, оправлять в серебро. Брошь с лунным камнем, носимая на уровне сердца, привлечет к вам настоящую любовь и пробудит в вашей душе ответное глубокое чувство; этот камень является великолепной «терапией» против одиночества. Он сразу реагирует на охлаждение чувств: тускнеет, меняет насыщенность.

Под воздействием Луны на Земле происходят приливы и отливы. Это свойство покровительствующего небесного тела переносится и на лунный камень. Он успокаивающе влияет на нервную систему, помогает противостоять стрессам, гасит вспышки гнева и других негативных эмоций.

Самое известное месторождение лунного камня (адуляра) находится на острове Шри-Ланка, именно оттуда долгое время поступали наиболее ценные высококачественные экземпляры. К сегодняшнему дню месторождения Шри-Ланки практически полностью истощились. В середине XX века месторождения его были открыты в США, в штате Виргиния. Кроме того, адуляр добывают в Индии, Бирме, Танзании, Австралии, Швейцарии, на Мадагаскаре. В России известны лишь отдельные случаи находки адуляра. Они были сделаны на Урале и в Сибири.

iknigi.net